Глава 1761. Темное клеймо

Глядя на дрожащее лицо Куй Хунюя стоящего на коленях, глаза Юнь Чэ сузились, и он холодно сказал, — что? Преклонив колени перед этим Повелителем дьяволов, ты чувствуешь себя обиженным?

— Нет, не смею. — Куй Хунюй склонил голову и сказал. — Мое Царство Небесного Шага искренне сдалось. Все основные силы секты также решили не противостоять дьяволам… нет, никогда больше… никогда больше не быть врагами практиков Северной области. Все запреты и приказы об убийстве, касающиеся Северной Божественной области и темной внутренней силы, также были отменены.

— А? — Юнь Чэ чрезвычайно холодно усмехнулся, — это звучит так, будто твое Царство Небесного Шага прощает мою Северную область.

— Нет, — поспешно ответил Куй Хунюй. — Куй совершенно не имел таких мыслей!

— Эти слова тебе лучше хорошо запомнить. — Холодная усмешка Юнь Чэ пугала и проникла в души каждого человека, — преданность Повелителю дьяволов дается лишь единожды. Возможность, предоставленная вам, также дается только один раз!

Он косо взглянул на Куй Хунюя, — если ты хочешь сдаться под ногами этого Повелителя дьяволов, ты должен, по крайней мере, иметь искренность. И искренность, которую хочет этот Повелитель дьяволов, очень невелика… теперь, бей себя по лицу, пока не выбьешь все зубы, тебе нельзя оставить и половины зуба, ты понял?

Как только эти слова прозвучали, выражения лиц всех королей царств изменилось, Куй Хунюй поднял дрожащую голову и сказал, — Повелитель дьяволов, вы…

— Или ты можешь выбрать смерть. — В холодном голосе не было ни капли человеческих чувств, — конечно, ты не умрешь один, твоя семья, твоя секта будут похоронены вместе с тобой.

— …… — Зрачки Куй Хунюя расширились.

— Говоря об этом, этим ударом ты спасешь людей от гибели, к тому же, чтобы выжить ты уже преклонил колени перед дьяволом, а тебе все еще нужны зубы!

На этот раз слова, каждое из сказанных слов было тяжелым, как пощечина. На глазах у всего мира это жестокая пощечина королям царств высшего ранга.

Тело Куй Хунюя дрожало, черты лица подергивались, он вдруг поднял глаза, стиснув зубы он сказал тяжелым голосом, — я, Куй Хунюй, был королем в течение десяти тысяч лет, я могу лишиться своей жизни, но не чести!

Все были шокированы этими словами. Король царства в зеленом халате, который, похоже, имел с ним дружеские отношения, испуганно воскликнул, — король царства Хунюй!

— Хахахаха! — Юнь Чэ громко рассмеялся, с насмешкой в глазах, — лишишься жизни, но не чести? Разве ты достоин этих слов?!

— Когда ты был на краю Изначального Хаоса и перед тобой были Лонг Бай, Цянь и Южное Море, они загнали меня в смертельную ловушку, только что спасшего мир, где была твоя смелость, где было твое достоинство тогда?

— Все эти годы ты скрывал правду и не смел ее раскрыть, где был твой стыд и достоинство!

— Теперь, этот Повелитель дьяволов проявляет милосердие и дарует тебе и твоей секте жизнь и шанс на искупление, однако ты, отбросив всякий стыд смотришь на меня с достоинством? Ха… хехе, ты достоин?

Под дьявольской мощью, мышцы и кости Куй Хунюя сжались, а тело вспотело. Столкнувшись с унижением, когда он должен сломать все зубы у всех на глазах, он возненавидел это в своем сердце, но он пожалел об этом, как только произнес эти слова. В это время, под насмешкой и оскорблением Юнь Чэ, его зубы сжались, а затем задрожали, он умолял. — Повелитель дьяволов, это правда… этот Куй сказал лишнее. Мы выбрали сдаться, и… у нас совершенно нет никаких дурных намерений. Почему Повелитель дьяволов так… принуждает.

— Значит, если ты пришел сдаться, то этот Повелитель дьяволов должен простить и забыть прежние обиды? — Юнь Чэ мрачно улыбнулся и тихо сказал, — как же тогда я могу смириться с кровью и ненавистью этих лет!

— Тяньсяо. — Юнь Чэ внезапно обернулся, — кто находится рядом с Царством Небесного Шага?

Янь Тяньсяо немедленно сказал, — докладываю Повелителю дьяволов, Янь Хо руководит этой звездной областью, а за Царство Небесного Шага отвечает Царство Пурпурного Дьявола. Король Царства Пурпурного Дьявола готов в любое время.

Юнь Чэ холодно приказал, — уничтожьте королевскую секту Царства Небесного Шага и замените ее на Царство Пурпурного Дьявола.

Сказанная вскользь короткая фраза, тем не менее завершила эпоху звездного царства высшего ранга, и горы трупов и море крови отразились красным на небосводе.

В Царстве Небесного Шага король Царства Пурпурного Дьявола поклонился смотря в небо и сказал. — Этот маленький король с почтением подчиняется приказу Повелителя дьяволов!

В следующее мгновение он указал на секту Святого Небесного Шага вдалеке, и дьяволы заполнили небо, — убить!

Король царства был за пределами, секта Святого Небесного Шага потеряла самое важное ядро и лидера, и рухнула под страхом и отчаянием.

В Царстве Вечного Неба Куй Хунюй побледнел от страха и быстро сказал, — Повелитель дьяволов… Повелитель дьяволов! Умоляю отозвать приказ, это было глупое преступление Куя, я, [вейтянь: тут «я» используется как уничижительное слово] Куй сломаю зубы, и буду следовать приказам Повелителя дьяволов, я, Куй не посмею не подчиняться, умоляю Повелителя дьяволов отозвать приказ, отозвать приказ!

— Уже слишком поздно. — Юнь Чэ поднял голову, не глядя на Куй Хунюя. В конце концов, он уже был мертвецом, — милость и верность даются только один раз. Как этот Повелитель дьяволов может отказаться от своих слов.

— Тебе очень повезло, по крайней мере, тебе дали такую возможность. Кто дал шанс семье этого Повелителя дьяволов, его родной земле, кто дал им шанс? Вини в этом только свою собственную глупость.

Несколько мрачных тихих слов принесли неописуемый холод в сердце и душу каждого.

Красные прожилки в глазах Куй Хунюя лопнули, и он понял, что он был следующим. Охваченный крайним страхом и отчаянием, он внезапно взревел и бросился прямо на Юнь Чэ.

Юнь Чэ не двигался, Куй Хунюй на мгновение выпустил ауру Божественного мастера, и она также мгновенно исчезла без следа.

Три маленькие и сухие черные тени появились по бокам от Куй Хунюя. Никто не мог видеть, как они двигались, как настоящие дьявольские призраки.

Три черных дьявольских когтя впились в тело Куй Хунюя одновременно… Зрачки Куй Хунюя максимально расширились, его сила была насильно подавлена, и он вообще не мог двигаться, он чувствовал, что его тело и кровь стали ледяными, и быстро поглощались тьмой.

Перед смертью, он уже увидел ад.

Бум!

С треском, заставившим сердца сжаться, тело Куй Хунюя взорвалось, а затем растворилось в темной мгле, которая быстро исчезла.

Фигуры трех предков Яма «со свистом» исчезли и вернулись за спину Юнь Чэ, все еще не забывая пристально смотреть друг на друга… В конце концов, это легко было сделать и одному, а двое других попросту совали нос в чужие дела!

Кроме того, он был всего лишь Божественным мастером второго уровня, и они на самом деле атаковали втроем, потеряв лицо перед посторонними!

Им казалось, что они, как бы между прочим раздавили муху, но все присутствующие короли царств… и даже все наблюдающие люди Восточной Божественной области, были потрясены до глубины души.

Куй Хунюй… великий король Царства Небесного Шага, настоящий Божественный мастер!

Царство Божественного мастера, наивысший уровень в нынешнем мире Духовного Пути, человека, обладающего силой Божественного мастера, несомненно, сложнее всего убить в мире.

Однако под когтями трех предков Яма сила Куй Хунюя была мгновенно уничтожена, и он умер за два коротких вдоха, не оставив и трупа, не говоря уже о борьбе, он даже не успел издать крика ужаса.

Бесконечная прохлада окутала всех, заставляя тело резко дрожать. Практики Восточной Божественной области никогда не знали, что Божественный мастер, на которого они могли только смотреть снизу-вверх в течение всей жизни, был таким хрупким. Впервые короли царств высшего ранга узнали, что их собственное существование неожиданно оказалось столь ничтожным.

Юнь Чэ продолжал смотреть в небо, как будто смерть короля царства высшего ранга была подобна раздавливанию бесполезного муравья.

И только когда темная мгла начала рассеиваться, он медленно перевел взгляд, — кажется, что некоторые люди ошиблись в одном. Этот Повелитель дьяволов должен был убить вас, дать вам возможность встать на колени, это милость.

— Конечно, — Юнь Чэ медленно поднял руку, — вы также можете отказаться от милости и выбрать смерть. Что касается достоинства… Хех! Откуда достоинство у стада неблагодарных, бесхребетных собак?

Темный свет мерцал в глазах трех предков Яма, черная мгла от тела Куй Хунюя растворилась, и секта Святого Небесного Шага, которую было приказано уничтожить, оказалась в невообразимо трагической ситуации…

Перед словами Юнь Чэ, присутствующие короли царств не возмущались, и никто не осмелился подать голос.

Достоинство?

Достоинство в мгновение превратилось в мельчайший пепел и все члены семьи и секты последовали за умершим в могилу.

Взгляд Юнь Чэ слегка переместился, и направился на мужчину в зеленом халате, который только что вышел, — Что? Ты собираешься заступиться за этого идиота?

Мужчина в зеленом халате напрягся и его печень чуть не лопнула от страха, — нет, это не…

После первой фразы, он с трудом вернул душу и со звуком «плюх», он опустился на колени и торопливо сказал, — покорный король Царства Громового Звука Дуаньму Янь. Хотя события того года и были навязаны ситуацией, однако… мне действительно крайне стыдно перед Повелителем дьяволов, это преступление, заслуживающее смерти.

— Повелитель дьяволов милосерден и прощает, подарив новую жизнь. Отныне я желаю подчиняться Повелителю дьяволов, служить верой и правдой, искупая вину перед Повелителем дьяволов, и повиноваться до конца жизни.

У воли каждого человека есть предел, и это также верно для короля царства и Божественного мастера.

То, что произошло только что, очевидно, разбило душу Дуаньму Яня. Не важно, какое у тебя положение, не важно, что это на глазах у всех.

— Выбей зубы. — Юнь Чэ посмотрел на него, холодно выплюнув два слова.

Дуаньму Янь поднял руку и без колебаний ударил себя по лицу.

Бум! Бум!

Два громких и резких звука, один слева и один справа, щеки Дуаньму Яня немедленно покраснели и высоко вздулись, следом за сломанными зубами потекла кровь, все его достоинство хлынуло изо рта, растекаясь на земле перед его коленями.

Кап…

Кап…

Несколько капель прозрачной жидкости тихо смешались с потоком крови.

Сломать все собственные зубы означает, что у человека нет ни стыда, ни совести. Эта унизительная сцена будет клеймом на всю его жизнь.

Глядя на Дуаньму Яня, не только короли царств Восточной области, темные практики Северной области также сильно изменились в лице. Но при мысли о горьком опыте Юнь Чэ в тот год, жалость, которая только что родилась, быстро рассеялась.

Они невиновны? Возможно да, в то время, под непреодолимой властью Императора-Драконов и двух императоров, у них действительно не было выбора, кроме как подчиниться, сохраняя свои собственные звездные царства в безопасности.

Но поскольку выбор был сделан в тот год, нет причин не столкнуться с плодами ненависти сегодня.

Юнь Чэ не отдавал приказ дьяволам поголовно истребить Восточную Божественную область, но как он мог простить их и обходиться с ними мягко?

Глядя на Дуаньму Яня, который не смел никому смотреть в глаза, Юнь Чэ шагнул вперед, подняв ладонь, на кончике пальца сгустилось глубокое черное свечение, — этот дьявольский свет, посадит вечное клеймо тьмы на твое тело. Даже если ты выкачаешь всю кровь, даже если внутренние каналы будут уничтожены, даже если умрешь, ты никогда не сможешь избавиться от него.

Тело Дуаньму Яня дрожало, и все тела королей царств Восточной области дрожали.

Юнь Чэ опустил брови и сказал дьявольским голосом. — Ты решил преклонить колени перед тьмой, объявив о вечной верности, тогда нет причин отвергать этот темный дар, верно?

— … — Дуаньму Янь снова опустил голову и тихо сказал. — Я благодарю Повелителя дьяволов… за дар.

— Очень хорошо.

Дьявольский свет пронзил грудь Дуаньму Яня, прямо в его сердечные артерии.

Юнь Чэ действительно может превратить тело человека в темное тело. Чжоу Цинчэнь был его первой «работой». Однако это действие имело огромные затраты, к тому же, в прошлом Чжоу Цинчэнь находился в коме, если бы он боролся, ему было бы весьма трудно это осуществить.

Это темное клеймо не изменит ни тело, и уж тем более внутреннюю силу, но оно будет вырезано на жизненной артерии, оно заставит ауру жизни нести в себе нить тьмы, от которой никогда невозможно будет избавиться.

— Поздравляю, ты стал новым сыном тьмы. — Юнь Чэ убрал ладонь, уголки его губ презрительно скривились в насмешливой и жестокой улыбке, — теперь ты можешь вернуться туда, где тебе следует быть, и делать то, что ты должен делать… помни, что верность дается лишь один раз.

Дуаньму Янь все еще стоял на коленях и после долгого молчания наконец поднял голову. Его лицо все еще было красным и опухшим, но в нем не было ни искажений, ни страха.

— Следую приказу Повелителя дьяволов. — Он низко поклонился, потом встал, не сказав никому ни слова и ни с кем не встретившись взглядом, он быстро развернулся и ушел.

Неподалеку, в углу, Чи Ву с улыбкой покачала головой и сказала сама себе, — я вовсе не нужна.