Глава 16. Молодой мастер Сяо, ищущий смерти.

 — Э? Брат Юй Лун? Что случилось? — Сяо Чэ быстро встал со встревоженным взглядом.

На лице Сяо Юй Луна появилась жестокая и уродливая улыбка, он стряхнул осколки разбитой чашки из руки.

 — Ничего. Я был неосторожен и потерял контроль над своей силой.

Выражение лица Сяо Яна было не намного лучше, чем у Сяо Юй Луна. Он выглядел как человек, только что проглотивший дохлого таракана.  Услышав слова Сяо Юй Луна, он быстро сказал:

 — Я знаю. Безусловно, это потому что старший брат совершил ещё один прорыв Внутренней силы. Сразу после прорыва Внутренняя сила иногда выходит из-под контроля.

 — Вот оно что! — до Сяо Чэ, казалось, вдруг дошло, он сказал — Старший брат Юй Лун неожиданно сделал ещё один прорыв, поздравляю! Я слышал, что брат Юй Лун достиг третьего уровня Продвинутой ступени три месяца назад. Прошло всего три месяца, а ты сделал ещё один прорыв! Не зря тебя считают лучшим в нашем поколении. Похоже, кроме брата Юй Луна у Секты Сяо другого выбора нет.

Лицо Сяо Юй Луна передёрнулось. Он встал, пытаясь успокоить бурю в своём сердце и сказал с вымученной улыбкой:

 — Брат Сяо Чэ льстит мне. Но то, что я совершил ещё один прорыв, правда. Поэтому моя Внутренняя сила немного не стабильна. Я должен немедленно её стабилизировать и не могу больше развлекать вас…

 — Конечно, никаких проблем! — Сяо Чэ махнул рукой, кивая с пониманием. — Конечно, брат Юй Лун, стабилизировать Внутреннюю силу важнее… Поэтому я не буду больше беспокоить брата Юй Луна. Спасибо тебе за сегодняшнее приглашение и гостеприимство. Через несколько дней, когда Секта Сяо выберет брата Юй Луна, я первым приду поздравить тебя.

Сказав это, Сяо Чэ вежливо поклонился и ушёл. Сяо Ян тоже сделал вид, что уходит, но когда Сяо Чэ отошёл подальше, он быстро повернулся и бросился назад.  Как только он вошёл в дверь, он увидел мрачное пугающее выражение Сяо Юй Луна.

 — Старший брат… об этом… — Видя выражение лица Сяо Юй Луна, рот Сяо Яна наполнился слюной, он судорожно сглотнул и подошёл с трепетом.

 — АХХХХХ!!! — Сяо Юй Лун яростно заревел, как сумасшедший. Он сбросил со стола все винные и чайные чашки. После того, как они разлетелись на куски, он ударил по каменному столу так, что тот перевернулся. Его кулаки были плотно сжаты, дыхание тяжёлое, глаза горели пламенем ревности и ненависти. Низкий голос вырвался из его рта, —  Разве не ты говорил… что Ся Цин Юэ… никогда бы не позволила Сяо Чэ, этому отбросу, прикоснуться к ней?!

Сяо Юй Лун очень редко выходил из себя. От его нынешнего состояния Сяо Яна бросало то в жар, то в холод. В панике он сказал:

 — Это должно быть… должно быть, Сяо Чэ придумывает… он придумал это! Ся Цин Юэ… не могла запасть на этого парня!

 — Ерунда! — проревёл Сяо Юй Лун. — Ты думаешь, есть что-то, чего я не знаю об этом куске мусора, Сяо Чэ? Ты думаешь, он может лгать мне в лицо? Ты думаешь, кто я такой?

Сяо Юй Лун был в значительной степени проницателен и дальновиден. Зная Сяо Чэ в течение шестнадцати лет, он считал, что знает его как свои пять пальцев. Он твёрдо верил, что обладая такой слабой Внутренней силой, это трусливый, склонный к самоуничижению человек, и никакие изменения его настроения не могли укрыться от его глаз. Когда он задал этот вопрос Сяо Яну, он подумал, было ли в его глазах, его выражении, его подсознательном поведении… нет, не было никаких признаков коварства.

Ся Цин Юэ была женщиной, которую он пообещал сделать своей. Одна из причин, почему он позволил им пожениться, он не мог помешать этому. Другая причина, он был уверен, что даже если Ся Цин Юэ выйдет замуж за Сяо Чэ, она  никогда не отдастся ему. И он сможет воспользоваться этой ситуацией. Он никак не мог подумать, что  Сяо Чэ овладеет Ся Цин Юэ в первый же день после свадьбы.

В его сердце сейчас было столько гнева, горечи и обиды, что казалось, его грудь лопнет.

Сяо Ян стоял, втянув голову в плечи, не смея даже дышать. До недавнего времени считалось, что Сяо Юй Лун станет следующим главой клана. Теперь же, Сяо Юй Лун вероятно вступит в Секту Сяо, и он тем более не посмеет выступить против него.

Некоторое время спустя Сяо Юй Лун всё ещё тяжело дышал. Было очевидно, что это для него тяжёлый удар. Вдруг он спросил глухим голосом:

 — Сяо Чэ пошёл к себе?

 — Он пошёл… пошёл на восточный двор. Может… может на кухню, — ответил Сяо Ян с большой осторожностью.

Сяо Юй Лун нахмурил брови, тёмное облако нависло над его будущим. Он пробормотал себе под нос:

 — Я всегда думал, что Ся Цин Юэ обладает прекрасной внешностью и талантом, а также гордостью и достоинством, с которыми другие женщины не могут сравниться. Я никак не ожидал, что самый презренный из клана Сяо может вызвать её интерес!»

Сяо Юй Лун холодно фыркнул и вышел со двора. Сяо Ян хотел догнать его, но внезапно понял, что ему этого совсем не хочется и остановился, медленно вытирая пот со лба.

Выйдя со двора Сяо Юй Луна, Сяо Чэ не спеша направился на кухню, чтобы взять завтрак. Затем, он всё так же неторопливо направился к дому Сяо Лин Си. Если бы кто-то оказался рядом, он бы услышал, как Сяо Чэ разговаривает сам с собой:

 — Сяо Юй Лун бросился прямо к моему дому, верно? Ох… интересно моя жена  Цин Юэ сломает ему ногу? Или обе ноги… Хмм, или три ноги?

Он вошёл во двор Сяо Лин Си, но дверь была надёжно закрыта. Сяо Чэ постучал:

 — Маленькая тётя, я принёс тебе завтрак.

Дверь открылась и Сяо Чэ вошёл, закрыв за собой дверь с громким *бам*.

Сяо Лин Си сидела за столом, положив голову на руки и закрыв глаза, с видом совершенного отчаяния. Сяо Чэ поставил завтрак перед ней на стол и, помахав, рукой у неё перед лицом спросил:

 — Ты плохо спала прошлой ночью?

 — Умммм… — услышав, что Сяо Чэ сказал «прошлой ночью», она  жалобно всхлипнула и спрятала лицо в ладонях. — Как ты можешь говорить о прошлой ночи… Ся Цин Юэ принесла нам одеяло. Она всё видела… Что делать, что же делать… Мне слишком стыдно… *всхлип, всхлип*

— И что в этом плохого? — Сяо Чэ потёр лоб, затем сел рядом с ней. Он сказал с улыбкой: «Успокойся. Ты моя маленькая тётя. Что плохого в том, что мы спали рядом?

 — Как раз потому, что я твоя маленькая тётя… — Сяо Лин Си горестно покачала головой. — Кроме того, прошлой ночью твоя рука лежала на моей… моей… *всхлип*… она, наверное, всё видела! Что мне делать, если она расскажет кому-нибудь… что же мне делать…

 — Успокойся, она ничего никому не скажет. Кроме того, ты моя маленькая тётя. Подумаешь, случайно коснулся груди во сне? — спокойно заявил Сяо Чэ.

 — Ты, ты, ты… не говори ничего больше! — Сяо Лин Си с трудом покачала головой, её щёки покраснели. Прошлой ночью она вела себя так, потому что они были одни, в темноте, и её сердце было в состоянии растерянности. Думая об этом сейчас, она всё больше уверялась, что в тот момент она была не в своём уме.

 — Я полностью уверен, даже если она видела, она совершенно точно никому не скажет. Начнём с того, что она не подумает, что… хм, о том, что ты сейчас думаешь. Вобщем, ешь свой завтрак, пока он не остыл, — успокоил её Сяо Чэ с лёгким смешком. Всё-таки сердце мужчины сильно отличается от женского сердца, думая об одних и тех же вещах.

 — Ох… — Сяо Лин Си, наконец, подняла лицо из ладоней и принялась за завтрак, который ей принёс Сяо Чэ.

Как Сяо Чэ и ожидал, Сяо Юй Лун  направился прямиком к его двору, как только он ушёл. Он вошёл и увидел Ся Цин Юэ, стоящую посреди двора.

Ся Цин Юэ спокойно стояла посередине двора под гранатовым деревом, подняв вверх руки. Выражение её лица было спокойным и серьёзным. Она явно тренировала свою Внутреннюю силу. Её длинные волосы свободно струились по плечам, мягкие и блестящие в лучах утреннего солнца. Её изящные чёрные брови были словно полумесяцы, а спокойные глаза, словно кристаллы, источали сияние. Её красное платье, скрывавшее прекрасные изгибы тела,  подчёркивало белизну её нефритовой кожи.

Сяо Юй Лун впервые видел несравненную красоту Ся Цин Юэ так близко. Он был настолько ошеломлён сценой, представшей перед его глазами, что на какое-то время весь остальной мир перестал для него существовать.

Заметив появление Сяо Юй Луна, Ся Цин Юэ никак не отреагировала. Её глаза по-прежнему смотрели вперёд, когда она сказала спокойным голосом:

— Сяо Чэ здесь нет.

Её голос был холодным и равнодушным, но, в то же время сладким и утешающим, как у феи. Только услышав её голос, Сяо Юй Лун пришёл в себя, но не было никакой возможности скрыть потрясённый безумно влюблённый взгляд его глаз. Он сразу же принял самый лучший вид и, слегка поклонившись Ся Цин Юэ, сказал с улыбкой:

 — Приветствую леди Ся. Я Сяо Юй Лун, старший брат Сяо Чэ.

Ся Цин Юэ не была человеком чрезмерно холодным или надменным.  Вежливая речь и уважительное отношение, заставили её взглянуть на него. К тому же, она уже слышала о Сяо Юй Луне.  В конце концов, он сын нынешнего главы клана Сяо. Она приготовилась вежливо ответить, но когда встретилась с ним глазами, увидела в них безумную страсть… и его непристойные желания!

Её прекрасные брови дрогнули. Её добрые намерения по отношению к этому вежливому и элегантно выглядящему человеку превратились в отвращение. Даже если Сяо Чэ и заставлял её злиться своими глупыми словами и действиями, но, по крайней мере, она никогда не видела в его глазах таких непристойных желаний. Но этот Сяо Юй Лун…

Ся Цин Юэ сказала ещё более холодно:

 — Сяо Чэ здесь нет.

Столкнувшись с таким холодным отношением, Сяо Юй Лун немного растерялся. Он кивнул головой и сказал:

 — Да, это плохо. Тем не менее, я слышал много хорошего о леди Ся. Я специально пришёл, чтобы увидеть леди Ся.

Пока он говорил, его движения, выражение лица, взгляд, голос – всё изменилось, чтобы показать его с самой лучшей стороны. Он был уверен, что в тысячу раз сильнее Сяо Чэ. Если Ся Цин Юэ отдалась Сяо Чэ, как она сможет устоять перед ним, если он приложит усилия?

 — Я сейчас тренируюсь, простите, но я сейчас не могу принимать гостей, — глаза Ся Цин Юэ были спокойны, но в голосе уже слышалось раздражение.

По-настоящему красивая женщина согревает сердце и радует глаз, независимо от её настроения и эмоций. Видя Ся Цин Юэ, которая была словно фея, воплотившаяся в человека, страсть в глазах Сяо Юй Луна разгоралась всё больше и больше. Ревность жгла его сердце всё жарче и жарче. То, что подобная фея стала женой этого отброса Сяо Чэ… Он не мог принять этого и простить!

 — Услышав, что леди Ся в этом году исполнилось только шестнадцать, а она уже на десятом уровне Элементарной Ступени Внутренней силы, Юй Лун был восхищён и бесконечно очарован. Я верю, что когда Леди Ся достигнет моего возраста, она, безусловно, будет сильнее, чем я. — Сяо Юй Лун справился со своим настроением, на его лице появилось нежное выражение, — Тем не менее, хотя всего один уровень между десятым уровнем Элементарной Ступени и первым уровнем Продвинутой ступени, но без пути довольно трудно пересечь этот промежуток. Я, конечно, не смею сравнивать свой талант с талантом леди Ся, но у меня есть опыт прорыва. Как насчёт немного помочь леди Ся с этим?

Закончив говорить, Сяо Юй Лун пошёл вперёд с улыбкой, он собрал свою внутреннюю силу в руках, чтобы передать её в белоснежную руку Ся Цин Юэ.

Ся Цин Юэ, конечно, очень талантлива, но она всё ещё на Начальной Ступени Внутренней силы. Сяо Юй Лун уже на третьем уровне Продвинутой Ступени, так что, безусловно, он может учить Ся Цин Юэ… По крайней мере, он так считал.

Видя, что непристойные желания у Сяо Юй Луна не только в глазах, но он ещё и руки к ней тянет, красивые глаза Ся Цин Юэ вспыхнули синим светом. Она резко протянула руку и сделала отталкивающее движение в направлении Сяо Юй Луна.

Увидев, что Ся Цин Юэ неожиданно протянула ему руку по своей воле, глаза Сяо Юй Луна засияли от счастья. Он уже собирался схватить её, как вдруг безжалостная сила ударила его в живот. Он не смог издать ни звука, его тело отлетело, перевернулось в воздухе, прежде чем он ударился головой о землю. В этот момент  два его передних зуба вылетели.

Статус Сяо Юй Луна в клане Сяо был очень высок. Если он сексуально домогался замужней женщины из клана Сяо, даже если она могла дать ему отпор, она никогда не осмелилась бы причинить ему вред. Какая поддержка у Ся Цин Юэ? За ней стоит Божественный Дворец Ледяного Облака. Даже если она ударила его, так что он поранил лицо, даже если бы она угрожала его жизни, когда её статус ученицы Божественного Дворца Ледяного Облака станет известен, Сяо Юнь Хай не осмелится пожаловаться, а скорее всего будет вынужден извиниться с улыбкой на лице.