Глава 1758. Изначальная печать жизни и смерти (часть 1)

Проекционная формация Вечного Неба снова открылась.

На этот раз, когда испуганные практики Восточной области посмотрели вверх, они увидели сцену, которая оставила их совершенно лишенными дара речи.

Все Цари Брахмы и старейшины Божественного Царства Монарха Брахмы склонили головы к земле в чрезвычайно смиренной позе перед Цянь Инь`эр и Юнь Чэ.

Каждое слово из их уст было шокирующей клятвой покорности.

А неподалеку от них в луже крови покинуто и тихо лежал человек. Все его тело было в крови, а лицо неузнаваемо, но золотая ткань на его теле была известна всему миру, это был символ, который принадлежал только Божественному императору Фантяню.

Шок, ужас и недоверие… последний проблеск надежды и последний след упорства полностью исчезли.

Из четырех Королевских Царств Восточной области Вечное Небо и Лунного Бога были уничтожены, Царство Звездного Бога подчинилось, и даже их самое сильное, и последняя надежда, Божественное Царство Монарха Брахмы, их Божественный император умер, а все царство в конце концов покорились ногам дьявола.

Проекция вскоре закрылась, и Восточная Божественная область погрузилась в длительную, мертвую тишину, тела практиков одно за другим беспомощно падало на землю, становясь на колени, как будто их вера была полностью разрушена.

Прошло всего десять дней с тех пор, как Северная Божественная область вторглась.

Могущество Северной Божественной области почти каждый день разрушало их познание. Когда Королевские Царства получили такой финал и сделали такой выбор, их упорство выглядело смехотворно жалким.

Вскоре духовные ковчеги вылетели на огромных скоростях из главных звездных царств к Царству Вечного Неба.

Раньше короли звездных царств высшего ранга выжидали, и никто не осмеливался выступить… но в этот момент они страстно жаждали иметь еще восемь ног… в обычном познании тот, кто первый перебежит на другую сторону, несомненно, получит наиболее теплый прием.

Цянь Фантянь умер, и в столице Монарха Брахмы, не считая Царей Брахмы и старейшин Монарха Брахмы, выжило меньше половины людей, все они были Божественными посланниками Монарха Брахмы с совершенствованием поздней стадии Божественного Владыки.

Тем не менее, совершенствование девяти Царей Брахмы было на девятом уровне Божественного мастера, а также шестьдесят три старейшины Монарха Брахмы, чье совершенствование также было в царстве Божественного мастера, это чрезвычайно большая сила.

Пусть даже они были в упадке к этому времени, они все равно намного превосходили Божественное Царство Пылающей Луны Северной Божественной области.

Кроме того, был также Гу Чжу и два старых предка Монарха Брахмы, которые были вынуждены показаться.

Если кто-то мог взять это в свои руки, то это, несомненно, была огромная сила.

Золотое сияние Колокола Души Брахмы исчезло в руках Цянь Инь`эр. Хотя ее сила изменилась, однако изменить родословную Монарха Брахмы невозможно.

Имея родословную Монарха Брахмы, она может полностью управлять Колоколом Души Брахмы, а контролировать Колокол Души Брахмы — значит контролировать все Божественное Царство Монарха Брахмы.

Цянь Инь`эр внешне была спокойной, но неудержимое биение сердца отражалось в свете ее дрожащих глаз. Все эти годы она твердо верила, что в тот момент, когда она снова увидит Цянь Фантяня, то без колебаний и жалости убьет его… одновременно, она уничтожит все, что ему дорого, прямо у него на глазах.

Сегодня Цянь Фантянь наконец умер перед ней… Цянь Инь`эр прекрасно знала цель всех его действий и слов перед смертью, но в конце концов она решила выбрать его сторону.

Несмотря на то, что ее характер сильно изменился за эти годы в Северной Божественной области, Цянь Фантянь остается единственным человеком в мире, который знает ее лучше всех.

Окинув преклонивших колени Царей Брахмы и старейшин Монарха Брахмы, она отдала свой первый приказ, — возвращаемся в Царство Монарха Брахмы!

— Да. — Сказал стоявший во главе, третий Царь Брахмы, они встали и поклонились Цянь Инь`эр, но никто не двинулся первым.

Между сменой власти Божественного Царства Монарха Брахмы на Цянь Инь`эр и сменой на Юнь Чэ, нет большого различия, но для людей Божественного Царства Монарха Брахмы это разница как между небом и землей с точки зрения принятия.

Кроме того, очевидно, что Цянь Инь`эр не собиралась передавать Колокол Души Брахмы Юнь Чэ.

Цянь Инь`эр взлетела и подошла к ковчегу Брахмы, Юнь Чэ также тихо подошел к ней. Они оба молчали. Цянь Инь`эр в оцепенении смотрела на юг, не двигаясь в течение долгого времени.

Все Цари Брахмы и старейшины Монарха Брахмы повернулись и по порядку прошли в ковчег Брахмы… без приказа Цянь Инь`эр они не осмеливались сделать ни малейшего лишнего движения.

В конце концов, это лучший результат, который Цянь Фантянь мог бы получить, отдав все.

Ковчег Брахмы начал движение, и как только он собирался подняться в небо, Цянь Инь`эр внезапно произнесла, — принесите его труп, чтобы не запачкать глаза стольким людям!

Все Цари Брахмы дрогнули, а затем беззвучно оплакивая они повиновались приказу, — Да

Третий Царь Брахмы и четвертый Царь Брахмы лично спустились и подошли к трупу Цянь Фантяня… В тот момент, когда его труп был поднят, взгляд Цянь Инь`эр слегка сдвинулся и, наконец, она посмотрела на Цянь Фантяня.

Хотя, это было только на невероятно короткий момент.

Ковчег Брахмы взлетел и быстро достиг максимальной скорости, полетев прямо в Божественное Царство Монарха Брахмы.

— Какие ощущения от мести?

Юнь Чэ встал напротив Цянь Инь`эр, — есть ли удовольствие, которое ты ждала все эти годы?

— Удовольствие? — Цянь Инь`эр холодно улыбнулась, — у тебя все еще хватает наглости сказать мне это слово?

Казалось, что она была крайне недовольна Юнь Чэ за то, что он помешал ей убить Цянь Фантяня, но под холодной насмешкой, ее взгляд был обращен в сторону, и в ее глазах не было ни холода, ни ненависти, а скорее глубоко скрытое сложное чувство.

Юнь Чэ посмотрел вдаль и внезапно сказал, — когда Поражающий Небеса Император-Дьяволов вернулась, он был первым, кто встал на колени и поклялся в верности; когда больше не было Поражающего Небеса Императора-Дьяволов и Жасмин, он был первым, кто захотел уничтожить меня; когда ты могла принести еще больше пользы для Монарха Брахмы, даже если ты была его дочерью, которую он ценил больше всего и которая пожертвовала своей жизнью, чтобы спасти его, он не колеблясь отказался от тебя.

— В конце концов, чтобы сохранить родословную Монарха Брахмы, он выбрал не умереть с достоинством и отомстить, используя последние силы. Вместо этого он выбрал способ умереть, потеряв достоинство и отдав фундамент, который он защищал всю свою жизнь.

— Жаль, что в мире на одного такого человека стало меньше.

Цянь Инь`эр косо взглянула, — ты действительно жалеешь своего смертельного врага?

— Жалею? — Юнь Чэ холодно улыбнулся, — в моем сознании уже давно нет этого слова. Мне любопытно, что именно Цянь Фантянь сказал тебе в конце, что заставило тебя внезапно передумать.

Цянь Инь`эр несколько неестественно отвела взгляд и холодно сказала, — Почему бы не взять верных собак, которые были даны тебе даром и которых можно полностью контролировать!

— Полный контроль? Это относится и к двум старым предкам? — Спросил Юнь Чэ.

— Когда придет время, ты сам поймешь. — Глаза Цянь Инь`эр заблестели.

Столицу Монарха Брахмы наполняло ядовитое дыхание.

Немногие из оставшихся в живых Божественных посланников изо всех сил боролись с Небесным ядом, в то время как области за пределами столицы Монарха Брахмы, которые также были поражены Хэ Лин Небесной раной отчаяния, в них уже не осталось даже трупов.

Среди развалин рухнувшей башни Цянь Угу, Цянь Бинчжу и Гу Чжу одновременно открыли глаза и посмотрели на медленно спускающийся ковчег Брахмы в воздухе.

На ковчеге Брахмы ауры девяти Царей Брахмы и старейшин Монарха Брахмы были исключительно слабыми, однако все они присутствовали, только недоставало ауры Цянь Фантяня.

Цянь Угу и Цянь Бинчжу испустили долгий вздох, но не слишком сильно изменились в лице.

Цянь Инь`эр и Юнь Чэ спустились перед тремя фигурами.

Гу Чжу медленно поднялся, его бледное лицо слегка дрогнуло под пыткой Небесного яда, но, показав теплую улыбку, он произнес слова, которые повторял бесчисленное количество раз прежде, — юная леди, вы вернулись.

Перед Гу Чжу холод в глазах Цянь Инь`эр исчез, она мягко кивнула и сказала, — Юнь Чэ, очисти дядю Гу от яда.

Юнь Чэ не говорил лишних слов, и одним движением его ладони Небесная рана отчаяния в теле Гу Чжу быстро рассеялась под очищающей аурой.

Если бы не Гу Чжу, Цянь Инь`эр не смогла бы сбежать из Божественного Царства Монарха Брахмы, а тем более у нее не было бы никаких шансов сбежать в Северную Божественную область. Юнь Чэ также знал об этом.

Гу Чжу слабо стоял на коленях, не успев восстановить свое дыхание он попросил, — Я прошу юную леди и Повелителя дьяволов оказать милость двум старым предкам и очистить их от яда. Два старых предка, несомненно, помогут юной леди и Повелителю дьяволов.

— Помогут? — Юнь Чэ холодно улыбнулся. — Я тот, кто отправил ваше Божественное Царство Монарха Брахмы в ад. Эти два старика, должно быть, до костей меня ненавидят, так зачем мне их спасать!

Цянь Угу и Цянь Бинчжу оба пристально смотрели на Юнь Чэ некоторое время. Все, что они видели раньше, было лишь через проекцию, и это был первый раз, когда они действительно увидели Юнь Чэ… молодого человека, который за короткое время резко изменил Восточную Божественную область, и судьбу Божественного Царства Монарха Брахмы.

В нем не было ни ненависти, ни убийственного намерения, только взгляд, который казалось был безразличным к невзгодам и мирской суете.

— Если Небесный яд не будет удален, Монарх Брахмы погибнет. Теперь получить такой результат, уже дар небес. — Сказал Цянь Угу. — Нам двоим не так уж и много осталось жить, у нас давно нет ни ненависти, ни стремлений. Теперь, когда Инь`эр стала императором, мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь за оставшуюся жизнь, Повелителю дьяволов не нужно беспокоиться.

Под звукопередачами от Царей Брахмы они уже знали, что случилось в Вечном Небе.

— … А? — Юнь Чэ чуть наморщил брови.

Однако Цянь Инь`эр никому не ответила и пошла вперед, — я покажу тебе одну вещь.

Развалины задрожали, раскрывая в глубине пространства башни огромную золотую формацию, каждая нить ослепляющего золотого сияния несла с собой пронизывающий душу холод. Не было никаких сомнений, что эта формация взорвется с несравненно сильной разрушительной силой, как только кто-то приблизится, не говоря уже о том, чтобы прикоснуться к ней.

Цянь Инь`эр вынула Колокол Души Брахмы и слегка встряхнула его.

Сразу же золотая формация медленно разделилась, медленно открывая пространство внизу, и другое золотое сияние засияло из нее, но это было совершенно иное сияние, полностью отличающееся от сияния золотой формации. В ней не только не было никакой агрессии, но была мягкость, как у зари на закате солнца.

— Идем! — Цянь Инь`эр протянула руку и схватила Юнь Чэ, падая прямо вниз.

Это было не очень широкое пространство.

Под ступившими ногами плавал духовный свет, высвобождая мягкое золотое сияние. Формация была размером лишь 33 метра, но она почти заполнила это маленькое подземное пространство.

Не исследуя далеко формацию, взгляд Юнь Чэ упал на центр формации, на нефритовый камень, который излучал слабый белый свет.

Он выглядит как белый нефритовый диск размером с ладонь, на краю которого были выгравированы неровные и странные божественные узоры. В его полом центре плавал пронизанный светом хрусталь, плавающий как капля воды, как плачущая красавица.

Без какой-либо поддерживающей силы и без ощущения существования какого-либо силового поля эта «капля воды» тихо и необыкновенно парила.

— Мастер, это…

В сердце Юнь Чэ раздался взволнованный крик Хэ Лин.

Вне зависимости была ли это Ядовитая Небесная Жемчужина или же Жемчужина Вечного Неба, у обоих была очень тонкая реакция.

— Это Изначальная печать жизни и смерти! — Очень легко сказала Цянь Инь`эр, произнося пять слов, которые потрясли бы душу любого.

Юнь Чэ ничего не сказал, медленно идя вперед к центру формации, ограниченному пространству, которое было всего в нескольких шагах от него.

Изначальная печать жизни и смерти занимала третье место в рейтинге Небесных сокровищ, а также была той, что наиболее заставляла людей сходить с ума… по крайней мере, так было в Изначальную эру.

Обладая Изначальной печатью жизни и смерти, человек обретает вечную жизнь.

Столкнувшись так близко с вещью вечной жизни, даже такой человек как Юнь Чэ, не мог сохранить ясный разум.

Он стоял перед белой нефритовой печатью, почти непроизвольно протягивая руку и касаясь ее.

Цянь Инь`эр не остановила его.

Его пальцы коснулись нефритовой печати, которая была нежной на ощупь, как теплый нефрит… кроме этого, в ней не было ничего особенного. По крайней мере, не было абсолютно никакой ауры жизни или ощущения вмешательства.

— Похоже, это мертвая печать. — Юнь Чэ слабо сказал, — поскольку это мертвая печать, как она позволила этим двум старым предкам…

— Ни Сюань… Это ты…

Голос Юнь Чэ резко оборвался.