Глава 111. Фрагменты всемирной Оды Феникса (часть 6)

Скрип...

Бамбуковая дверь в комнату осторожно открылась, и девушка с хрупкой фигурой вошла в нее, неся бамбуковую корзину выстиранного белья. Она выглядела на двадцать три, двадцать четыре года, но имела нежную и чарующею ауру, как у пятнадцати- или шестнадцатилетней девочки-подростка. Она была тихой и очаровательной, как гибискус под светом луны. Она была одета в грубую серую одежду, которая не могла скрыть ее звёздный, привлекательный нрав, это было, как если бы она была дождем на склоне горы. Особенно ее глаза. Они были яснее, чем чистейшие кристаллы, их красоты хватило бы, чтобы остальной мир потерял свой цвет при сравнении с ней.

Четко видя, где он был, Юнь Чэ уже ожидал ее увидеть. Тем не менее, в долю секунды, когда она открыла дверь и вошла, его сердце начало сильно биться. Его взгляд был прикован к ней, он мог только тупо смотреть. Как будто весь мир лишился всех цветов в этот один миг, и осталась только ее фигура. Все его эмоции, все его мысли, все его убеждения, все они начали окончательно и яро бурлить... В том году она умерла в его объятиях. После того, как он выплакал все глаза, он считал, что никогда не проронит слезинки за всю свою жизнь. Но в этот момент он почувствовал, как самовольно неконтролируемые слезы хлынули вниз по его щекам...

Его сердце билось, как если бы эмоции, которые больше ему не принадлежали, переплелись в хаосе. Он забыл, где он был, забыл, что он все еще проходит испытание. На данный момент, все его эмоции собрались вместе и превратились в страшный крик, который шел прямо из его души...

 - Лин-эр… Лин-эр!!

Бэнг!

Бамбуковая корзина из рук девушки упала на землю. Увидев Юнь Чэ, который сидел на кровати, ее прекрасные глаза наполнились сердечной радостью и удивлением. Она бросилась к кровати, ее лицо было взволнованным, но она заставила свой голос стать очень мягким и нежным:

 - Большой Брат Юнь Чэ, ты не спишь ... Твое тело еще болит? Чувство дискомфорта есть где-нибудь? 

Лицо девушки в дюйме от него, девичий запах, принадлежавшей исключительно ей, тяжело повлияли на душу Юнь Чэ. Ее глаза наполнились до краёв счастьем, беспокойством, тревогой, в них скрывалась глубокая печаль и тоска... Это был так же, как в его воспоминаниях, также как бесчисленное количество раз, когда она появилась в его мечтах. Только, он никогда не смел, думать, что для него было возможно в один прекрасный день, снова увидеть эту прекрасную пару глаз.

Его ошеломление постепенно росло от увиденного. Его губы не переставали дрожать, но он не мог произнести ни одного слова. В этот момент его мысли полностью запутались. Единственное, что осталось эта фигура перед его глазами, которая отпечаталась так глубоко в его душе, что даже смерть не могла его заставить забыть. Не заботясь ни о чем, он распахнул его еще забинтованные руки и, под удивленный "Ах!" Лин-эр, крепко обнял ее, так сильно, как если бы он боялся, что она оставит его, если он хоть немного ослабит хватку.

 - Большой Брат Юнь Чэ ... - Тело Лин-эр замерло на некоторое время, прежде чем она обняла его в ответ, подавшись всем телом к его груди и тихо прошептав.

 - Лин-эр… Лин-эр… Лин-эр…

Юнь Чэ знал, как неприличен он был в тот момент. Его сердце было в состоянии полного хаоса. Через свои вопли, он мог ясно слышать плач и чувствовать слезы, которые, не останавливаясь, стекали по его лицу.

После той болезненной потери, это была ситуация, которую можно представить только в своих мечтах. Тепла в его сердце было почти достаточно, чтобы остановить его биение, это заставило его чувствовать себя так, что даже если бы он прямо сейчас умер, он все равно был бы полностью удовлетворен. Если бы это было возможно, он хотел бы, навсегда ее обнять и никогда не отпускать ее снова, независимо от того, насколько огромную цену, он должен был за это заплатить.

За все эти годы, он так привык к ее присутствию, используя ее дом как свою собственную безопасную гавань. Каждый раз, когда он был весь окровавлен и умирал, он отчаянно полз к крыльцу этого маленького дома, который она построила своими собственными руками ... Каждый раз, когда он нуждался в тепле, никто не мог ему помешать приехать сюда ... Каждый раз, в бешенстве и сойдя с ума, он также всегда приходил сюда, чтобы найти покой. И она всегда залечивала раны на его теле и в душе, снова и снова. Она пойдет к ручью, чтобы поймать рыбу для него, погладит его по спине, как будто уговаривая ребенка поспать... Он был слишком насторожен и просыпался каждые полчетверти часа, каждый раз, когда засыпал. Только с ней здесь, он, наконец, мог спать до полудня следующего дня.

Она была его единственным источником тепла тогда.

Тем не менее, его глаза были ослеплены ненавистью. Он поставил месть в качестве единственной цели своей жизни и это уже стало привычкой... Только в тот день, когда он ее потерял, он по-настоящему понял, что эта девушка уже давно стало более важна, чем его жизнь и месть.

Снова и снова, она просила его больше не искать мести, со слезами на глазах. Это была ее единственная просьба среди всех ее бескорыстных жертв и даров, но он никогда не слушал... Даже в последние мгновение своей жизни, она все еще просила его не мстить ни за своего мастера, ни за нее… Это было не потому, что те, кто убил ее были ее собственной семьей, а потому, что она так сильно хотела чтобы он перестал жить жизнью полной бесконечной мести и ненависти.

Независимо от того, сколько боли он вынесет или сколько он будет сожалеть, то, что было потерянно, никогда не вернется снова. Если бы он мог, он был бы готов отдать все, что имел, даже если бы это были его собственные жизнь и душа.

 - Лин-эр… Лин-эр… Лин-эр…

Он держал Лин-эр в своих плотных объятиях. Снова и снова, с каждым всхлипом, он хотел бы никогда не просыпаться от этого сна. Блаженное чувство восстановления того, что он когда-то потерял было настолько теплое, что он не мог описать его любыми сказанными словами.

 - Большой брат Юнь Чэ... - раздался шепот Лин-эр возле его уха, легкий и туманный, казавшийся почти сном, - Не думай о мести больше, ладно? Душа твоего мастера на небе, безусловно он также не хотел бы видеть тебя в таком состоянии... Не важно что, я пообещаю тебе это, до тех пор, пока ты обещаешь, что не будешь стремиться больше отомстить... Мы оба можем остаться в этом бамбуковом лесу. Ты будешь сопровождать меня, а я тебя, навсегда ... Целая жизнь ... Я буду твоей самой нежной женой ... и никогда не оставлю тебя... Хорошо?

Ее аромат, ее голос и ее слова, все они были так знакомы. Они были точно запахом и голосом, которые принадлежали ей. И даже более того, это были слова, которые она говорила ему много раз, прежде чем ... В прошлом, когда она сказала эти слова, он почувствовал внутри своего сердца волнение, но сразу после, оно было намертво похоронено под его ненавистью...

Потеряв ее, он мечтал много раз: если бы он мог повернуть время вспять, если бы небеса дали ему еще один шанс, он никогда бы снова не отверг ее, абсолютно нет.

Без каких-либо колебаний, он кивнул с чрезвычайной силой, кивнул пять или шесть раз подряд, и настаивал хриплым голосом:

 - Да! Да! Лин-эр, я буду слушаться тебя. Я обещаю тебе, я больше не буду искать мести никогда. В будущем, ты будешь моей жизнью, Твоя жизнь, будет моей жизнью. Где бы ты ни была, я буду рядом с тобой навсегда, наблюдая за тобой, и мы никогда не расстанемся ни в жизни, ни в смерти!! 

Каждое предложение, каждое слово, и каждая малейшая эмоция пришли из глубин его души. Как он жаждал выкрикнуть ей эти слова все эти годы.

Лин-эр заплакала от счастья, ее нефритово-белые руки крепко обняли его:

 - Большой Брат Юнь Чэ, вы имеете в виду то, что вы говорите, на самом деле? 

 - Я серьезен. Каждое слово, которое я сказал, реально. Если я солгал, пусть меня уничтожат небеса. - Юнь Чэ произнес каждое слово с утверждением.

Сказав эти слова, он закрыл глаза, выражение его лица было настолько мирным и удовлетворенным. Он почувствовал острый холодный объект глубоко пронзивший его в спину. Кровь резко хлынула, его сознание быстро рассеивалось под тяжестью...

Сцена перед его глазами исказилась и исчезла, мир вновь вернулся в темноту. Юнь Чэ открыл глаза. Перед его взором, были два гигантских, золотых глаза.

 - Я провалился. - Юнь Чэ самоуничижительно монотонно рассмеялся. - Первоначально, я думал, что, с моим состоянием сознания, я был в состоянии легко пройти третье испытание. Но я был слишком высокого о себе мнения. Хе-хе, я, должно быть, разочаровал вас. Мое стремление к силе не так решительно, в конце концов.

Голос духа феникса проговорил:

 - Ответ вашей души говорит мне, что вы знали, что это всего лишь иллюзия, с самого начала, и что вы, очевидно, видели кинжал возле кровати. Вы также четко знали, что если бы вы остановили этот кинжал и ударили девушку, то смогли бы покинуть иллюзию и легко пройти это испытание. Почему вы предпочли остаться в иллюзии и даже обманули себя, полагая, что это было реальностью? Разве, в вашем сердце, великая сила, которую вы можете мгновенно получить, может сравниться с тем, что было временной иллюзией? 

 - Я не мог сделать это. - Юнь Чэ медленно покачал головой, - Эта иллюзия пришла из самых драгоценных воспоминаний в моей душе. Несмотря на то, что это всего лишь иллюзия, она глубоко запечатлелась в моей душе как истинное счастье. Вы не сможете понять, как дорога эта девушка мне, и вам не понять, как сильно я ей должен. Даже если это был всего лишь сон, даже если ценой этому будет потеря величайшей силы, я бы никогда не захотел причинить ей вред.

 - Даже если это так, почему вы не увернулись, или хотя бы не оттолкнули ее, когда вы явно почувствовали, что она взяла кинжал, чтобы нанести вам удар? - Дух феникса спросил озадаченным тоном.

Юнь Чэ смеялся, но это был смех печали:

 - Я знал, что это была иллюзия, Вы силой создали ее на основе моих воспоминаний ... Моя Лин-эр, даже если бы она должна была умереть сама, не смогла бы причинить мне никакого вреда. Тем не менее, я готов умереть от ее руки, что значит эта жизнь по сравнению с тем, что я ей должен? Быть в состоянии умереть от ее рук, даже если это была всего лишь иллюзия, это бы позволило немного облегчить вину, в моём сердце.

Дух феникса молчал в течение долгого времени.

 - Я жажду силы, но в этом мире, есть много вещей, которые гораздо важнее для меня, чем сила. Моя нужда в силе была от того, что мне нужно защитить вещи, которые важны для меня. Кажется, что я не обречен, не квалифицирован, чтобы получить силу феникса... Тем не менее, даже если я не прошел испытание, я уже доволен. Поскольку эта тренировка позволила мне увидеть и снова держать ее в объятиях. Она даже позволила мне озвучить обещание, что я хотел дать ей, хотя бы в мечтах... 

Юнь Чэ смеялся, он смеялся очень тепло, без каких-либо следов нежелания или сожаления.

 - Кажется, что девушка, которую вы зовете Лин-эр, должна быть действительно очень важна для вас. А также из-за нее, ваша внутренняя сущность держит тяжелое чувство сожаления. Однако, вы не должны хоронить это сожаление в глубине своей души. Вы прошли через цикл реинкарнации благодаря Небесному Духовному Сокровищу, оно вмешалось в судьбу мира. Под эффектом бабочки, время, измерение, и миры также изменяться. Ваше сожаление и долг, вы, возможно, еще не потеряли свой шанс, отплатить за них.

"Вы прошли через цикл реинкарнации благодаря Небесному Духовному Сокровищу." Это предложение заставило сердце Юнь Чэ сильно застучать. Он смотрел прямо на золотой глаз перед ним и не смог ничего сказать в течение долгого времени.

Небесное Духовное Сокровище... Пройти через реинкарнацию ... Может быть, он действительно видел, что он проживал две жизни? И причина, почему он проживал две жизни ... Был благодаря способности Небесного Духовного Сокровища, позволяющей пройти через цикл реинкарнации?

Небесное Духовное Сокровище... Жасмин упомянула, что Ядовитая Небесная Жемчужина в его теле была одним из этих Небесных Духовных Сокровищ. Но способности Ядовитой Небесной Жемчужины были сосредоточены вокруг ядов, медицины, очистки и пространства. Что это за сокровище, что оно может провести через реинкарнацию?

Что касается второй половины выссказывания, он был совершенно не в состоянии понять эти слова. Он испытывающе спросил:

 - Что Вы имеете в виду под словами, которые сказали?

 - Хе-хе ... - дух феникса загадочно засмеялся, - Это хорошо для вас, понять только половину, но не остальные небесные тайны, которые не могут быть раскрыты. Вместе с вашим прогрессом, ваша сила продолжит расти в этом мире, и вы в один прекрасный день поймете, все это.

Юнь Чэ впал в глубокую задумчивость, а потом кивнул:

 - Дух Феникса, хотя вы подделали иллюзии из моих воспоминаний и заставили Лин-эр заколоть меня, что было довольно неприятно, я до сих пор благодарю вас. Но так как я не смог пройти это испытание, в конце концов, я должен просто сейчас уйти. 

 - Нет, еще не время для вас уходить. Потому что вы, уже успешно прошли третье испытание. Поздравляю, человека, который несет силу Злого Бога. За эти бесчисленные года, вы восьмой претендент, который решил отказаться от своей силы, а не повредить иллюзии своего любимого человека. Вы заслужили право унаследовать дар Феникса.