Глава 268. Помолвка

Слова Юнь Че ошеломили всех. Со всех сторон раздавался шепот, многие удивленно качали головами, показывая, что они абсолютно ничего об этом не знали. Всеобщие волнения объяснялись еще и молодостью Су Лин'эр. В этом году ей исполнилось всего десять лет. Было абсолютно нормально обучать двух ничего не понимающих детей, не достигших возраста зрелости, но Юнь Че был уже взрослым молодым человеком! Так что с этой помолвкой определенно было что-то не так...

Учитывая сложившуюся ситуацию, всем казалось вполне очевидным, что эта помолвка была лишь поводом, сфабрикованным, дабы помешать амбициям Су Хэн Юэ.

Су Хэншань на мгновение опешил, но  быстро взял себя в руки. Он бросил быстрый взгляд на Юнь Че и, не меняя выражения лица, сказал: "Все верно, Юнь Че наиболее талантливый представитель молодого поколения из всех, что я видел. Я очень восхищаюсь им, так как с точки зрения естественного таланта он, по крайней мере, в десять раз лучше, чем Су Хао Юй! Вы видели подтверждение этому своими собственными глазами; кроме того, он спас жизнь моей дочери, так что я решил организовать брак моей Су Лин'эр и Юнь Че. По достижению моей дочерью шестнадцатилетнего возраста она выйдет за него замуж!"

Су Лин'эр заморгала своими невинными влажными глазами. На ее прелестном лице проступило замешательство. В конце концов, ей было уже десять лет, она не была несмышленым младенцем двух-трех лет от роду. Она уже знала, что означает "брак". Даже если она не знала всего, она примерно представляла себе, какой смысл нес в себе этот ритуал. Она посмотрела на своего отца,  затем взглянула на Юнь Че. Ее сердце колотилось, а разум зашел в тупик.

"Куча дерьма!" Су Хэн Юэ заскрежетал зубами и сердито сказал: "Су Хэншань, не думай, что тебя окружают одни идиоты! Этот ребенок лишь единожды немного помог тебе. Его брак с твоей дочерью всего лишь предлог! В противном случае, как может быть, что ни один из присутствующих не слышал о нем! "

"Хе-хе, это только потому, что я еще не делал публичного заявления. Не говори мне, что брак моей собственной дочери требует согласия других." Равнодушно сказал Су Хэншань. Он посмотрел на толпу, а затем спокойно продолжил: "Похоже, что мне все еще не удалось вас всех убедить. Что ж, хорошо. Я, Су Хэншань, прямо сейчас сделаю публичное объявление... "

Он встретился взглядом с Юнь Че... Выражение лица Су Хэншаня было неописуемо сложным, Юнь Че же был невероятно невозмутим и спокоен. Друг напротив друга стояли двое мужчин, любящих одну дорогую им обоим девушку. У одного из них во взгляде было легко заметить чистую отеческую любовь, а глаза другого были наполнены чувством, потрясшим сердце Су Хэншаня... Они были полны абсолютной решимостью.

Увидев взгляд Юнь Че, сердце и ум Су Хэншаня мгновенно успокоились. Все его переживания и сомнения полностью исчезли, на душе воцарился чудесный покой.

Су Хэншань не уставал поражаться Юнь Че, который раз за разом превосходил его ожидания. Несмотря на то, что он терпеть не мог Су Хэн Юэ и его сына, он не мог не признать их силу. Природные таланты Су Хао Юя были невероятны, никто в Клане Великого Пробуждения не мог соперничать с ним. Но такой потрясающий гений был фактически сокрушен Юнь Че, который был на два или три года моложе него. И следующая атака Юнь Че была настолько мощной, что смогла серьезно травмировать Ли Юнь Цзи, который был на Земной[5] ступени внутренней силы. Юнь Че был так молод, но уже обладал столь ужасающей силой. С точки зрения Су Хэншаня  он мог быть охарактеризован только как невообразимо талантливый гений.

Молодой человек, который обладал такой удивительной силой,  должен был родиться в одной из лучших сект Страны Пробуждающих Вод... Нет, не так! Его секта, должно быть, была одной из лучших на всем Континенте Лазурного Облака!

Хотя Клан Великого Пробуждения и контролировал все земли к востоку от Реки Великого Пробуждения, никто из его членов не питал напрасных иллюзий относительно того, что такой поразительный ученик внезапно появится в их Клане. Секта, к которой принадлежал Юнь Че, была столь могущественна, что Клан Великого Пробуждения не мог сравниться даже с ее тенью. Су Хэншань был абсолютно уверен в этом, и ни капли не сомневался в правдивости сделанных им выводов. Схожие подозрения зародились в сердцах практически всех присутствующих.

Теперь осталась единственная проблема: была ли его Су Лин'эр подходящей партией для Юнь Че, так как он, безусловно, полностью подходил для его дочери.

Красота Юнь Че не подлежала сомнению. Таких, как он, было один на десять тысяч. Его личность, а также его странные и необъяснимые действия никто не мог понять до конца... Эти вещи были для Су Хэншаня вторичными, но любовь и забота, которые Юнь Че продемонстрировал, защищая  Су Лин'эр, были от чистого сердца. Непоколебимая решимость защитить ее жизнь, что он показал ранее, полностью стерла все его сомнения. Несмотря на то, что он и Су Лин'эр встретились только сегодня утром, чувство, что он ощущал, глядя на них двоих, было столь невероятно ясным, что поразило его до глубины души.

И какой отец смог бы не чувствовать счастье, доверяя свою дочь человеку, который был готов пожертвовать ради нее своей жизнью?

К тому же сама Су Лин'эр также чувствует сильное доверие и близость к Юнь Че.

Су Хэншань никак не мог понять моральные принципы, по которым действовал Юнь Че. Сегодня он мог спокойно наблюдать за конфликтом со стороны, но он вмешался и без стеснения применил силу, поставив себя в опасное положение. Это сыграло на руку Су Хэншаню и Клану Великого Пробуждения, но он чувствовал, что единственная причина такого поступка Юнь Че была связана с Лин'эр.

В конце концов, если бы он доверил будущее своей дочери такому человеку, то он мог бы чувствовать себя совершенно спокойно, не волнуясь за ее жизнь. Единственным недостатком, что он смог в нем найти, было то, что Юнь Че уже был женат. Если его дочь в будущем выйдет за него замуж, то она сможет стать лишь  только младшей женой.

Су Хэншань, который до сегодняшнего дня ни разу не задумывался о вопросах брака Су Лин'эр, внезапно успокоился. На его лицо набежала легкая улыбка, и он использовал всю мощь своего голоса, чтобы объявить: "Сегодня я официально заявляю, что моя дочь, Су Лин'эр, будет обручена с сыном Клана Юнь, Юнь Че. Прямо сейчас моя дочь еще слишком молода, но когда ей исполнится шестнадцать лет, будет установлена дата церемонии их бракосочетания! Каждый из здесь присутствующих да будет свидетелем моих слов!"

Каждое слово, слетающее с уст Су Хэншаня, эхом разносилось по площади. В его речи нельзя было услышать ни грамма фальши или нежелания. Закончив свою речь, он с улыбкой на лице и теплом в глазах слегка кивнул Юнь Че... Это было лицо любящего отца, который смотрел на своего новообретенного зятя. Даже самый недоверчивый человек не смог бы заметить в них и доли неискренности.

Юнь Че быстро вышел вперед, опустился на одно колено и искренне сказал: "Зять Юнь Че благодарит тестя Су Хэншаня за его согласие".

"Юнь Че, ты должен все хорошенько обдумать. Девушка из нашего Клана Великого Пробуждения никогда не вступит в брак с посторонним человеком. Если ты хочешь жениться на моей дочери, то ты должен стать членом моего Клана Великого Пробуждения!"

Юнь Че кивнул без малейшего колебания: "Я понимаю! С сегодняшнего дня я, Юнь Че, стану учеником Клана Великого Пробуждения! Я буду делить с Кланом как свои почести, так и свой позор!"

Юнь Че поднял голову и посмотрел на ошеломленную Су Лин'эр. Он мягко улыбнулся... Лин'эр, в прошлой своей жизни я не выполнил ни одного данного тебе обещания. Я столь многое задолжал тебе. Этот мир - иллюзия, но это также и мечта всей моей жизни. Позволь мне сделать для тебя все, что в моих силах, пока я не пробудился от этого сна…

"Ха-ха-ха, хорошо сказано!" Су Хэншань шагнул вперед и помог Юнь Че подняться. Он оставил стоящих рядом Юнь Че и Су Лин'эр, подошел к Су Ван Цзи и Су Хэн Юэ и сказал: "Великий старейшина, Юнь Че теперь мой зять, а значит, также и член Клана Великого Пробуждения. Он куда моложе Су Хао Юя, а что до природного таланта, то вы и сами, безусловно, все прекрасно видели… Все здесь присутствующие прекрасно слышали слова великого старейшины, поэтому вы, конечно же, не станете брать их назад, пороча свою репутацию. Так что теперь все будущие решения, связанные с великим сокровищем клана, я буду принимать самостоятельно. Я полагаю, что вы, старейшина, конечно, не имеете никаких возражений".

Старое, покрытое морщинами лицо Су Ван Цзи еще больше исказилось, он потерял дар речи. Слова, сказанные им ранее, предназначались лишь для облегчения задачи Су Хэн Юэ. Он не предполагал, что они мгновенно обернутся против них же самих и станут большой ямой, в которую они провалятся с головой.

"Су Хэн Юэ, хочешь ли ты что-нибудь сказать?" Спросил Су Хэншань, приподняв брови.

"Хмпф !!" Взгляд Су Хэн Юэ был мрачен. Его руки, прижатые к груди Су Хао Юя, дрожали.

"Хе-хе-хе-хе-хе!" Прозвучал неприятный холодный смех. Хэйму Цинь Я, до этого смотревший на происходящее со стороны, медленно шел к Су Хэншаню. Двое старейшин из Твердыни Черного Леса следовали за ним. Хэйму Цинь Я остановился в трех шагах от Су Хэншаня, после чего он поднял руку и сказал: "Я искренне поздравляю Мастера Клана Су с обретением такого замечательного зятя. Вы не только решили проблему будущего замужества вашей дочери, но и полностью закрыли вопрос, связанный с ценным сокровищем вашего Клана".

" Хэйму Цинь Я, сокровище нашего Клана Великого Пробуждения вас совершенно не касается. Оно принадлежит нам, Клану Великого Пробуждения, а не кому-то другому. Хммм! Если вы так хотите поговорить о делах моего Клана, то, прежде чем мы обсудим ваши скрытые мотивы, побудившие вас появиться здесь в роли сторонних наблюдателей, давайте вспомним вашу возмутительную попытку навредить моей дочери этим утром, за которую вы, кстати, так и не понесли наказание! Я с нетерпением жду ваших объяснений по этому вопросу.

"Хех, Мастер Клана Су, не стоит гневаться. Я, конечно же, предоставлю вам убедительное объяснение. Но перед этим я хотел бы кое-что напомнить  Мастеру Клана Су." Глаза Хэйму Цинь Я были полуприкрыты,  и из них лился опасный холодный свет: "Причина, по которой вы сейчас можете быть столь беззаботным, это ваш зять, появившийся из ниоткуда. До тех пор, пока ваш зять с нами, Су Хао Юю никогда не занять позицию лучшего ученика. Но что если бы ваш зять скоропостижно скончался... "

Когда Хэйму Цинь Я сказал это, его фигура, будто черная молния, вдруг метнулась к Юнь Че. Кулак, пропитанный яростной духовной энергией, нацелился на Юнь Че.

"Цинь Я, старый ублюдок, да как ты смеешь!!"

Су Хэншаня объял невообразимый гнев. Но прежде чем он смог что-либо предпринять, двое старейшин, следовавшие за Хэйму Цинь Я, уже преградили ему путь, чтобы не дать ему помешать Хэйму Цинь Я.

Хэйму Цинь Я находился на Небесной[6] ступени внутренней силы. В Клане Великого Пробуждения насчитывалось лишь несколько человек, способных ему противостоять. Кроме того, поскольку Хэйму Цинь Я, и так находившийся неподалеку от Юнь Че, напал столь внезапно, эксперты Клана Великого Пробуждения оказались слишком далеко и не могли успеть вовремя. Все они могли только беспомощно смотреть, как Хэйму Цинь Я стремительно приближался к Юнь Че.

Хэйму Цинь Я был чрезвычайно подлым и безнравственным человеком, но никто не мог предположить, что он совершит настолько низкий поступок. Будучи Властителем Твердыни Черного Леса, он на самом деле решился внезапно атаковать младшего у всех на глазах!

Пока Хэйму Цинь Я разговаривал с Су Хэншанем, Юнь Че попросил Су Лин'эр встать позади него, чтобы защитить ее,  и максимально усилил свою бдительность. Возможно, Су Хэншань не смог ощутить убийственное намерение Хэйму Цинь Я, но Юнь Че был чрезвычайно восприимчив к таким вещам; он почувствовал, что Хэйму Цинь Я планирует убить его одним ударом. Во время рывка Хэйму Цинь Я Юнь Че нахмурился и использовал Горящее Сердце. За мгновение до удара Юнь Че едва успел активировать Стальное Облако, Затмевающее Солнце.

"Взрыв!!"

Кулак Хэйму Цинь Я ударил в барьер Стального Облака, Затмевающего Солнце, после чего прозвучал оглушительный хлопок. Огромная ударная волна отразилась от барьера и застала его врасплох, заставив отступить на несколько шагов.

Юнь Че и Су Лин'эр, стоявшая позади него, были неподвижны и полностью невредимы. Тем не менее, Стальное Облако, Затмевающее Солнце  было уничтожено одним-единственным ударом Хэйму Цинь Я.

Он был сильно потрясен. Он не мог себе представить, что его в самом деле заставит отступить какой-то юнец. Он был шокирован и зол. Издав громкий рев, он сконцентрировал всю духовную энергию своего тела и вновь ринулся в сторону Юнь Че, намереваясь нанести еще один удар: "Умри, молокосос!!"

Юнь Че не паниковал и сохранял спокойствие. Он быстро схватил Су Лин'эр, приготовившись бежать при помощи Размытой Тени Звездного Бога... Ему нужно было увернуться лишь от этого единственного удара. К тому времени старейшины и ученики Клана Великого Пробуждения бы подоспели на помощь, и Хэйму Цинь Я пришлось бы прекратить свои попытки навредить им.

Но в этот момент по площади вдруг пронесся порыв ледяного ветра. Холодный ветер принес с собой хлопья летящего снега. Длинная белая лента, плывущая по воздуху следом за снегом, легко, будто дуновение ветерка,  коснулась кулака Хэйму Цинь Я.

"Бум!!!!"

В момент столкновения казавшейся легкой, как перо, белой ленты и кулака Хэйму Цинь Я прогремел ужасающий взрыв. Поразительная сила заставила Хэйму Цинь Я громко вскрикнуть. Все пять его пальцев были сломаны, а его тело было отброшено на огромное расстояние. Ураган холодного ветра последовал за ним,  сметая всех учеников Твердыни Черного Леса, устремившихся на помощь Мастеру. За мгновение черные фигуры заполнили воздух, будто туча саранчи, повсюду раздавались их жалкие, наполненные ужасом крики.

Этот внезапный поворот событий поверг всех в шок. Все сражающиеся внезапно остановились... единодушно уставившись на белую фигуру, окруженную стайкой колеблющихся вверх-вниз ледяных духов, которая медленно спускалась к Юнь Че с небес.