Глава 100. Падение

Когда Юнь Чэ и Лан Сюэ Жэ так вдруг прыгнул вниз, Сяо Цай Хэ был застигнут врасплох. К тому времени, когда он остановил Ястреба Неистового Шторма, он уже не мог увидеть их силуэты.

 — Хммм, они должно быть психи! Даже я разбился бы в лепешку, если бы спрыгнул с такой высоты. Но паршивец был ранен жезлом ядовитого огня, так что он уже обречен на смерть.

Земля под ними оказалась огромной территорией дикой природы. Даже в спокойной обстановке она пронизана чувством опасности. Он был уверен, что два человека, которые спрыгнули вниз были обречены на смерть, однако, Юнь Чэ взял все из их сокровищницы секты, таким образом, у него может быть предмет с достаточным пространственным объемом способным содержать все эти украденные вещи. Жив или мертв, Юнь Чэ, не имеет значения; что было более важным это найти их сокровища секты.

С самой высокой возможной скоростью, Сяо Цай Хэ полетел прямо вниз. Как только приземлился, он подвергся сильной атаке от дикого духовного зверя истинной ступени внутренней энергии. Он ударил ладонью, чтобы быстро устранить его, но он не ожидал, что его атака случайно поразит осиное гнездо. Большая группа духовных зверей истинной ступени заревели со всех сторон, лишая его любых вариантов, кроме как в страхе быстро убегать.

Дикая местность растянулась на сотни миль. На протяжении более четырех часов, Сяо Цай Хэ искал, словно полицейская ищейка, пока небо окончательно не потемнело; однако он не нашел ни малейших следов их присутствия даже после столь продолжительного неустанного поиска. Популяция духовных зверей здесь была неожиданно плотной, и большинство из них имели свирепый агрессивный характер. Несмотря на поиски всего в четыре часа, он подвергся уже десяткам нападений. Среди них даже находился низкоуровневый духовный зверь земной ступени. Несмотря на то, что ему удалось сбежать с помощью Ястреба Неистового Шторма, все его тело до сих пор было в холодном поту.

Площадь зоны обитания агрессивных духовных зверей в этой области была аномально плотной. Прошло достаточно времени для всех этих агрессивных животных, чтобы растерзать труп Юнь Чэ, не оставив от него и кусочка, что делает его поиск невозможным. В таких размышлениях, под сгущающийся мрак, у Сяо Цай Хэ уже не было выбора, кроме как отказаться от поиска, на Ястребе Неистового Шторма он полетел в направлении города Восходящей Луны.

————————————————

Для Юнь Чэ заставить Лан Сюэ Жэ обнять его, и прыгнуть вниз вместе было решением из безвыходной ситуации, сделанным от отчаяния. Это было потому, что если бы они не прыгнули, они бы определенно умерли от рук Сяо Цай Хэ. Но спрыгнув, они определенно выживут.

Потому что была Жасмин.

 — Ты сошел с ума?! — Действия Юнь Чэ вызвали у Жасмин большой шок.

Когда его тело быстро падало вниз, другое, мягкое и теплое тело крепко обнимало его. Тем не менее, у него не было времени, чтобы насладиться таким удивительным ощущением. Он поднял левую руку и семь различных видов лекарственных трав быстро появились в слабой хватке его ладони. Под его легким нажимом, семь лекарственных трав превратилась в одну таблетку после обработки Ядовитой Небесной Жемчужиной. Затем он с усилием забросил лекарственную таблетку в рот и насильно проглотил ее. После этого, он, наконец, в спешке заговорил с Жасмин:

 — Жасмин, вы не должны пытаться спасти меня! Иначе вы умрете! Сейчас, попробуйте передать мне часть вашей силы, достаточной для меня, чтобы использовать Технику Абсолютной Левитации.

После убийства Огненного дракона, мощный яд в теле Жасмин сделал ее неспособной использовать свою силу на протяжении трех месяцев. Однако, если небольшая часть ее силы будет предоставлена Юнь Чэ без ее личного использования, эффект рикошета определенно снизится достаточно сильно. Однако…

 — Техника Абсолютной Левитации? Разве ты не знаешь, что для того, чтобы использовать Технику Абсолютной Левитации, твоя сила должна быть, по крайней мере, небесной ступени! С твоим текущим телом, как это возможно для тебя выдержать способности небесной ступени! Если что-то пойдет не так, в течение активации, твои внутренние каналы немедленно разорвет! 

 — Не забывайте, что мои нынешние внутренние каналы это каналы Злого Бога! Я уверен, что они не будут уничтожены, так легко! Кроме того, мне не нужно использовать ее долгое время; только несколько секунд прямо перед нашим падением на землю будет достаточно!! 

Рядом с его ухом, звук ветра становился все более и более пронзительным. Вид пейзажа под ними также быстро увеличивался все с большей скоростью. Глаза Лан Сюэ Жэ были плотно закрыты, ее руки подсознательно сжимались, держась за Юнь Чэ. Это было не столько для его защиты, сколько из подсознательного страха.

Его сознание ослабло, но Юнь Чэ твердо удерживал свои глаза широко открытыми, он сосредоточился на виде под ними. Сдерживающее давление ветра под его ногами отчетливо изменилось, а это означало, что они были уже очень близко к поверхности земли. Через несколько вдохов, они яростно врежутся в землю.

 — Жасмин!!!

Прокричав в своем сознании, он почувствовал, что несравненно большая мощь стала дико вливаться в его внутренний каналы…. Это была огромная сила, которая заставила его почувствовать, что он может управлять пространством, но этой мощи было достаточно, чтобы мгновенно разорвать его внутренний каналы.

Юнь Чэ широко раскрыл глаза, и его взгляд мгновенно обострился. Он начал выпускать внутреннюю силу без промедлений; часть была направлена против потока воздуха под ними, а другая часть была направлена на то, чтобы защитить область вокруг его тела. Внезапно, как будто их что то поймало, скорость падения его и Лан Сюэ Жэ сильно уменьшилась. Она становилось все более и более медленной… Но за такой короткий промежуток времени, даже для мощи небесной ступени внутренней силы, было просто невозможно, полностью остановить чрезмерную скорость падения. В момент, прямо перед падением на землю, их скорость была еще довольно велика… Юнь Чэ схватил руку Лан Сюэ Жэ и без колебаний с силой оттолкнул ее нежное тело вверх.

Лан Сюэ Жэ сразу же открыла глаза и увидела легкую улыбку, задержавшуюся в уголках губ Юнь Чэ. Тем не менее, эта улыбка постепенно удалялась от ее глаз …. В этот момент она почувствовала, что ее сердце заполняется теплом вместе с горечью. Она открыла губы, но было уже слишком поздно, чтобы, что-то сказать.

Бэнг!!!

Тело Юнь Чэ, наконец, достигло земли. После сильного удара, твердый грунт сразу растрескался на множество частей. Он даже не успел почувствовать боль, его сознание мгновенно погасло.

 — Младший брат Юнь!!

Только после того, как прошло четыре вдоха с падения Юнь Чэ, Лан Сюэ Жэ наконец, достигла земли. Когда он толкнул Лан Сюэ Жэ, его сила была очень мягкой, но неожиданно долгой. Это было похоже на мягкий, но непреодолимый всплеск ветра, который постепенно замедлил ее спуск; пологий до такой степени, что около десяти метров от земли, она фактически остановилась в воздухе. Когда она упала, это было, как упасть с высоты пары метров.

На такой высоте, было практически невозможно, для нее, получить какие-либо травмы. Лан Сюэ Жэ очень мягко приземлилась на ноги, а затем бросился к Юнь Чэ, словно обезумев. Увидев страшную гигантскую воронку под ним и трещины на земле, которые простиралась более чем на десять метров, она зарыдала навзрыд.

 — Младший брат Юнь! Младший брат Юнь!… Младший брат Юнь!!

Лан Сюэ Жэ опустилась на колени рядом с телом Юнь Чэ и скорбно звала его. Она, не проронившая ни единой слезинки на протяжении более десяти лет, в настоящее время окончательно разрыдалась. Ее слезы текли, подобно нахлынувшему наводнению и быстро покрыли все ее лицо. Несмотря на то, что она сильно сжала свои губы, она не могла заглушить всхлипы, несмотря ни на что.

Она сказала Цинь Ву Ю до этого, что Юнь Чэ был тем кто, придавал чести и дружбе большое значение. Если бы ему помогли в трудные времена, он бы определенно вернул долг. По крайней мере, он не отказал бы в ее просьбе, когда придет время. Перед внешним отделением секты Сяо, она действительно спасла его, используя своего духовного зверя, чтобы сбежать от преследования Сяо Цай Хэ. Тем не менее, она никогда не догадывалась, что он отплатит таким рьяным и решительным образом; что он отчаянно защитит ее, используя свое тело и жизнь два раза подряд.

В этом мире есть много людей, которые были добры к ней, а также еще много, которые отчаянно старались угодить ей. Но от юности до взрослой жизни, она увидела достаточно черствости, видела достаточно неискренности и бездушия, увидела достаточно зловещих намерений, скрытых под сладкими речами… Среди всего этого были даже самые близкие члены ее семьи. Время от времени ее это обескураживало, доводя практически до отчаяния. В противном случае, она бы не ушла из дома, чтобы посетить семь академий в течение этих двух лет, все для того, чтобы в миг лишиться последней надежды.

Ее теплая и нежная забота о других была связана с ее природой. Но она, страдая из-за слишком частой апатии и травм, никогда не открывал свое сердце кому-либо. Каждый раз, когда она говорила и смеялась с людьми, ее сердце было за десятки тысяч миль.

Она никогда бы не догадалась, что в этом мире, был человек, который, в ее самый опасный час, был готов отдать свою жизнь, чтобы защитить ее. По крайней мере, ее семья не сделала бы этого, и уж тем более ни один из тех льстецов, что пытались угодить ей…

Но Юнь Чэ, этот маленький младший брат, которого она пыталась найти, вызвал переполох в глубине ее сердца, заставил ее слезы литься ручьем. Кроме того, он заставил ее понять, в первые в жизни, что в этом мире, действительно существовал человек, который был бы готов защищать ее, ценной своей жизнь …. И к тому же, дважды.

Тем не менее, она, возможно, поняла это слишком поздно; потому, что в тот момент, когда она поняла это, этот человек вероятнее всего больше некогда не очнется. Такое ужасное падение было абсолютно невозможно пережить для того, кто находился только на продвинутой ступени внутренней силы. Единственным исходом была смерть.

Сердце Лан Сюэ Жэ охватила ужасная боль, и слезы полностью затуманили ее взор. В своем бедственном положении, она не заметила, что, хотя удар Юнь Чэ оставил такую огромную воронку и так много трещин на земле, фактически не было никаких признаков крови под его телом.

В разгар плача, она вдруг почувствовала теплое прикосновение к ее ладони. В тот же миг, как если бы ее ударило током, все ее тело задрожало, она широко раскрыла свои красивые глаза. Через ее еще мутный взор, она увидела, что Юнь Чэ медленно открывает глаза. Из-за того что она плакала слишком сильно, ее лицо было полностью размазано от слез, но он нежно посмотрел на нее и улыбнулся. Его руки точно лежали в ее ладонях, говоря ей, что он не умер.

 — Младший брат Юнь… — Лан Сюэ Жэ вдруг ощутила, как будто внезапно вырвалась из ада и попала на небеса. От такой сильной неожиданности, даже ее голос дрожал, — Вы … Вы в порядке?

 — Изначально …. Я умер. — Юнь Чэ слегка пожевал губами и заговорил хриплым и слабым голосом. Но его легкая улыбка на уголках губ как всегда не могла пропасть из за его характера, — Но Яма сказал мне, что здесь была красивая и добрая девушка, которая так несчастно плачет из-за моей смерти, что даже он не мог видеть этого больше, так что он …. послал меня обратно … 

На стыке печали и удивления, Лан Сюэ Жэ не знала, должна ли она плакать или улыбаться. Несколько смутившись, она вытерла слезы с лица и очень старалась придать ему укоризненное выражение. Тем не менее, это укоризненное выражение было как цветение груш после дождя оно был неописуемо прекрасным и изменчивым:

 — Вы дошли до такого состоянии, но … все же вы до сих пор не забываете быть беззастенчивым болтуном. В будущем, кто знает, сколько девичьих сердец разобьет ваш рот.

 — Хехе … — Засмеялся Юнь Чэ. Как только он издал смешок, его раны были задеты и боль, вызвала спазмы, отразившиеся на лице, — Разве, возможно …. навредить старшей сестре … 

С первого дня встречи до сих пор, прошло не  слишком много разговоров между Лан Сюэ Жэ и Юнь Чэ. Кроме того, большая их часть состояла из немногих дразнящих шуток. Она уже привыкла слышать такие слова из его уст, и она думала, что они были смешными и занятными. Но на этот раз, она вдруг почувствовала необъяснимую и непонятную дрожь в глубине сердца. Она зашевелила губами, и как раз собиралась ответить, но обнаружила, что Юнь Чэ уже закрыл глаза и потерял сознание.