Глава 1775. Повелитель дьяволов приказывает убить

Продолжительность жизни клана Драконов намного больше, чем у человеческой расы. Пепельный Бог Дракон пережил три поколения Божественных императоров Фантянь, поэтому он с первого взгляда узнал Цянь Бинчжу и Цянь Угу.

Однако очевидно, что эти двое должны быть мертвы!

Жизненная сущность человека, даже с высшим совершенствованием Божественного мастера, не превысит пятьдесят тысяч лет. Пятьдесят тысяч лет, в отношении людей, даже для царства Божественного мастера Духовного Пути, это нерушимый предел.

Жизненная сущность Цянь Бинчжу уже превысила этот предел, и вполне естественно, что он должен был скончаться, это факт, не говоря уже о Цянь Угу.

Теперь они не только появились перед ними живыми, но и тяжелая аура смутно превосходила себя в прошлом.

За исключением Божественного императора Южного Моря, услышав имена «Цянь Бинчжу» и «Цянь Угу», все были потрясены, особенно Цан Шитянь, император Желтого Императора, император Фиолетовой Тайны, они прежде видели Цянь Бинчжу, когда были молоды. А человек рядом с ним ничем не отличался от Цянь Угу из наследуемой памяти.

Перед лицом всеобщего ужаса Цянь Бинчжу и Цянь Угу, тем не менее не имели и капли волнения. Цянь Угу заговорил, и голос был легким как дым, — мы два человека, которые давно должны были умереть, и сейчас наше время ограниченно, влача жалкое существование, однако мы не более чем хотим защитить Монарха Брахмы в последний раз, вам не нужно беспокоиться.

Странный свет в глазах Пепельного Бога Дракона вспыхнул, и аура на теле продолжала подниматься и опускаться. Он сразу понял, что не должен был терять самообладание, его лицо потяжелело, а затем медленно подавив беспокойную ауру, равнодушно произнес, — похоже, много лет назад, новости на самом деле были правдивы. То, что ваше Божественное Царство Монарха Брахмы нашло тогда на границе Южной области… действительно Изначальная печать жизни и смерти!

Слова «Изначальная печать жизни и смерти», несомненно, каждое слово было подобно небесному грому, и у присутствующих людей от потрясения закружилась голова.

— Достойно Царства Бога Дракона. — Сказал Цянь Бинчжу, его голос был равнодушным и без малейшего волнения, — в этом мире ничто не может ускользнуть от ваших глаз.

— Изначальная печать жизни и смерти больше не имеет отношения к Монарху Брахмы, и вам не нужно обращать внимание на нас обоих. — Цянь Угу сказал, — всё в Монархе Брахмы подчиняется новому императору.

— Замолчите. — Цянь Инь`эр холодно сказала, — откуда у вас столько лишних слов к мертвецу?

Цянь Угу и Цянь Бинчжу затихли одновременно.

— Мертвец? — Пепельный Бог Дракон на мгновение оторопел, а затем понял, что кажется, говорят о нем, его тело слегка наклонилось, и он дико рассмеялся, — хаха!

Посреди громкого смеха Цянь Инь`эр даже не взглянула на него, а направилась прямо к Юнь Чэ.

Божественный император Южного Моря тоже встал в этот момент и сказал с улыбкой, — Инь`эр, не виделись много лет. Ты теперь…

— Нань Ваньшень, — Цянь Инь`эр обратилась по имени, с презрительной улыбкой в уголках рта, — угадай, я пришла сегодня поздравить или собрать долги!

Хотя прошло всего несколько лет в Северной Божественной области, настроение и желания Цянь Инь`эр были перевернуты с ног на голову, вдобавок с наследованием дьявольской крови, тела окрашенного тьмой, дьявольских искусств, полученных от Юнь Чэ, разного рода незаметного влияния на тело, темперамент и аура Цянь Инь`эр претерпели огромные изменения.

Божественный император Южного Моря был одержим Богиней Брахмы, что было известно во всем Царстве Богов.

Как Божественный император Южной Божественной области номер один, в этом мире едва ли есть вещи, которые он не мог бы получить, однако случилось так, что Цянь Инь`эр, которую он хотел больше всего, с самого начала оставалась лишь желанием.

В те годы, чтобы получить расположение Цянь Инь`эр, Нань Ваньшень не жалел никаких средств. Если Цянь Инь`эр хотела чего-то, даже если он знал, что другая сторона использует его, он определенно не откажется, к тому же сделает это сам, не заботясь о последствиях.

К сожалению, в течение целых ста лет он не смог даже коснуться Цянь Инь`эр. Вместо ненависти или обиды в его сердце, напротив, появилось еще большее помешательство и сумасшествие.

Сегодня характер Цянь Инь`эр резко изменился, волнующее темное очарование и привязанность к Юнь Чэ, заставили Божественного императора Южного Моря снова увидеть Цянь Инь`эр, как яд, который вспыхнул в одно мгновение, и каждая капля крови была беспокойна.

Однако…

Столкнувшись с холодной насмешкой Цянь Инь`эр, Божественный император Южного Моря сделал два вдоха успокоившись, и быстро привел в порядок лицо, улыбнувшись он сказал, — Инь`эр можешь приходить, даже если это сбор долгов, этот король очень рад тебя приветствовать. Теперь это большая честь для тебя, нового Божественного императора Фантяня, также выполнив желание жизни своего Королевского отца. Кажется, он умер.

— Я только не знаю, есть ли установленная дата императорской церемонии коронации? Этому королю не терпится увидеть все своими глазами!

— Хе, — холодно усмехнулась Цянь Инь`эр, и ее шаги стали медленнее, — Нань Ваньшень, ты действительно становишься все лучше и лучше. Кажется, что за эти годы не только твое тело, но и мозг был опустошен женщинами?

— А? — Божественный император Южного Моря улыбнулся во все лицо.

— Меня зовут Юнь Цяньинь, — она отвела взгляд, больше не глядя на Божественного императора Южного Моря, — что же касается Цянь Инь`эр, которую ты окликнул, то она давно мертва. Умерший Цянь Фантянь, также не мой Королевский отец. Это просто старая собака, которая заслуживала смерти.

— Божественное Царство Монарха Брахмы теперь считает меня императором. Нет необходимости в каких-то церемониях, и более того, сейчас не твоя очередь быть свидетелем… понимаешь!

Один разговор, и множество людей были шокированы ее речью. И Цянь Угу, Цянь Бинчжу и Гу Чжу, три человека, которые следовали за ней по пятам… никак не отреагировали на это?

— Кроме того, «Инь`эр», это мое старое табуированное имя, — Цянь Инь`эр опустила брови и прищурилась. — Для меня это позорное имя мертвеца, однако мой близкий [wetian: тут подразумевается «семья».] мужчина очень сдержан, возможно он не обрадуется, но я не имею решающего слова.

Выражение лица Нань Ваньшеня мгновенно замерло.

Цянь Инь`эр подошла к месту Юнь Чэ сбоку и сказала Янь Саню, — катись за спину [Юнь Чэ].

На глазах у всех, Янь Сан, чья тяжелая аура потрясла всех во дворце императора, быстро встал и встал позади Юнь Чэ, не говоря ни слова.

Цянь Инь`эр заняла место сбоку от Юнь Чэ, позади нее равнодушно стояли Гу Чжу, Цянь Угу, Цянь Бинчжу.

Пространство беззвучно сжималось, и все взгляды слегка изменились… Потому что в главном дворце, в этом маленьком пространстве, было семь Божественных мастеров десятого уровня!

К тому же среди семи людей, кроме Гу Чжу и Цянь Инь`эр, трое предков Яма и двое предков Цянь были пиковыми Божественными мастерами десятого уровня, все они были на наивысшем уровне существования. Любого достаточно, чтобы победить всех Божественных императоров Южной Божественной области, кроме Нань Ваньшеня.

Насколько ужасна эта сила.

Люди Южной области были в ужасе принесенным предками Монарха Брахмы и Изначальной печатью жизни и смерти, когда они внезапно осознали эту часть, ужас, который только что утих, мгновенно усилился в десятки раз.

Даже разъяренный Цянь Инь`эр только что, Пепельный Бог Дракон, которому следовало действовать, внезапно не сдержал крик, и его лицо стало беспрецедентно мрачным.

Семь Божественных мастеров десятого уровня, пять из которых старые монстры… кроме того, не принимая в расчет силу наименее предсказуемого и недооцененного Юнь Чэ, даже наиболее ужасающая Императрица дьяволов и «Божественный император номер один Северной области» Янь Тяньсяо еще не прибыли.

Восточная Божественная область потерпела сокрушительное поражение, и мир увидел еще больше коварных планов и уловок Северной Божественной области. Особенно в битве Королевских Царств, только Царство Вечного Неба было взято прямой атакой.

В этот момент они вдруг ясно осознали, что об истинной силе Северной Божественной области… ничего не известно.

Вокруг стало очень тихо и подавленно, и долгое время никто не говорил. Император Желтого Императора и Император Фиолетовой Тайны, которые встали до этого, забыли сесть, их выражения резко изменились.

— Зачем ты пришла? — Юнь Чэ скосил взгляд, тяжело сказав.

— Ты можешь пойти, почему я не могу? — Цянь Инь`эр немного отвернула лицо, по-видимому недовольная тем, что Юнь Чэ намеренно избегал ее перед уходом.

— Своеволие! — Голос Юнь Чэ стал еще тяжелее.

— Пусть даже своеволие, — слегка фыркнула Цянь Инь`эр, — я, дядя Гу, и эти два старика, как бы то ни было, тебя все равно не удержат, верно?

— Более того, с точки зрения вражды, я теперь хозяин Божественного Царства Монарха Брахмы. Причина, по которой я пришла сюда, во много раз выше твоей.

— … — Юнь Чэ не вернулся к вопросу, раз уж так получилось, и Цянь Инь`эр нельзя было заставить вернуться.

В последнее время в Северной Божественной области, она стала довольно послушной. И когда он захватил Божественное Царство Монарха Брахмы, ее сила стала намного больше чем в прошлом, и она снова начала действовать «высокомерно».

— Хехе, — раздался низкий смех, и Пепельный Бог Дракон медленно встал, — новый император Фантянь? Юнь в качестве фамилии? Цянь Угу, скажи мне, нынешнее Божественное Царство Монарха Брахмы, в конце концов носит фамилию Цянь или Юнь?

Цянь Угу слегка закрыл глаза, и ничего не сказал.

Цянь Инь`эр ранее обозвала его «собакой у ног Императора-Драконов», и он еще не свел счеты, и теперь его вопрос игнорируется Цянь Угу?!

Как Бог Дракон под Императором-Драконов и над мириадами духов, как кто-то смеет так обращаться с ним? Даже Цянь Фантянь никогда не пренебрегал и не был невежлив.

— Цянь Угу, ты сохранил свою жизнь при помощи Изначальной печатью жизни и смерти, но твои уши оглохли?

Такой ситуации не сможет вытерпеть ни один Бог Дракон, не говоря уже о Пепельном Боге Драконе.

— Хехе, — Цянь Угу слабо улыбнулся, однако по-прежнему сохранял спокойный вид, опустив глаза, — мой мастер здесь. Если у вас есть сомнения, вы можете прямо спросить моего мастера.

Будучи прадедом, однако называл Цянь Инь`эр «мой мастер», при тех обстоятельствах, когда она отказалась от Цянь и использовала Юнь в качестве фамилии. Пепельный Бог Дракон нахмурился, и все люди Южной Божественной области изменились в лице, не в силах понять.

— Таким образом, — сказал Пепельный Бог Дракон не то улыбаясь, не то нет, — будучи предками Монарха Брахмы, вы готовы превратиться… в собак дьявола?!

— Пепельный, ты преувеличиваешь. — Цянь Бинчжу сказал, — желание моего мастера это будущее Монарха Брахмы, и кровь, текущая в ее теле, также является кровью Монарха Брахмы. Что такое фамилия и почему она так важна?

— Кроме того, если бы не мой мастер, Монарх Брахмы уже давно последовал бы за Царством Лунного Бога. Мы два человека, видели все своими глазами, таким образом охотно смирившись. Более того, мы хотим увидеть и засвидетельствовать своими собственными глазами, куда в конечном итоге направит судьба Монарх Брахмы в соответствии с этим выбором.

А ведь Цянь Бинчжу и Цянь Угу были Божественными императорами Фантянь. Их опыт и кругозор настолько широки, по сравнению с другими, они даже превзошли границу жизни и смерти. В те годы, когда они существовали как «мертвые люди», они были погружены в медитацию и возможно прочувствовали область, которую смертные люди не могут коснуться.

В их речи, каждом слове, кажется, содержится огромный мир и бесконечные превратности жизни.

И они сделали такой «выбор»?

В тишине все присутствующие, от Стража Моря до Божественного императора, испытали огромное невидимое потрясение в своих сердцах.

— Молчать! — Цянь Инь`эр холодно выговорила их, — я только что сказала, не говорите пустых слов мертвецу, вы действительно оглохли?

— … — Цянь Угу и Цянь Бинчжу стали совершенно безмолвными.

— Мертвец? — Усмехнулся Пепельный, — Цянь… О нет, Цяньинь с фамилией Юнь, неужели ты действительно говоришь об этом почтенном?

— А? — Цянь Инь`эр подняла глаза, казалось, слегка улыбнулась и беззаботно сказала, — ты действительно полагаешь, что сможешь сегодня уйти отсюда живым?

Как только эти слова прозвучали, за исключением Юнь Чэ и его группы, во всем главном дворце не было никого, кто не изменился в лице.

— Хахахаха! Хахахахахаха!

У Пепельного Бога Дракона не было хороших манер, и он дико рассмеялся, — очень хорошо, очень хорошо, это действительно самая смешная шутка, которую этот почтенный когда-либо слышал… Хахахахахаха!

Божественный император Южного Моря немедленно улыбнулся и сказал. — Хаха, Инь`эр до сих пор любит шутить, вероятно, Пепельный Бог Дракон, также не принимает это всерьез. Пожалуйста, проявите спокойствие перед церемонией, этот король приготовил много интересных вещей, и это определенно никого не разочарует.

Пепельный Бог Дракон тем не менее пропустил примирительные слова Божественного императора Южного Моря, внезапно рассмеялся и злобно посмотрел на Юнь Чэ и Цянь Инь`эр, — всего за один месяц Восточная Божественная область потерпела жалкое поражение, у вас действительно есть некоторые способности. Но неужели вы думаете, что, полагаясь на это, вы квалифицированы чтобы кричать на мое Царство Бога Дракона?!

— Цэцэ[цокает языком], — Пепельный Бог Дракон покачал головой, скривив уголки рта в насмешке на три части и на семь частей сочувствуя, — изначально я доброжелательно показал вам пути отступления. Жаль, что самое неизлечимое в этом мире наивность и глупость.

Божественный император Южного Моря больше ничего не говорил, один был Повелителем дьяволов Северной области, а другой Богом Драконом Западной области… с позиции Южной области. Нет никого кто может легко вмешаться.

Более того, в такой идеальной ситуации, как Божественный император Южной области может действительно выступать примирителем!

Пепельный Бог Дракон имеет жестокий и высокомерный нрав. Однако силу Царства Бога Дракона, силу Западной Божественной области, с древних времен не было никого кто мог подвергнуть сомнению, никто не смел подвергнуть сомнению… Более того, стоя на самой вершине, их сила была гораздо больше, чем кажется…

— Хе, — Юнь Чэ издал низкий смешок и медленно произнес, — те, кто осмеливаются быть самодовольными перед этим Повелителем дьяволов и даже позорят этого Повелителя дьяволов, или становятся достаточно полезными преданными псами, все еще живя, либо… становятся мертвецами!

— Но тебя… — Он поднял голову, глаза его были равнодушными и темными, как будто перед ним стоял не Бог Дракон, а жалкий умирающий человек, — ждет только смерть.

Под холодными словами Юнь Чэ и без того подавленная атмосфера внезапно стала холоднее в несколько раз.

Умрет… тут, Бог Дракон умрет?!

Только из-за того, что Пепельный Бог Дракон был ранее груб и высокомерен, с его темпераментом на самом ли деле его слова были не нормальными?

Они не могли в это поверить, совершенно не верю этому.

— Только ты? — Глядя в глаза Юнь Чэ, Пепельный Бог Дракон внезапно почувствовал, что он, кажется, не шутит, что наоборот заставило его чувствовать себя еще более абсурдно.

Его взгляд медленно скользнул за спину Юнь Чэ, тяжело сказав, — со старыми монстрами позади тебя, я действительно не противник. Но если я захочу уйти, вы сможете остановить? Что же касается последствий… ах, неужели ты действительно настолько глуп?

Если бы Юнь Чэ действительно предпринял действия против Пепельного Бога Дракона в этом главном дворце Южного Моря сегодня, самым прямым результатом было преступление против Царства Бога Дракона!

По причине, которая не считается даже достаточной причиной в глазах других.

Это нельзя описать «безумием» или «слабоумием».

Выражение лица Юнь Чэ не изменилось, его пальцы, казалось, бессознательно постукивали по столу, и он мягко сказал, — убивая курицу, нужно беспокоиться о том, что она летает, убивая дракона… хе, это не более чем просто убийство собаки.