Глава 1773. Пепельный Бог Дракон

На мгновение в далеком небе появилась гигантская акула в облаках, окруженная двумя величественными ковчегами. Хотя Юнь Чэ впервые видел их, однако только ауры было достаточно, чтобы он узнал животное Южной Божественной области.

— Хахаха, — раздался громкий смех, и из главного дворца, Божественный император Южного Моря по собственной инициативе вышел поприветствовать его, громко сказав, — Повелитель дьяволов, Южное Море безмерно почтено.

Взглянув на трех предков Яма позади Юнь Чэ, взгляд Божественного императора Южного Моря на мгновение задержался на них, а затем он посмотрел прямо на Юнь Чэ и улыбаясь сказал, — очень давно не виделись, с тех пор, как божественный ребенок стал Повелителем дьяволов. Такого рода талант, не будет преувеличением назвать даром ниспосланным небесами.

— Неужели? — Юнь Чэ слегка прищурился глядя на него, — талант Божественного императора Южного Моря находившегося некоторое время назад в столице Монарха Брахмы, также расширил кругозор этого Повелителя дьяволов.

Выражение лица Божественного императора Южного Моря совершенно не изменилось, и он рассмеялся переведя взгляд. — Кто эти три человека?

Юнь Чэ действительно привел только трех человек, тем не менее эти три человека заставили сердце и душу Божественного императора Южного Моря трепетать в течение долгого времени, и его сердце было далеко не так спокойно, как казалось на первый взгляд.

Он, естественно, видел проекцию в Божественном Царстве Вечного Неба. В проекции именно эти три старика свободно топтали и рвали могущественных Хранителей, подавляя тем самым все Царство Вечного Неба без всякого сопротивления. Картину того времени, даже если Божественный император увидел бы ее, он также не мог не быть шокированным.

Теперь увидев собственными глазами и будучи близко, Божественный император Южного Моря испытал нечто большее, чем потрясение в своем сердце.

Как Божественный император номер один Южной Божественной области, он считал, что единственным человеком в мире, которого можно считать выше его, является только Император-Драконов. И те кого можно сравнить с ним, в основном только Цянь Фантянь и самый сильный Бог Дракон Царства Бога Дракона, Бог Дракон Алого Вымирания.

Однако трое стариков в черном одеянии рядом с Юнь Чэ, хотя они и не высвободили ауры, но божественное чувство Божественного императора Южного Моря, в первое мгновение было потрясено, точно зная, что эти трое, вопреки ожиданиям, были на том же уровне существования, что и он.

Особенно старик в середине давал ему отчетливое своего рода «он выше» чувство страха.

Не считая Императора-Драконов, это определенно было в первый раз!

Неудивительно, что колоссальное Царство Вечного Неба было полностью разгромлено когтями этих трех стариков.

— А? — Столкнувшись со словами Божественного императора Южного Моря, Юнь Чэ тем не менее скосил глаза, равнодушно улыбнулся и сказал. — Ты видишь трех старых слуг, не более. По слухам, надменный и своевольный Божественный император Южного Моря, теперь так скромен и приветлив, что ему приходится оказывать внимание сопровождающим слугам? Похоже, что сплетням действительно нельзя верить.

— Хахаха, Повелитель дьяволов шутит. — Божественный император Южного Моря только закончил говорить, и свет в его глазах свирепо дернулся.

Любой из трех стариков, находится на том же уровне что Божественный император, даже превосходя большинство Божественных императоров. Ужасающей силе, непременно соответствует такое же высокомерие и достоинство, и нет никакой причины находиться под другим человеком.

Однако, когда Юнь Чэ называл их «старыми слугами», ауры трех человек не только никак не изменились, но, очевидно, немного сдерживались, даже включая их головы, все как один глубоко опущенные, дабы показать почтение и смирение перед Юнь Чэ.

Подавив беспокойство в сердце, Божественный император Южного Моря повернулся боком и сказал, — Повелитель дьяволов, пожалуйста, Божественные императоры и мой сын с нетерпением ждут.

Войдя в главный дворец, появилась беспокойная аура. Юнь Чэ увидел Цан Шитяня, двух великих Королей Моря и множество Богов Моря. Рядом с местом Цан Шитяня, были две ауры Божественных императоров, несомненно, это двое других великих Божественных императора Южной Божественной области, Божественный император Фиолетового Тайного Царства и император Царства Желтого Императора.

Такая удивительная сцена, разве она могла быть только для коронации наследного принца?

Беседу между Юнь Чэ и Божественным императором Южного Моря за пределами зала, они все ясно слышали. Когда Юнь Чэ вошел, атмосфера во дворце резко изменилась. С тяжелой депрессией в тишине, все взгляды упали на Юнь Чэ, но никто не издал ни звука. Тело Цан Шитяня, сидевшего склонившись, медленно поднялось, и его глаза продолжали двигаться по телу Юнь Чэ и трем предкам Яма, выражение его лица слегка изменилось.

В то время, эта сила в их глазах не считалась даже ничтожной, и они легко могли управлять их судьбой, и люди, которых они насильно загнали в Северную Божественную область, теперь не только гордо стоят перед ними, но и принесли чрезвычайно тяжелое давление и устрашение.

Под давлением тьмы трех предков Яма два Короля Моря и все Боги Моря, которые были чрезвычайно внушительны на своей земле, были потрясены и пришли в смятение.

Будучи Божественными мастерами десятого уровня, Король Тюрьмы Северного Моря и Король Тюрьмы Восточного Моря, были надеждой всех Богов Моря, чтобы продемонстрировать перед Повелителем дьяволов мощь и устрашение Южного Моря, однако под аурой трех предков Яма их душа и сердце затрепетали, практически задыхаясь, даже спокойное выражение лица, едва ли можно было поддерживать.

— Повелитель дьяволов, пожалуйста, займите почетное место. — Сказал Божественный император Южного Моря довольно ухмыльнувшись, его внешний вид и тон были очень сердечными.

Юнь Чэ бесцеремонно занял почетное место, это место было для двоих, очевидно, второе место было для Императрицы дьяволов.

— Жаль, что Императрица дьяволов не прибыла, так что я не могу не сожалеть об этом. — Сказал Божественный император Южного Моря. Он взглянул на трех предков Яма позади Юнь Чэ и махнул рукой, — быстро подготовьте места для трех старших.

— Нет необходимости. — Как только Божественный император Южного Моря перестал говорить, Янь Сан уже мрачно сказал, — рядом с хозяином, разве я квалифицирован, чтобы садиться?

Он не поднял голову, пока говорил, и он говорил очевидно смиренно, однако только для Юнь Чэ, попав в уши других людей, это был холод, который просочился из тела в душу.

Сила превосходящая Божественного императора, но перед лицом Юнь Чэ похожая на верного пса. Этот шок невозможно было описать.

Юнь Чэ равнодушно улыбнулся и сказал, — почетное место, специально подготовленное Божественным императором Южного Моря, так пусто. Действительно немного жаль. Янь Сан, сядь.

— Слушаюсь. — Янь Сан подчинился приказу и сел рядом с Юнь Чэ, по-прежнему ни на кого не глядя. Сухая ладонь была спрятана под серым халатом, а слегка растопыренные пять пальцев уже были готовы к действиям.

Как только произойдет непредвиденное событие, любой из трех предков Яма немедленно начнет действовать. И Янь Сан на стороне Юнь Чэ, защищал его еще больше.

Темное и холодное дыхание бесшумно распространялось. Это, очевидно, главный дворец Южного Моря, верховная священная земля Южной Божественной области, но она незаметно, была пронизана дыханием тьмы.

И это также ясно говорило всем, что трое ужасных стариков позади Юнь Чэ абсолютно не ложь… Это даже страшнее, чем они ощущали, и еще страшнее, чем они могли вообразить.

Божественный император Южного Моря взошел на трон с раскрытыми руками и сказал с достоинством, — я возвожу наследного принц Южного Моря, однако это неважное дело моей семьи. Тем не менее получить лично присутствие всех вас в качестве свидетелей, насколько это большая удача. Особенно прибытию Повелителя дьяволов, этот король рад еще больше.

Юнь Чэ наполовину прищурил глаза, — рад? Почему?

Божественный император Южного Моря сказал, — Повелитель дьяволов согласился дать лицо сегодня, по меньшей мере, это означает, что Повелитель дьяволов не готовится стать врагом моего Южного Моря и Южной Божественной области. Все это заслуживает считаться удачей.

— Хаха, — Юнь Чэ засмеялся поднявшись и неторопливо сказал. — Разве Божественный император Южного Моря не боится быть обрадованным слишком рано? Этот Повелитель дьяволов всегда был человеком, который ничего не прощает. Конец Восточной Божественной области, почти наверняка, вы все видели. И ты Южное Море что сделал тогда против Повелителя дьяволов…

Его голос стал медленнее и слегка мрачнее, — ты же не мог так быстро забыть?

Юнь Чэ пришел лично, однако только с тремя людьми, что, казалось, было проявлением своего рода искренности. Однако тем не менее он перво-наперво, резко противоречил Божественному императору Южного Моря. При одной фразе, все слегка изменились в лице.

Улыбка Божественного императора Южного Моря тем не менее не уменьшилась, — на жизненном пути, вы должны радоваться, любить и ненавидеть, только бесполезный мусор будут сдерживаться. В этом, этот король очень похож на Повелителя дьяволов.

— Однако, никогда не бывает только одного способа отомстить и выплеснуть ненависть. — Божественный император Южного Моря посмотрел на Юнь Чэ и сказал, — какая компенсация может успокоить ненависть Повелителя дьяволов, необходимо только одно слова Повелителя дьяволов, этот король совершенно не будет хмуриться.

— Хахахаха! — Юнь Чэ громко рассмеялся, вздохнув с насмешкой, — по слухам насколько же высокомерен Божественный император Южного Моря, пренебрегающий всеми живыми существами, ради собственной выгоды, не разборчивый в методах против любого, в то время порвавший с этим Повелителем дьяволов, не оставив никакого выбора. Как сегодня может Божественный император Южного Моря выглядеть слабым человеком, который добровольно втягивает голову!

Божественный император Южного Моря нисколько не рассердился и медленно произнес, — этот мир всегда уважал силу. В тот год у Юнь Чэ была Император-Дьяволов и злой младенец в качестве покровителей, и ни у кого не было смелости пошевелиться. Но когда Император-Дьяволов и злой младенец которые были покровителями умерли, что осталось?

— Заслуга спасения? Ореол божественного ребенка? Хехе, что это такое? — Он медленно прищурился. — Нет, ты всего лишь слабый человек, а еще слабый человек с бесконечным потенциалом и большими будущими проблемами. Кого волнуют чувства слабых? Кто будет следовать желаниям слабых? Если тебя поменять с этим королем, ты сможешь?

— И теперь, конечно, все по-другому. Ныне ты больше не божественное дитя, а Повелитель дьяволов, который неизвестно насколько силен, огромной силы в ладони Повелителя дьяволов, уже достаточно, чтобы сидеть на равных с этим королем, и этот король должен опасаться этого положения.

Божественный император Южного Моря посмотрел вперед и не отводя глаз от Юнь Чэ сказал, — одно одинаковое дело, перед лицом слабого и перед лицом сильного, как оно может быть одинаковым? Такая простая истина, в тот год божественный ребенок Юнь Чэ, пожалуй мог не понимать этого, но нынешний Повелитель дьяволов, как может не понимать?

Юнь Чэ обхватил пальцами нефритовую чашу перед собой, медленно постукивая кончиками пальцев, — хорошо сказано. Судя по всему, Божественное Царство Южного Моря… О нет, твоя Южная Божественная область, готова отступить перед этим Повелителем дьяволов?

Божественный император Южного Моря также положил руку на нефритовую чашу, сказав с улыбкой, — мощь Северной Божественной области, моя Южная Божественная область уже хорошо увидела, и сила моей Южной Божественной области также наверняка известна Повелителю дьяволов. Если обе стороны начнут ожесточенную битву, то неважно, какая сторона в конце концов победит, это может быть только жестокая победа. Убийство тысячи и ранение восьмисот, вне зависимости Северная Божественная область или Южная Божественная область эти десять тысяч зол не принесут пользы.

— Более того, между моей Южной Божественной областью и Повелителем дьяволов нет такой сильной ненависти, как между Восточной Божественной областью, зачем нужна смертельная борьба? В противном случае, Повелитель дьяволов не пришел бы сегодня лично, разве нет? — Божественный император Южного Моря довольно ухмыльнулся. Он поднял нефритовую чашу и подтолкнул ее к Юнь Чэ.

Юнь Чэ не ответил. Однако его прибытие сегодня, в глазах любого человека, является выражением нежелания идти на войну с Южной Божественной областью.

— Ненависть должна быть отплачена, и обиды должны уйти. Мое Южное Море, а также Южная Божественная область задолжали Повелителю дьяволов в прошлом, и определенно вернут немало. — Божественный император Южного Моря улыбнулся и решительно сказал, окинув взглядом вокруг. — Трое Божественных императоров, что вы думаете?

— Полностью согласен. — Сказал император Желтого Императора, — чтобы выразить мою искренность, с сегодняшнего дня мое Царство Желтого Императора уже издало приказ, не разрешающие убийства темных практиков.

— Да. — Император Фиолетовой Тайны медленно кивнул в знак согласия. — Царству Фиолетовой Тайны никогда не нравились распри, это самое лучшее решение.

— Хм. — Божественный император Шитянь дернул нос, но ничего не сказал.

— Очень хорошо. — Божественный император Южного Моря отвел взгляд и медленно произнес. — Как я могу успокоить обиды Повелителя дьяволов? Я должен побеспокоить Повелителя дьяволов, чтобы он сказал это прямо. Однако, если моя Южная Божественная область действительно будет не в состоянии выполнить желание Повелителя дьяволов, или Повелитель дьяволов будет настаивать на том, чтобы направить Северную Божественную область на войну с моей Южной Божественной областью, тогда мое Южное Море также с удовольствием будет сопровождать вас.

— За всю жизнь в качестве императора, если мы сможем выиграть эту войну, не важно, каков будет результат, это стоит того, хаха! — Божественный император Южного Моря громко рассмеялся, взял нефритовую чашу и выпил ее залпом.

Его слова исключительно прямолинейны, а желания предельно ясны. Южная Божественная область не хочет воевать с Северной Божественной областью, но если война действительно будет разворачиваться, Южная Божественная область, также ничуть не побоится.

В этой тяжелой атмосфере все внимание было сосредоточено на фигуре Юнь Чэ, наблюдая за каждым изменением его лица и глаз, ожидая его ответа.

И в этот момент откуда-то издалека донесся невыносимо тяжелый сотрясающий душу голос. — Южное Море, вы пригласили меня прийти, чтобы посмотреть на ваше безобразное поддакивание!

Голос распространился, и за ним последовала величественная сила дракона, весь главный дворец слегка задрожал, когда прокатилась воздушная волна.

Высокая серая фигура стояла в этот момент в центре дверей зала, и его глаза казалось, облетели все углы дворца, разнося по пути непревзойденное величие.

Божественный император Южного Моря встал и сказал с прищуренной улыбкой, — Пепельный Бог Дракон, Южное Море крайне радо приветствовать вас, скорее, займите почетное место.

По отношению к только что сотрясающей пространство высмеивающей фразе, он сделал вид что не слышал ее.

Тот, кто пришел, на самом деле был из Царства Бога Дракона, Пепельный Бог Дракон, один из девяти Богов Драконов подчиняющихся Императору-Драконов.

Клан драконов могущественен, но не агрессивен, высокомерны, но не задиристы, и кроме того обладают спокойным темпераментом, без эмоций радости и гнева, и чем сильнее дракон, тем более это верно.

Но среди девяти Богов Драконов есть одно исключение… это Пепельный Бог Дракон.

Характер нисколько не спокоен и не сдержан, этот Бог Дракон даже чрезвычайно жесток.

Прежде, чем драконья тень появилась, насмешка вышла вперед. От всех Богов Драконов и Монарха Дракона Царства Бога Дракона, пришел только Пепельный Бог Дракон.

Божественный император Южного Моря встал, чтобы поприветствовать его без всякого гнева. Так было на поверхности, и еще больше в сердце… напротив, его глаза сильно выпучились и вместо этого промелькнул хитрый свет волнения.

Царство Бога Дракона не знает цели этой «церемонии». Император-Драконов все еще отсутствует, и на этот раз из Царства Бога Дракона здесь, не самый сильный Бог Дракон Алого Вымирания, не самый спокойный и умный Лазурный Бог Дракон, а наоборот самая высокомерная и жестокая личность — Пепельный Бог Дракон.

Таким образом, дело может оказаться проще, чем ожидалось… гораздо проще!