Глава 1873. Мольба Синего Дракона

После прочтения древней книги Бога Драконов, Юнь Чэ в душе почувствовал покой. Хотя он уже знал в общих чертах, однако эта древняя запись окончательно прояснила все сомнения.

— Наша жизнь, как и этот мир, намного более хрупка, чем мы думаем. — Юнь Чэ вдруг прошептал, — даже могучая божественная раса и дьявольская раса были уничтожены, не говоря уже о нашей эпохе.

Цянь Инь`эр холодно фыркнула, — это должно быть давнее понимание Царства Бога Дракона. Ты еще официально не стал императором, но уже начинаешь беспокоиться о небесах и земле?

Юнь Чэ бросил на нее бледный взгляд и раздражительно сказал, — ты становишься все более безудержной, чтобы я не говорил, ты не можешь роптать передо мной.

— Конечно, — неторопливо сказала Цянь Инь`эр, положив руки на свою мягкую выпуклую грудь, — раньше я была твоей рабыней и игрушкой, но в ближайшем времени я собираюсь стать твоей императорской наложницей. С таким большим изменением статуса, как я могу оставаться такой же, как раньше?

Юнь Чэ вдруг протянул руку, кончики его пальцев зацепились за пояс ее черной юбки и в глазах медленно сгустилась угрожающая тьма. — Неужели ты не боишься, что одно мое слово превратит тебя в рабыню и игрушку на всю оставшуюся жизнь?

— Хорошо. — Тем не менее Цянь Инь`эр вдруг улыбнулась, улыбка богини мгновенно уничтожила весь яркий свет мира, исторгнув душу, и Юнь Чэ, который лучше всего знал ее в этом мире, мгновенно потерял концентрацию.

Ее осанка подалась вперед, ее вишнево-нефритовые губы слегка прижались к уху Юнь Чэ, выдохнув теплое, нежное дыхание, и каждое слово возбуждало душу, — все мужчины в мире, все Божественные императоры Царств, не могут и мечтать о богини, тем не менее в твоем распоряжении она рабыня и игрушка для разврата и осквернения, в моих глазах… это и есть настоящий император.

— Неужели…? — Кровь во всем теле вспыхнула в одно мгновение, и взгляд Юнь Чэ становился все более угрожающим, — всего за несколько лет от непревзойденной богини в мире до непревзойденной игрушки в мире? Я боюсь, что это изменение в тебе также считается непревзойденным в мире.

— Нет, я никогда не менялась. — Руки Цянь Инь`эр вцепились в шею Юнь Чэ, и ее глаза наполнились золотым сиянием, смотря прямо в темные глаза Юнь Чэ, — будь то Цянь Инь`эр или Юнь Цяньинь, они будут делать все возможное, чтобы получить вещь которую хотят. Меняется только цель.

— Например… — Ее голос вдруг стал нежным и мягким, а глаза стали еще мягче, достаточно чтобы заставить любого мужчину исчезнуть навсегда, — с моими долгими усилиями, когда ты прежде ненавидел меня до мозга костей, а теперь ты больше не можешь расстаться со мной, да?

— … — Юнь Чэ не сказал ни слова, рука с яростным усилием разорвала пояс юбки между пальцев, и следом черное платье рассыпалось, светлая кожа и нефрит отразились, а нефритовое тело Цянь Инь`эр было грубо прижато под ним.

В это время защитный барьер внезапно раскрылся, и мягкий голос, который был еще на три тона слаще, чем у Цянь Инь`эр, спокойно донесся, — в этом месте повсюду бедствия и хаос, небитые остатки Царства Бога Дракона еще не очищены, даже если голод и жажды нестерпимы, вам также следует уделять больше внимания этим обстоятельствам.

— … ! — Тело Юнь Чэ замерло, затем он поспешно попытался встать, однако его еще сильнее схватила нефритовая рука Цянь Инь`эр.

— Императрица-Дьяволов, ты специально выбрала этот момент, чтобы войти, неужели ты и вправду хочешь присоединиться к нам? — Цянь Инь`эр захихикала и сказала, — верно. Мы неизбежно должны вместе служить императору в будущем, так что неплохо начать с этого момента… о? Я почти забыла, похоже, что Императрица-Дьяволов до сих пор не смогла заслужить благосклонность Повелителя дьяволов, поэтому она еще ничего не знает об этом способе служения, боюсь, еще рано хотеть служить вместе с таким энтузиазмом.

Юнь Чэ яростно применил силу, чтобы наконец избавиться от руки Цянь Инь`эр и встать.

Очаровательные глаза Чи Ву прищурились, когда она слегка прошептала, — Юнь Цяньинь, твой титул императорской наложницы еще официально не пожалован, и ты уже начинаешь провоцировать эту императрицу. Это может быть очень опасно.

Цянь Инь`эр встала, не обращая внимания на свою порванную одежду, позволив своей гордой снежной нефритовой коже предстать обнаженной перед глазами Чи Ву, — какая опасность? Теперь мне любопытно узнать.

— Ты не захочешь знать, — Чи Ву слегка улыбнулась.

— ~ ! @ # $ %… — Взгляд Юнь Чэ блуждал влево и вправо, с онемевшими волосами.

Что… что происходит?

Разве они не ладили раньше, когда они внезапно так разошлись?

— Кхэ, Императрица-Дьяволов, есть ли какое-то важное дело? — Юнь Чэ поспешил вмешаться.

Чи Ву сказала, — действия Цан Шитяна очень чисты и аккуратны, он сделал громкое публичное объявление о том, что трон Божественного императора Голубого Вала перейдет к Цан Шухэ, и официальная церемония пройдет через три месяца. До этого Повелитель дьяволов должен будет вернуться в Царство Голубого Вала, по крайней мере, за месяц до этого, чтобы исцелить больное тело Цан Шухэ и позволить ее родословной Голубого Вала достичь соответствия божественной силе Голубого Вала.

— Кроме того, Император Цилинь и Император Синего Дракона попросили аудиенцию три дня назад, я рекомендовала Императору Цилинь уйти, под предлогом, что у Повелителя дьяволов нет времени, но Император Синего Дракона настаивала на встрече и ожидает более шестидесяти часов, не отходя ни на шаг. Конечно, если Повелитель дьяволов не возражает, он может продолжать.

— Понятно, я пойду встречусь с ней.

Юнь Чэ слегка кивнул и поднялся, уйдя пешком в сторону зала, и также убегая из этого места со странной атмосферой.

Чи Ву не двигалась, и взгляды двух женщин беззвучно сталкивались друг с другом.

— Юнь Цяньинь, — холодно сказала Чи Ву, — эта императрица не нарочно прервала вас, и совершенно не имеет желания единолично владеть Повелителем дьяволов. Напротив, эта императрица собирается сделать все возможное, чтобы расширить его гарем. В конце концов, он верховный император превосходящий всех королей Царств и всех Божественных императоров, если наложницы его гарема будут не так хороши, как у простых королей Нижних Царств, это было бы большим упущением с моей стороны.

— По крайней мере, девять девушек, окружающих эту императрицу, будут сопровождать меня в браке. В таком случае ты не будешь возражать, не так ли?

— У меня нет никаких возражений. — Цянь Инь`эр сказала со смехом, — сколько бы женщин не было вокруг него, я буду самой незаменимой. Я была рядом с ним все эти годы, совершенно не впустую.

— Однако ты, — прекрасное тело Цянь Инь`эр уже встало рядом с Чи Ву, — я не завидую тебе, но хочу тебе кое-что сказать.

Чи Ву, — ?

— Ты лучше меня почти во всех отношениях, но есть только одно, но, тебе кажется, что ты разбираешься во всех тонкостях, все контролируя, однако фактически, ты все еще птенец.

Ее губы были около ушей Чи Ву, и она медленно сказала, — для мужчин, независимо от того, как далеко ты рассчитываешь, это все еще не так полезно как просто наброситься прямо на него, потому что мужчина такое существо, которое думает верхней частью тела когда сталкивается со своими врагами, а с женщинами он думает только лишь нижней частью тела.

— Чем соблазнительнее женщина, тем она полезнее.

— И Юнь Чэ, как бы холодно и сдержанно он ни действовал в своей обычной жизни, по сути, он все еще мужчина.

Наконец, накинув разорванную одежду, скрывая изящество и талант, заставлявшую тускнеть Луну, Цянь Инь`эр слегка улыбнулась… Когда больше не было опасности, и ожесточенная война подошла к концу, и не было необходимости затрагивать человеческую природу и силу, она, наконец, одержала победу над Чи Ву.

Как она сама сказала, на самом деле она никогда не изменялась, она меняла вещи, что хотела. И, похоже, у нее уже не было такого хладнокровия.

Конечно, это только с виду.

— …Хороший совет. — Чи Ву медленно закрыла глаза, ее нефритовые губы слегка скривились, — взамен, в тот день, когда Повелитель дьяволов официально станет императором, когда эта императрица, Цзе Синь, Чаньи и другие будут совместно служить Повелителю дьяволов, тебе может быть любезно позволено… учиться, наблюдая со стороны.

Цянь Инь`эр, — …

В конце концов это Императрица-Дьяволов, и преимущество, которое только что одержала Цянь Инь`эр, за несколько вдохов было подавлено, одним словом.

— Хм! — Цянь Инь`эр прикрыла грудь обеими руками и вдруг сказала холодным голосом, — мы ведем скрытую и явную борьбу, а все преимущества только мужчине снаружи, немного досадно.

— Он заслужил это, не так ли? — Чи Ву продолжала слегка улыбаться.

— Шу! — Цянь Инь`эр закатила глаза, — тогда ты можешь баловать его сколько хочешь, более того, ты можешь баловать его до смерти!

…………

Выйдя из Храма Бога Драконов, Император Синего Дракона действительно ждала его там. Синее платье, юбка, струящаяся подобно воде, длиной чуть больше одного метра, и когда дул ветер обнажались две особенно длинные ножки, и красота линий прекрасных ног были похожи на божественное произведение.

Увидев Юнь Чэ, долгое время спокойные голубые глаза Императора Синего Дракона показали волнение, она сделала несколько шагов вперед и медленно поклонилась, — Цин Цюэ Царства Синего Дракона, отдает дань уважения Повелителю дьяволов.

Юнь Чэ повернулся боком и холодно сказал, — опустись на колени и говори.

— … — Уголки бровей Императора Синего Дракона слегка напряглись, и в конце концов она опустилась на одно колено.

Только ее движения были медленными и непривычными. В конце концов, как Император Синего Дракона, в прежнее время, даже когда она лично встречалась с Императором-Драконов, ей просто нужно было неглубоко поклониться.

Когда поза Императора Синего Дракона опустилась, чувство угнетения, которое не мог вынести ни один мужчина, исчезло вместе с ней, и только тогда Юнь Чэ обернулся назад и равнодушно сказал, — что случилось?

Император Синего Дракона опустила голову и сказала, — Цин Цюэ, пришла просить об одном деле…

— Говори прямо!

Манеры и холодные слова принесли огромное угнетение. Если бы не тот факт, что она была Императором Синего Дракона, боюсь, что она бы уже так испугалась, что потеряла бы возможность думать.

Император Синего Дракона подняла голову показав умоляющую позу Божественного императора, — следуя приказу Повелителя дьяволов те, кто имеет родословную Бога Дракона, по большей части находятся под контролем, и те, кто бежал, также были окружены и уничтожены. Только… Я также прошу Повелителя дьяволов оказать милость и простить молодое поколение из клана Бога Дракона.

— … — Юнь Чэ медленно опустил глаза, холодно глядя на нее, — Император Синего Дракона, ты знаешь, насколько глупы и невежественны твои слова как Божественного императора?

— Если корни травы не будут срезаны, отрицательные последствия будут неизмеримыми. — Император Синего Дракона тихо сказала, — я тоже была свидетелем… Поэтому я больше, чем кто-либо, понимаю, что никто не сможет обвинить Повелителя дьяволов в жестокости, не говоря уже об искоренении родословной Бога Дракона, даже если он собирается убить все Царство Бога Дракона.

Холод в глазах Юнь Чэ слегка ослаб, — поэтому?

Император Синего Дракона подняла свои голубые глаза и медленно сказала, — из поколения в поколение мой клан Синего Дракона принимал «защиту» как свою волю, и больше всего воздерживался от запугивания и убийства. Повелитель дьяволов спас весь мир и оставил нетронутым мое Царство Синего Дракона, поэтому этот карательный поход в Царство Бога Дракона, хотя и нарушает наставления предков, мое Царство Синего Дракона не сожалеет и не жалуется… Только я не могу наложить руки на невинных молодых людей Бога Дракона, пусть даже Император Цилинь… Я не могу просто смотреть безучастно.

— Ха! Хаха. — Юнь Чэ тихо и холодно рассмеялся, — Император Синего Дракона, доброта хорошее качество, тем не менее быть святой матерью просто отвратительно, к какой категории, по-твоему, ты сейчас принадлежишь?

— Они невиновны? Тогда мои близкие, моя родина… Все ли они заслуживали смерти?

Хотя Голубая Полярная Звезда все еще существовала, боль, которая проникла кости в течение нескольких лет, все еще заставляла его лицо сиять свирепой гримасой.

Император Синего Дракона не дрогнула, глядя в глаза Юнь Чэ с легким сиянием в голубых глазах, — ты и те, кто позабыл о добре и разрушил твою родину… разные люди. Даже если ты несешь тьму и запятнал кровью все Царства, я все равно верю, что ты не по-настоящему жестокий и злой человек.

— Настоящий дьявол не пошел бы в одиночку на встречу с Поражающим Небеса Императором-Дьяволов, когда другие встали на колено, не рисковал бы жизнью, когда его родина подверглась опасности, не упал бы в пропасть мучительно страдая из-за смерти своих близких и не… заставил бы так много людей умереть за него.

Юнь Чэ нахмурился.

— Большинство молодых людей из родословной Бога Дракона сбиты с толку и невежественны, некоторые еще не вошли в этот мир, некоторые даже еще находятся в младенческом возрасте… мои предки из клана Синего Дракона получили великую милость от Царства Бога Дракона, я убеждала себя несколько дней, но, в конце концов, не смогла…

С закрытыми голубыми глазами она мягко вздохнула и сказала, — если Повелитель дьяволов готов простить их ошибку, я лично перережу их драконьи жилы, чтобы их совершенствование никогда не могло пересечь Царства Божественного Владыки, и в будущих поколениях этой родословной, больше не будет Мастеров Драконов, не говоря уже о возможности такой угрозы, как Лонг Бай.

— Также я сделаю все возможное, чтобы они жили с уважением и благодарностью к милости Повелителя дьяволов… Милость и огромное сердце Повелителя дьяволов сохранило родословную, кровь и кости молодого поколения, я даже сделаю все возможное, чтобы сообщить об этом всему миру, я веру что мириады духов Западной Божественной области тоже почувствуют это, это ослабит защиту их сердца, и они будут более склонны подчиниться к ногам Повелителя дьяволов.

— Я молю Повелителя дьяволов… принять мою просьбу. — Ее голос слегка дрожал, когда она глубоко поклонилась.

— … — Юнь Чэ бросил глубокий взгляд на Императора Синего Дракона и отошел.

С постепенно отдаляющимися шагами Юнь Чэ в ушах Император Синего Дракона выпрямила верхнюю часть тела и мрачно вздохнула.

В этот момент издалека внезапно донесся голос Юнь Чэ, — если им меньше 20 лет, очистите их воспоминания и перережете драконьи жилы, и они могут жить.

Ситуация резко изменилась. Император Синего Дракона яростно подняла глаза, ее голубая аура подергивалась рябью.

— При условии, что ты согласишься на одно условие.

— Хорошо, — без колебания сказала Император Синего Дракона, — приказа Повелителя дьявола, эта Цин Цюэ, не посмеет ослушаться.

— Это условие, я еще не думал о нем. — Юнь Чэ повернулся к ней спиной и равнодушно сказал, — мне просто нравится заранее контролировать людей, поэтому в следующий раз, когда у меня будет что приказать, это будет намного проще.

Император Синего Дракона, — …

— Твоих аргументов недостаточно, чтобы убедить меня, это можно считать моей добродетелью, для твоих потомков. Кроме…

Юнь Чэ остановился и оглянулся назад, — ты не соответствуешь Божественному императору Королевского Царства. Впрочем, недурная глупая красавица.