Глава 167. Пилюля драконьей крови.

— Молодой Мастер Фэн Бай И, мы подошли к комнате моего Молодого Мастера. Будут ли дальнейшие указания, Молодой Мастер Фэн Бай И? — поклонившись, уважительно спросил стражник, после того, как привел Юнь Че к входу в комнату Мужун И.

— Мне нужно обсудить кое-что очень важное с братом Мужун И. Так что встань возле двери и не пускай к нам никого. Понял?

Не дожидаясь ответа стражника, Юнь Чэ открыл дверь и зашел в комнату. На кровати лежал болезненно выглядящий Мужун И, который с полученными им тяжелыми травмами не мог даже мечтать встать с постели еще как минимум половину месяца. Когда он услышал, что кто-то вошел в комнату, он приоткрыл глаза. Не успев рассердиться, что кто-то вломился к нему без спроса, он увидел, что это Фэн Бай И. Его глаза широко распахнулись, он тут же попытался подняться и возбужденно спросил:

— Бай И, ты пришел в такой поздний час… Значит ли это, что дело сделано?

— Как ты думаешь, имелась ли возможность провала, раз мы с Сюэ Лан занялись этим одновременно? — Фэн Бай И улыбнулся и подошел поближе.

— То есть, ты хочешь сказать, что Юнь Чэ наконец мертв? — глаза Мужун И вспыхнули волнением и восторгом.

— Нет! — Юнь Чэ с загадочной улыбкой подошел к самой кровати. — Он не умер. Не только не умер, но и чувствует себя прекрасно. А вот ты, Мужун И, умрешь уже очень скоро.

Слова Фэн Бай И на мгновение оглушили Мужун И, и прежде, чем он успел сказать хоть слово или закричать, рука Юнь Чэ со скоростью света вцепилась ему в горло. Поскольку Юнь Чэ прекрасно знал его состояние, в настоящий момент Мужун И не представлял ни малейшей угрозы для него, тем более что с момента боя он уже прорвался на следующий уровень с помощью Пилюли Драконьей Трансформации. Две ладони, обхватившие его руку, были слабы и бессильны.

Глядя на Мужун И, который не мог издать ничего, кроме болезненного стона, Юнь Чэ жестоко улыбался. Левой рукой он потер лицо, и личина Фэн Бай И тут же исчезла, явив истинный облик Юнь Чэ. Глаза Мужун И широко распахнулись от сильнейшего ужаса и почти вывалились из орбит, когда он увидел лицо Юнь Чэ в дюйме от своего.

— Твой братец Фэн Бай И и Сюэ Лан, которого вы, ребята, наняли, чтобы убить меня. Какая жалость, но так вышло, что они умерли, и их тела никто уже не сможет найти. — Юнь Чэ усмехнулся — А что касается тебя… Хех, должно быть ужасно лежать весь день в постели и не иметь возможности делать хоть что-нибудь. Но я очень хороший человек, и я хочу избавить тебя от этого кошмара. Мне следует послать тебя прямиком к дьяволу — для тебя это будет лучшая возможность быстро встретиться со своими братьями!

— Ах… Аргх… — полные ужаса глаза Мужун И умоляли о пощаде.

— В следующей жизни тебе следует постараться, чтобы снова не навлечь на себя мой гнев! — ледяной голос Юнь Чэ затих, и он напряг руку. С силой, способной свободно махать Мечом Повелителя, было совсем просто сломать шею Мужун И. С легким треском шея Мужун И повернулась под неестественным углом и глаза еще раз вылезли из орбит, тело дернулось в предсмертной судороге и больше не двигалось.

«Ты решительно и жестоко убил его… И твое сердцебиение при этом совсем не изменилось. До того, как мы встретились, ты уже убил много людей, верно?» — внезапно холодно спросила Жасмин.

— Да, много. — спокойно ответил Юнь Чэ и убрал руку с шеи Мужун И. — Возможно, даже больше тебя.

«Хмф, ты слишком наивен» — презрительно фыркнула Жасмин и замолчала.

— Наивен? Слово «наивен» используется лишь для описания детей. Таких милых маленьких девочек, как ты, Жасмин» — очень мягко ответил Юнь Чэ.

Перед тем, как покинуть комнату, он вернул себе облик Фэн Бай И. Стражник, которому он приказал дежурить около двери, был еще здесь. Когда он увидел, что Фэн Бай И выходит, он спросил приглушенным голосом:

— Молодой Мастер Фэн Бай И, вы уже уходите?

— Хм, да. Брат Мужун уже спит. Вам, ребята, лучше всего не заходить и не беспокоить его. — раздраженно ответил Юнь Чэ.

— Да, да, Молодой Мастер Фэн Бай И, конечно, счастливого пути.

Даже после убийства Молодого Мастера, сына великого Генерала Северных полей, прямо у него дома, Юнь Чэ мог спокойно уйти и получить уважительные пожелания от прислуги. Это чувство было несравненно приятным.

На следующий день, новость о зверской смерти сына Генерала Северных полей распространилась по столице со скоростью пожара.

И виновником смерти Мужун И был объявлен Фэн Бай И.

Жестокая смерть Мужун И произошла прошлой ночью. А единственный, кто входил к нему в комнату — это Фэн Бай И! Но, когда обыскивали особняк семьи Мужун для поимки Фэн Бай И, никто не смог найти и следа. Он как будто сквозь землю провалился, и все методы, которые были применены для его поиска, не дали никакого результата. Разумеется, подозревали, что он совершил убийство и срочно бежал. Когда никто не смог найти Фэн Бай И, Генерал Северных полей пришел в абсолютную ярость. Он собрал все свои войска и осадил резиденцию Генерала Западных равнин… Таким образом, многолетняя дружба двух военных генералов была сломана окончательно и бесповоротно.

Когда Генерал Западных равнин тоже не смог найти сына, он решил, что это была ловушка, устроенная семьей Мужун. И началась великая битва двух великих фамилий, заставившая задрожать небеса и покрывшая мраком землю, в которой мог выжить только один…

А настоящий убийца, Юнь Чэ… Ни один человек не подозревал его.

Была небольшая вероятность, что убийство совершил не Фэн Бай И, но кто мог проникнуть в хорошо охраняемую резиденцию семьи Мужун и не оставить ни единого следа? Это мог быть человек с, минимум, высшими уровнями Земной ступени внутренней силы, но, конечно, это никак не соотносилось с Юнь Чэ.

И пока Столица Империи Голубого Ветра бурлила кипящим котлом, Юнь Чэ, которых вернулся в Академию Голубого Ветра, был спокоен, как и всегда. После всего одной ночи его травмы были почти излечены. В настоящий момент, Юнь Чэ находился в своей квартире и перед ним на столе лежали многочисленные медицинские ингредиенты. Прямо посередине лежали три Лазуритовых Кристалла, купленные им в магазине Гильдии Торговцев Черной Луны. А между ними, на небольшом зеленом листе, было небольшое количество темной крови Огненного Дракона.

Пришло время для создания Пилюли Драконьей Крови!

Два месяца назад именно с этой целью он пошел в Гильдию Торговцев Черной Луны, где он также случайно познакомился с Маленькой Феей. Тогда его Великий Путь Будды еще не достиг и первого уровня культивации, и количество крови Огненного Дракона, которое он мог усвоить, было весьма ограничено. Он мог использовать максимум три капли крови Огненного Дракона. Это было бы в определенной степени растратой драгоценных ресурсов, и после некоторых раздумий он решил временно отказаться от создания Пилюль.

А сейчас он мог использовать целых двенадцать капель драконьей крови… Двенадцать капель крови Дракона Императорской Ступени! Иными словами, по четыре капли крови дракона в каждой Пилюле. Если бы кто-то другой на Истинной Ступени попытался принять четыре капли за раз, это абсолютно точно было бы самоубийством. Но поскольку Юнь Чэ изучал Великий Путь Будды, его укрепленное тело нельзя было сравнивать с телом обычного человека, и он был уверен, что выдержит эти четыре капли.

Юнь Чэ приготовил все ингредиенты и сложил их в нужном порядке. Потом он положил на них свои руки, закрыл глаза, и спустя некоторое время активировал способность очищения Ядовитой Небесной Жемчужины. Зеленый свет окутал темную драконью кровь и остальные ингредиенты. Прошло довольно много времени, прежде чем он убрал руки со стола. Разноцветный шлак посыпался вниз, а среди него на столе лежали три ярко-красных светящихся сферы. Они сверкали и переливались, как три жемчужины. От них распространялся загадочный, лекарственный запах.

— Стопроцентная чистота, отлично. — удовлетворенно сказал сам себе Юнь Чэ и взял пилюлю.

Многолетние запасы филиала Секты Сяо это, определенно, не шутка. Для создания всего одной Пилюли Драконьей Крови потребовалось много ингредиентов, и большинство из них стоили бешеных денег. Не считая основных компонентов — драконьей крови и Лазуритовых Кристаллов, остальные четырнадцать Юнь Чэ достал именно из хранилища Секты Сяо, и их там осталось еще предостаточно. Если бы Юнь Че попытался получить эти ингредиенты сам, это не только обошлось бы ему в приличную сумму Баритовыми Монетами, но и заняло бы два-три месяца на поиск и доставку.

Усвоение одной Пилюли Драконьей Крови занимает как минимум двое суток, таким образом, за шесть дней Юнь Чэ должен усвоить все три. После этого его Внутренняя сила должна будет возрасти сразу на два уровня… Но это было вторично — главное же было то, что эти пилюли давали неизмеримые бонусы всему организму — телу, костям, крови, органам и внутренним каналам.

— Что это за пилюля? — раздался голос позади Юнь Чэ, когда тот как раз собирался закинуть ее себе в рот. Губы Юнь Чэ тут же изогнулись в улыбке, и он развернулся с удивленным выражением на лице. Там стояла ослепительной красоты девушка с кожей белее снега и весьма сложным характером, одетая целиком в белое. Взгляд ее источающих холод, но заставлявших сердце биться быстрее глаз, похожих на драгоценные камни, был направлен на пилюлю, что Юнь Чэ держал в руке.

— Маленькая Фея, ты наконец-то пришла навестить меня. В тот раз ты внезапно ушла, так и не показавшись…

— Я спросила, что за пилюля у тебя в руке? — проигнорировала его слова Маленькая Фея и холодно продолжила: — Я чувствую ауру Императорской Ступени от нее!

Действительно, она бы не стала приходить по собственной воле из-за каких-то обычных пилюль. Лицо Юнь Чэ приняло торжественное выражение, и он пояснил:

— Это Пилюли Драконьей Крови, и они сделаны мной из крови дракона. Они повышают внутреннюю силу, а также сильно усиливают и укрепляют тело, оно становится практически невосприимчивым к любым болезням. Поэтому у них Императорская Аура. — Юнь Чэ на секунду задумался, потом честно добавил: — Дракон, чья кровь пошла на изготовление этих штучек, был Императорской Ступени Внутренней Силы.

Глаза Маленькой Феи слегка дернулись, выдавая ее удивление. Она сделала шаг вперед, потом еще один, не отрывая взгляда от пилюли в руке Юнь Чэ. Ее губы приоткрылись:

— И ты на самом деле в состоянии сделать такую вещь? Пилюлю с такой высокоуровневой аурой? Даже во всей Академии Голубого Ветра не найти пилюлю качественней, чем та, что ты сейчас держишь. И я никогда не слышала и видела метода, который ты использовал для ее создания!

Только что она во всех подробностях увидела, как Юнь Чэ делал препарат. Он не использовал ни печь, ни даже просто огонь, ничего не смешивал и не использовал внутреннюю силу. Ничего, кроме своих рук, и за десять вздохов вся груда ингредиентов превратилась в три пилюли. Она бы никогда не поверила в это, если бы не видела своими глазами. Также она знала, что количество человек, способных создать вещи с такой мощной аурой во всей Империи Голубого Ветра не превышает десяти, и то процесс создания у них занимает весьма длительное время. А по Юнь Чэ даже нельзя было сказать, что он изготавливал пилюли, он выглядел так, как будто проделывал магический трюк.