Глава 153. Цан Юэ

Наконец, поединок между Юнь Чэ и Мужун И завершился. Такой результат был за пределами всеобщих ожиданий, что повергло всех в глубокий шок. Естественно, после такого, имя Юнь Чэ разлетелось, словно шторм по всей Академии Голубого Ветра и даже по всей столице Империи Голубого Ветра.

Второй уровень Истинной ступени внутренней силы побеждает кого-то на девятом уровне Истинной ступени внутренней силы в прямом столкновении. Одного только этого пункта было достаточно, чтобы потрясти весь город. Однако Юнь Чэ, в возрасте семнадцати лет, находясь только на втором уровне Истинной ступени , мог управляться с Колоссальным Мечом Повелителя, которым никто успешно не владел уже сотни лет, по-своему желанию. Этот дополнительный факт добавил множество красок к его легенде.

За короткое время, на основе слухов о поединке, бесчисленное количество восторженных прозвищ было придумано для Юнь Чэ. Например: «Звезда №1 Академии Голубого Ветра», «Гений №1 Академии Голубого Ветра за последние несколько сотен лет», «Несравненный Демон, способный бросить вызов любому со ступенью силы выше своей», и даже «Будущая опора Императорского Дворца Голубого Ветра».

За ночь, из никому не известного паренька, Юнь Чэ стал тем, кто был известен, казалось, всему городу. После распространения бесчисленных версий слухов, он стал целью зависти и поклонения бесчисленных молодых практиков.

Юнь Чэ же, до всего этого, не было совершенно никакого дела.

После того, как сражение с Мужун И закончилось, Лан Сюэ Же пришла навестить Юнь Чэ.

Рана в талии Юнь Чэ не была легкой, так как она была, по крайней мере, в полдюйма глубиной и, кровоточа, запятнала значительную часть его одежды. После того, как Лан Сюэ Же очистила его рану, она с осторожностью обработала ее лекарствами, приготовленными ею заранее, после чего плотно забинтовала рану. Хотя повреждение, которое он получил, было намного легче, чем она ожидала, шокирующая рана, и пятна крови отзывались болью в ее сердце.

«Старшая сестра, не волнуйтесь из-за этой небольшой царапины. Нечто подобное быстро заживёт» — Юнь Чэ слегка улыбнулся. С телом, закаленным Великим Путем Будды, он смог почти полностью оправиться всего через десять дней, когда Маленькая Фея чуть не убила его, поэтому о такой маленькой ране как эта можно было просто не беспокоиться.

Все это время его нежный пристальный взгляд был на Лан Сюэ Же. Действия Лан Сюэ Же были грубы и неуклюжи, очевидно, что она редко или даже никогда прежде не обрабатывала чьи-либо раны. Вся его душа и тело заполнились теплотой от осознания этого.

«Но… новая одежда, сделанная для меня старшей сестрой, испортилась» — Юнь Чэ поднял тренировочную одежду, которая была большей частью запятнана, свежей кровью и имела большую дыру. Его голос прозвучал подавленно.

 

«Не беспокойся, я могу сделать для тебя еще. Пока с тобой все в порядке». Закончив вязать последний узел Лан Сюэ Же устало вздохнула, на ее лице выступили капельки пота. Она все еще ясно помнила момент, когда Юнь Чэ был поражен копьем Мужун И. В тот момент она почувствовала, как будто её сердце упало в самую глубокую пропасть. Хотя текущая рана Юнь Чэ отзывалась болью в ее сердце, в то же время, она чувствовала, как будто возвратилась к небесам.

«В самом деле?». Услышав слова Лан Сюэ Же, Юнь Чэ, немедля, радостно рассмеялся: «Такого рода обещания девушка могла бы дать только своему мужу, знаешь ли… Старшая сестра, ты наконец-то готова быть вместе со мной?»

«Ты… Ты!» — всё лицо Лан Сюэ Же мгновенно залилось краской, испытывая противоречивые чувства. Она нервничала, и придать лицу спокойный вид смогла лишь с большим усилием. «Хмпф! Ты женатый развратник! Я должна всё-таки отчитать тебя за оскорбления, нанесенного мне прежде! Как смеешь ты переходить эту черту! В следующий раз… В следующий раз, не смей… Ты не должен ещё раз украсть мой поцелуй!»

«Ну, если я не могу украсть твой поцелуй… Тогда это означает, что я должен поцеловать тебя первым?» — Юнь Чэ издал смешок. Строгое лицо Лан Сюэ Же не выражало и толики испуга, скорее наоборот, включало оттенок намека женственной привлекательности.

С точки зрения отношений, опыт Лан Сюэ Же походил на абсолютно чистый лист бумаги. Как она могла сравниться с Юнь Чэ? С такой прямолинейностью от Юнь Чэ ее чувства запутались еще больше, чем были до этого. Прежде, чем она успела что-либо обдумать, чтобы отказать, ее рука ощутило тепло. Ее маленькая ручка уже оказалась в руке Юнь Чэ. Перед нею Юнь Чэ тепло улыбался, поскольку его лицо медленно приближалось, ближе и ближе. Человек, который заставлял ее сердце биться быстрее, медленно приближался.

«Ах… Что ты пытаешься сделать?» — нервно спросила Лан Сюэ Же инстинктивно отстранившись.

«Недавно я украл поцелуй и напугал старшую сестру. Это было моей ошибкой. Таким образом, чтобы вернуть его старшей сестре, я должен еще раз серьезно поцеловать старшую сестру».

Юнь Чэ мягко произнес эти слова. Каждое его слово действовало на Лан Сюэ Же, заставляя ее сердце биться чаще. Во время ее полного замешательства лицо Юнь Чэ оказалось уже очень, очень близко. Она могла ясно чувствовать его теплое дыхание, мягко ласкающее ее лицо. Если бы она слегка не отстранилась, то в следующую секунду его губы еще раз достигли бы её.

Её здравый смысл подсказывал ей, что она должна немедленно отступить, но женщины никогда не были существами, которые руководствовались здравым смыслом, когда это действительно было необходимо. Ее сердцебиение безумно ускорилось, застенчивая краснота её лица уже распространилась ниже шеи, но она всё ещё оставалась неподвижной, окончательно не отстраняясь, поскольку, глубоко в её сердце, она была не в состоянии отказаться от такого рода «нарушения». Скорее у неё было определенное чувство, тоски и ожидания, чего она не могла понять.

Внезапно, она почувствовала, касание к своим губам и как рука обвила ее талию. Её тело напряглось, её взгляд затуманился. Медленно она начала закрывать глаза.

 

Дверь в комнату с удара распахнулась, и сердечный голос с громким смехом распространился по комнате. «Ха-ха-ха! Юнь Чэ, вы маленький мошенник. Ваше выступление сегодня было просто превосходно! Как и ожидалось, вы меня в очередной раз приятно удивили. Поэтому я должен лично вручить вам эту Пилюлю Трансформации Золотого Дракона…»

Цинь Ву Ю вошёл в комнату с порывом ветра. Не сумев закончить свое предложение, он как будто врезался в невидимую каменную стену перед ним, его глаза резко расширились став ещё больше, чем у коровы. Представший перед ним Юнь Чэ был без одежды, его талия была забинтована, его левая рука плотно обвилась вокруг тонкой талии Лан Сюэ Же и в этот момент их губы соприкасались…

«Аах ~~!» — Лан Сюэ Же вскрикнула от шока, извернувшись из объятий Юнь Чэ со скоростью молнии. Она беспомощно обернулась и закрыла красивое лицо, полностью покрасневшее, своими руками.

Юнь Чэ, однако, держался хладнокровно. Когда он неудовлетворительно облизнул губы, он спокойно произнес: «Преподаватель Цинь, вы здесь».

«Я… я… я…». Цинь Ву Ю, один из немногих главных преподавателей Академии Голубого Ветра, был крайне ошеломлен. Его губы перекосились, его оторопевший взгляд показывал крайний испуг. Он начал говорить заикаясь: «Я-я… во… вошел не в ту комнату. В-в-в… вы… вы двое, продолжайте… продолжайте…»

Произнося это, Цинь Ву Ю отходил назад. Когда он достиг двери, он даже упал, споткнувшись об ступень в дверном проеме. Было очевидно, что он даже не пытался повернуться, чтобы посмотреть, куда он шел. После этого, изо всех сил пытался встать, не смея поднимать свою голову, чтобы бросить взгляд на них, он сбежал из комнаты.

Юнь Чэ наблюдал каждое его движение до момента, когда он сбежал. После чего мягко произнес: «Он уже так стар, но он всё ещё не в состоянии наблюдать старшую сестру вместе со мной и предпочел удалиться? Он действительно преувеличивает такие вещи. Ах… Старшая сестра, давай продолжим»

«Что… что продолжить?! Я… у меня всё ещё есть важные дела, мне надо ими заняться. Я не могу… я не могу больше тебя беспокоить!»

Одной рукой Лан Сюэ Же схватила порванную и пропитанную кровью тренировочную одежду Юнь Чэ, после чего не задерживаясь, выскочила из комнаты с залившимся в красный цвет лицом, оставляя след аромата после себя.

Юнь Чэ не стал ее догонять. Он поднял руку и прижал ее к губам, после чего с удовлетворением рассмеялся. Он тогда мягко пробормотал себе: «Вот почему, сила очарования человека, абсолютно не связана с тем, женат ли он…»

Юнь Чэ встал, накинул первую попавшуюся рубашку и пошел к двери. Как раз в то самое время, когда он собирался закрыть дверь, он видел, что Цинь Ву Ю возвращался с чрезвычайно странным выражением на лице.

«Преподаватель Цинь, на этот раз вы идете к правильной комнате?» — рассмеялся Юнь Чэ.

«Вы… вы мошенник». Уголок рта Цинь Ву Ю подергивался. Он издал длинный вздох пока шел по комнате. Он подошел к столу, наполнил для себя чашку чая из заварного чайника и вмиг опустошил её.

Юнь Чэ наблюдал за его действиями и независимо от того как это выглядело, старался подавить свое удивление.

«Преподаватель Цинь, вы пришли сюда лично, чтобы вручить мне Пилюлю Трансформации Золотого Дракона?» — Юнь Чэ сел напротив Цинь Ву Ю и задал этот риторический вопрос.

Однако Цинь Ву Ю, казалось, не заметил прозвучавшего вопроса. Вместо этого он уставился на него и сказал странным тоном: «Три месяца назад вы сказали, что вы и Лан Сюэ Же, во время путешествия… кхе… спали вместе. У меня были свои подозрения, но я не ожидал что, в-в-вы…»

Он действительно не мог найти правильные слова, чтобы описать свои мысли Юнь Чэ. Он ясно знал о личности Лан Сюэ Же. И даже если она оставила свою личность, её внешность была всё ещё беспрецедентной в стране. Число красивых молодых людей, которые попытались добиться её, только тех, о которых было известно ему, превышало количество пальцев на руках. Но даже притом, что Лан Сюэ Же была добра и нежена со всеми, у неё никогда не было более глубоких отношений с каким-либо одним человеком. Она была обременена слишком многими вещами в её сердце, и там совсем не было места для таких вещей.

Он не ожидал, что, мало того, что талант Юнь Чэ был пугающим вне всякого сравнения, и каждый раз превосходил все ожидания, он был даже экспертом соблазнения. Он фактически завоевал Лан Сюэ Же меньше, чем за полгода. Главным вопросом оставалось то, что Юнь Чэ не был знатного происхождения. Он не имел никаких родственников, не говоря уже о том, что был двумя годами, моложе, чем Лан Сюэ Же, и к тому же был женат! В глазах Цинь Ву Ю это было действительно, слишком нелогично!

«Мне нравится старшая сестра Лан Сюэ Же, и старшей сестре Лан Сюэ Же я так же нравлюсь. Разве это нечто ненормальное?» — спокойно произнес Юнь Чэ.

Цинь Ву Ю покачал головой, внимательно изучил глаза Юнь Чэ и сказал: «Тогда тебе известно о личности и происхождении Лан Сюэ Же?»

Юнь Чэ замер на мгновение и, покачав головой, ответил: «Я не знаю. Но по характеру старшей сестры и ее манере речи, и другим признакам, старшая сестра должна иметь благородное происхождение. Но я никогда не требовал от неё ответа на этот вопрос и так, же не пытался выяснить этого у кого-либо еще. Если она не хочет, чтобы я знал об этом, то я буду только мешать, спрашивая её. Она естественно скажет мне, когда решит, что настало время для того чтобы позволить мне узнать. Но она определенно не будет вредить мне и это — единственная вещь, которую я должен знать».

«Вы, не зная её личности, всё же смеете делать такие вещи. Вы по-настоящему… по-настоящему… агх!». Цинь Ву Ю еще раз вздохнул. Расстроенный он почесал голову, и затем, подняв голову, сказал: «Так как она всё ещё не сказала вам, позвольте рассказать мне, я признаю, что вы — гений, появляющийся раз в столетие. Не только я, даже мой старший брат Цинь Ву Шан был глубоко потрясен вашим выступлением сегодня. Но, вы всё ещё слишком молоды. Сейчас, вы всё ещё маленький неоперившийся юнец. Даже притом, что во всей Империя Голубого Ветра, в сравнении со всеми молодыми людьми вашего поколения, вы, без сомнений, находитесь на вершине. Однако если исключить ограничение возраста, ваша сила всё ещё находится в самом низу иерархии. В реальности у вас нет никакой силы, чтобы повлиять на кого-либо в империи».

 

“Я желаю, чтобы, после того как вы услышите это от меня, вы воспользовались возможностью, чтобы подумать о своих силах. Затем обдумайте, достаточно ли у вас способностей и решимости, чтобы контролировать то, что, вероятно, может произойти. Если вы думаете, что сможете действовать без страха перед последствиями, то вы должны иметь возможность защитить Лан Сюэ Же. Если вы не уверены в этом, то, пожалуйста, возьмите на себя инициативу отдалиться от неё. Для её будущего, и особенно, для вашей собственной жизни».

«…». Слова Цинь Ву Ю были чрезвычайно тяжелы. С тяжелым сердцем Юнь Чэ наморщил брови и спросил с серьезным выражением: «Личность старшей сестры Лан Сюэ Же?..»

Каждое слово, которое сказал Цинь Ву Ю, было четко и ясно сформулировано: «Цан Юэ, единственная дочь текущего Императора Голубого Ветра, и единственная принцесса Императорского Дворца Голубого Ветра, названная ‘Принцессой Голубой Луны».

“…”. Внутренне Юнь Чэ напрягся, и его зрачки задрожали.

“Имя Лан Сюэ Же, происходит от её матери. Фамилией матери принцессы Цан Юэ была “Лан”, она скончалась, когда принцессе было четырнадцать лет. Прежде, чем она скончалась, она поменяла имя принцессы на ‘Цан Юэ’, надеясь, что она останется столь же чистой, как белый снег и останется далеко от жестокости и грязи этого мира. Вероятно, в то время, её мать уже чувствовала приближение кризиса во дворце и надеялась, что принцесса Цан Юэ будет вдали от хаоса, что позволит защитить её собственную жизнь».