Глава 1743. Небесная рана отчаяния (часть 2)

Фигура Хэ Лин появилась рядом с Юнь Чэ, она посмотрела вниз… Впервые, после появления, она не заговорила с Юнь Чэ.

Ее руки были сложены на груди, и маленький зеленый свет начал сиять на ладонях, открывая сущность Ядовитой Небесной Жемчужины.

По сравнению с пробуждением Юнь Чэ в городе Плывущих Облаков 20 лет назад, сегодняшняя Ядовитая Небесная Жемчужина больше не тусклая, а переполнена зеленым сиянием небесного великолепия… и немного сиянием божественного небесного яда далекой древней эпохи, увидев которое боги и дьяволы будут дрожать.

Следом за божественным сиянием Небесного яда, длинные зеленые волосы Хэ Лин внезапно затанцевали, а ее зрачки постепенно наполнились божественным сиянием Небесного яда.

В этот момент хрупкость и нежность в ее теле полностью исчезли, следом свет в ее глазах бесшумно выпустил пугающую величественную ауру.

Это своего рода божественная сила Небесного яда, которая исходит из источника Небесного яда и превосходит нынешний уровень мириадов духов. Как будто древняя богиня внезапно пришла в мир, опуская божественный свет. Не считая Юнь Чэ, любое другое существо перед Хэ Лин в этот момент будет бесконтрольно и холодно дрожать, будто лед вторгся в его душу.

Когда божественное сияние Небесного яда достигло своего пика, руки Хэ Лин наконец медленно разошлись. Когда ее ладони опустились, невидимый, лишенный тени и ауры Небесный яд безжалостно высвободился.

Его название Небесная рана отчаяния!

Яд Небесная рана отчаяния, название, которое в Изначальную эру пугало древних богов и дьяволов.

Хотя его ужас нельзя сравнить с объединенным ядом выпущенным злым младенцем Круга Вечных Несчастий «мириады вечных несчастий», он также является смертельным ядом, достаточным для того, чтобы убивать богов.

Изначальный ядовитый дух Ядовитой Небесной Жемчужины мертв. Даже после того, как на континенте Лазурного Облака источник яда был восстановлен, его токсичность восстанавливалась очень медленно, к тому же являясь только наиболее низким уровнем яда.

Однако с тех пор, как Хэ Лин принесла себя в жертву и стала совершенным ядовитым духом Ядовитой Небесной Жемчужины, Ядовитая Небесная Жемчужина вновь обрела новую жизнь, и ее изначальный яд «Небесная рана отчаяния» начал снова регенерировать.

В особенности, после начала парного совершенствования, понимание Юнь Чэ принципа Пустоты не продвинулось вперед, но восстановление токсичности Хэ Лин было значительно ускорено.

Только в этом отношении его можно рассматривать как человеческую печь, которую Хэ Лин использовала для восстановления своей токсичности.

Хотя, в нынешнем Изначальном Хаосе, уровень «Небесной раны отчаяния» нельзя сравнить с Изначальной эпохой, и скорость восстановления была чрезвычайно медленной… Однако, в конце концов, это яд из Небесного сокровища способный убить Бога!

Даже если токсичность составляет менее 1% от того, что было раньше, даже если это всего лишь немного, он определенно находится за пределами нынешнего познания и даже за пределами ужасающего мир существования, которое смертные могут выдержать.

Токсичность «Небесной раны отчаяния» соприкоснулась с защитной формацией столицы Монарха Брахмы, однако ни на мгновение не была задержана. Она прямо прошла через нее и попала в центр столицы Монарха Брахмы. Следом непрерывное зеленое сияние в глазах Хэ Лин, постепенно охватило всю столицу Монарха Брахмы.

Как высший яд в нынешнем мире, Небесная рана отчаяния была невидимой, бесцветной и безвкусной, по причине того что ее уровень был слишком высок, даже если бы это был кто-то выше Божественного императора, ее невозможно было почувствовать до того, как она бы не вошла в тело. Таким образом она не вызывала даже «никакого сигнала».

Столица Монарха Брахмы, наивысшая священная земля Духовного Пути Восточной Божественной области, по-прежнему была спокойна. Аура Небесного яда тихо распространялась по городу, но от начала и до конца ее никто не замечал.

Постепенно вся столица Монарха Брахмы была почти полностью окутана ядом Небесной раны отчаяния.

Юнь Чэ посмотрел на Хэ Лин. Хэ Лин обязательно должна была это сделать сама. Он не забыл боль Хэ Лин после того, как она услышала, что Хэ Линь и ее родственники умерли, и мрачные глаза, которые были близки к отчаянию… эту боль он тоже испытал лично.

Он не забудет выражения ее глаз, когда она была полна решимости стать ядовитым духом ради мести.

Постепенно… внезапно его брови слегка приподнялись.

Божественное сияние Ядовитой Небесной Жемчужины явно потускнело, но зеленое сияние в глазах Хэ Лин по-прежнему было темным и холодным.

Ее лицо постепенно бледнело, а руки слегка начали дрожать, однако высвобождение «Небесной раны отчаяния» не показывало никаких признаков сдерживания. Вместо этого, покрыв всю столицу Монарха Брахмы, она продолжала распространяться по направлению к окружающим областям столицы Божественного Царства Монарха Брахмы.

— Хэ Лин? — Юнь Чэ произнес, — уже достаточно, остановись.

«……» Распространение Небесного яда по-прежнему не прекращалось, и божественное сияние Небесного яда в глазах настойчиво сияло. Ее тонкие губы мягко приоткрылись и издали слабый голос, — люди убившие моих родителей, они возможно… находятся за пределами столицы…

Сердечные струны Юнь Чэ резко дрогнули, он быстро поднял руку и схватил дрожащую руку Хэ Лин, сказав. — Не думай об этом сейчас! Ты сейчас истощаешь не только яд, но и силу своей души, немедленно остановись.

Четыре года назад Юнь Чэ спросил Цянь Инь`эр, которая была под рабской печатью, — что за человек из Божественного Царства Монарха Брахмы преследовал Королевскую семью древесных духов?

Цянь Инь`эр ответила «не знаю». Она также высказала свое суждение: уровень этого человека не должен быть высоким, иначе невозможно, чтобы Патриарх древесных духов и его жена смогли взорвать свои древесные жемчужины духа, и позволить Хэ Лин и Хэ Линь сбежать.

Эти слова, прочно засели в сердце Хэ Лин.

«Невысокий уровень», возможно он находится за пределами столицы…

В ее памяти сохранился остаточный свет, когда родители взорвали жемчужину древесного духа… один за другим убивали членов ее клана… душераздирающий плач Хэ Линя… и печальная новость, которая разрушила ее последнюю надежду…

Ее глаза стали настолько хаотичными, что Ядовитая Небесная Жемчужина в ее руке все еще пыталась высвободить ауру яда. Хэ Лин, которая была чрезвычайно милой перед Юнь Чэ в обычное время и никогда не знала, как отказать, впервые не подчинилась приказу Юнь Чэ. Без остановки Небесная рана отчаяния, быстро распространялась и выходила за пределы столицы Монарха Брахмы…

Наконец-то я… обладаю силой для мести…

Наконец-то я дождалась этого дня!

Ненависть за родителей, ненависть за клан…

Они… все заслуживают смерти…

Все заслуживают смерти!

Ее глаза светились, руки дрожали все сильнее и сильнее, ее красивое лицо быстро теряло алый цвет, постепенно ее зеленые глаза начали становиться безумными…

Скрытая тьма, примешивалась тонкими нитями, которая никогда не должна появляться в древесном духе… особенно темное сияние в теле Королевского древесного духа.

Сияние Ядовитой Небесной Жемчужины становилось слабым и хаотичным, а невидимая, бесцветная ядовитая аура начала проявляться ненормально темно-зеленым цветом.

— Хэ Лин… Хэ Лин!

Крики Юнь Чэ раздавались в море души Хэ Лин… Юнь Чэ больше не смел колебаться. Он бросился вперед и насильно вмешался в Ядовитую Небесную Жемчужину своей собственной волей, силой возвращая яд, который Ядовитая Небесная Жемчужина все еще пыталась высвободить.

Свет Ядовитой Небесной Жемчужины окончательно сжался, и зеленый свет в глазах Хэ Лин наконец потускнел. Она ошеломленно смотрела вперед, и ее бессильное тело медленно упало назад.

Юнь Чэ протянул руку и нежно обнял ее… после долгого времени хаоса и мрака зрачки Хэ Лин, наконец, восстановили свой цвет и ясность.

— Мастер… — Пробормотала она, словно очнувшись от кошмара. — только что, я была настолько ужасной…

Юнь Чэ покачал головой и нежно обнял ее.

— Я только что не прислушалась к словам мастера, и кроме того мне очень хотелось… убить всех… убить всех людей… — Туман в ее глазах сгустился в маленькие слезинки. Она уткнулась маленькой головкой в грудь Юнь Чэ, и ее плечи слабо дернулись, — отец, мама, Хэ Линь… их души на небесах, будут ли они испытывать отвращение и бояться такую меня…

— Конечно же, нет. — Юнь Чэ погладил ее дрожащее нежное плечо своей ладонью и сказал самым мягким голосом после возвращения в Восточную Божественную область, — ты никого не обидела, это мир подвел тебя и твой клан древесных духов.

Даже если она впала в полное уныние и отчаяние, даже если из-за бесконечной ненависти и решимости отомстить она была готова стать ядовитым духом Небесного яда… доброта в ее характере никогда не исчезала, все еще глубоко связывая месть в ее сердце и порождая тяжелое чувство вины в ее душе.

— Они будут считать тебя благодетелем и будут гордиться тобой. — Юнь Чэ крепче обнял ее, — потому что ты сделала величайшую вещь, в истории древесных духов.

— В будущем клан древесных духов больше не будет подвергаться запугиванию благодаря тебе. — Твердо и решительно произнес он.

«….…» Слезы окрасили ее щеки, Хэ Лин улыбнулась и попыталась заговорить, но ее сознание уже было неконтролируемо затуманено.

Из-за сильного перенапряжения, с ослабленным разумом, она заснула в объятиях Юнь Чэ.

После возвращения Хэ Лин в Ядовитую Небесную Жемчужину палец Юнь Чэ оставил в воздухе слабую ауру звуковой формации.

В конце концов бросив взгляд вниз, в уголках рта Юнь Чэ появилась ухмылка и после в сокрытии он улетел.

От начала и до конца никто в Божественном Царстве Монарха Брахмы не почувствовал его прибытия, тем более никто не почувствовал, что столица Монарха Брахмы была окутана ужасной «Небесной раной отчаяния».

Два часа спустя надменный голос Юнь Чэ оставленный в воздухе, раздался над столицей Монарха Брахмы. — Цянь Фантянь, хорошенько насладись подарком от этого Повелителя дьяволов, хахаха!

В первый момент, когда прозвучал его голос, несколько фигур мгновенно вылетели, приближаясь к прежней позиции Юнь Чэ. Они тяжело посмотрели на остатки звуковой формации непонятно когда появившейся, и их лица один за другим стали уродливыми.

Юнь Чэ вступил в их столицу Монарха Брахмы и оставил после себя формацию, но никто этого не почувствовал!

Как они могли не испугаться?

Оставленная звуковая формация продолжала выпускать голос Юнь Чэ, — однако этот Повелитель дьяволов может даровать вам шанс подчиниться и жить, единственный шанс!

— Однако, только семь дней!

— Через семь дней вы либо подчинитесь навечно, или… не останется даже места для вашего погребения!

Жужжание!

Голос от оставленной формации рассеялся, и все прибывшие Цари Брахмы растерянно посмотрели друг на друга.

В это время в воздухе появился Цянь Фантянь. Его лицо также было мрачным.

— Ваше Величество, — сказал пятый Царь Брахмы, — не стоит ли немедленно отправиться на поиски Юнь Чэ? Возможно, он все еще прячется где-то в окрестностях.

— Нет необходимости. — Цянь Фантянь тихо сказал, его мрачное выражение лица было похоже на глубокую бездну. Слова, оставленные Юнь Чэ, подобно проклятью, обернулись вокруг его души.

— Ваше Величество беспокоится о голосе, оставленном Юнь Чэ? — Второй Царь Брахмы вернул божественное чувство и сказал, — я провел тщательную разведку, в столице нет ничего необычного. То, что он сказал, скорее всего, только запугивание.

Специально запугивать? Не говоря о Цянь Фантяне, большинство Царей Брахмы не могут в это поверить… В конце концов, трагическая картина Царства Вечного Неба и Царства Лунного Бога все еще была перед ними.

До этого, никто не поверил бы, что Царство Вечного Неба утонет в крови за один день, а Царство Лунного Бога будет уничтожено за один вздох.

— Это также может быть стимулом для алчного взора Божественного императора Южного Моря. — Первый Царь Брахмы сказал. — Хотя Божественный император Южного Моря находится недалеко, он не будет действовать необдуманно. Однако Юнь Чэ внезапно оставил так называемый «семидневный» лимит. Если Южное Море узнает об этом, он, очень вероятно, под сильным желанием пойдет на отчаянный шаг.

Как только это замечание было сделано, все цари Брахмы сдвинули брови и кивнули.

В это время в воздух взлетел десятый Царь Брахмы Цянь Цзысяо. Его шрамы, полученные от темной силы, уже не причиняли боли, но все еще не полностью восстановились. Когда он прибыл, то сразу сказал, — Ваше Величество, это дело нельзя недооценивать, возможно, Юнь Чэ мстит за Царство Снежной Песни!

Цянь Фантянь долго хмурился, сказав, — хотя мое Царство Монарха Брахмы, отличается от Вечного Неба, однако в нынешней ситуации мы не можем спокойно ждать.

— Зная конец Царства Лунного Бога, Южное Море также должен понимать, что ужас дьяволов намного превосходит все ожидания. Независимо от того, какова причина, сейчас не время нести потери обеим сторонам.

Цянь Фантянь обернулся, — пришло время встретиться с Южным Морем.

Пришло также время спровоцировать Южную Божественную область, и начать полномасштабную контратаку против дьяволов Северной области.

В этот момент его глаза внезапно опустились, и он уставился прямо на тело Цянь Цзысяо… затем он вдруг о чем-то подумал и его глаза мгновенно сжались как будто их пронзили.

— Ваше Величество? — Перед лицом внезапно остановившихся глаз Цянь Фантяня, Цянь Цзысяо был немного смущен в этот момент, совершенно не осознавая, что в его глазах… был слой темно-зеленого странного света.