Глава 272. Час Пробуждения

Лин'эр повернулась и положила голову на руку Юнь Че. Ее взгляд скользил по стволам бамбуковых деревьев, окутанных лунным светом. Помолчав некоторое время, она мягко сказала: "Как, наверное, прекрасно было бы спать в бамбуковом лесу под открытым небом, наслаждаясь красотой луны и сияющих звезд."

Юнь Че взглянул вверх и неожиданно улыбнулся. Молниеносным толчком ладони он породил взрывной поток воздуха, пробив в потолке достаточно большое отверстие. Полная луна сразуже появилась в поле зрения Лин'эр. Потоки серебристого лунного света, проникая через пробитую Юнь Че дыру, освещали каждый уголок бамбукового дома.

"Вау!" Су Лин'эр мягко вскрикнула. Наблюдая за луной в ночном небе с близким ей человеком, она впервые в жизни ощутила какое-то странное, опьяняющее чувство, наполнившее все ее естество.

"Старший братик Юнь Че, я на самом деле смогу стать твоей женой, как красивая старшая сестра, и всегда быть вместе с тобой?" Тихо спросила Су Лин'эр. Она пока еще не слишком хорошо понимала суть отношений между мужчиной и женщиной. Тем не менее, она действительно очень сильно привязалась к Юнь Че и хотела быть рядом с ним.

Юнь Че взял ее за маленькую руку и мягко сказал. "Конечно! Твой папа уже объявил о нашей с тобой помолвке перед столькими людьми. В день, когда я вернусь, а Лин'эр уже вырастет, мы сможем пожениться и никогда более не разлучаться... "

Су Лин'эр сначала слегка засмеялась, но затем, реагируя на слова Юнь Че, мгновенно схватила его за руку: "Когда ты вернешься? Старший братик Юнь Че, ты... Ты собираешься уйти? "

Это был мир иллюзий, созданный осколком души Злого Бога. Юнь Че уже довольно часто сталкивался с подобным. В испытаниях Феникса и испытаниях Бога-Дракона, места, которые он посетил, все являлись иллюзорными мирами. Люди, жившие в них, понятия не имели, что они на самом деле лишь иллюзии. Тем не менее, все это было не более чем обман разума. Он мог оставаться здесь лишь на протяжении двадцати четырех часов, и после того, как он уйдет, весь этот мир испарится, как его и не было.

Слыша панику в голосе Су Лин'эр, его сердце сжалось, и он поспешно сказал: "Лин'эр, я не принадлежу этому месту. Мой дом находится в месте, которое очень, очень далеко отсюда. Даже если я не хочу уходить, мне все равно придется вернуться, завтра я должен уйти... Но, Лин'эр, не беспокойся, когда ты вырастешь, я обязательно вернусь... Я вернусь и женюсь на тебе, а затем мы  вместе покинем это место, чтобы никогда больше не разлучаться... хорошо? "

Это все были пустые слова, которые не могли быть претворены в жизнь. Потому что после окончания двадцати четырех часов весь этот мир исчезнет. Независимо от того, была ли это Су Лин'эр из его прошлого, или Су Лин'эр, встреченная им в этом мире, они обе никогда не смогут появиться в его мире. Тем не менее, это обещание шло из самых глубин его души, в нем не было и намека на ложь. Если Су Лин'эр будет еще жива в этом мире, то, независимо от того, насколько велика цена, он, безусловно, исполнит данное обещание, ведь он не может заставлять ее снова мучительно его ждать.

Ночь мгновенно стало очень тихой. Лунный свет будто померк, и даже опьяняющий ночной ветер, казалось бы, бесследно исчез. Когда слова о завтрашнем отъезде Юнь Че и его длительном отсутствии дошли до Су Лин'эр, странное чувство, которым она упивалась,  мгновенно превратилось в тоску и грусть... Она множество раз приходила в этот бамбуковый лес вместе с отцом, и каждый раз она невероятно наслаждалась этим. Тем не менее, она определенно никогда еще не чувствовала себя такой счастливой, как сегодня. И больше всего радости ей приносил не бамбуковый лес, а человек, в компании которого она пришла в этот лес и смотрела сейчас на диск полной луны...

Су Лин'эр бросилась на Юнь Че. Она не плакала, она просто плотно закрыла глаза и тихо, как будто говоря во сне, сказала: "Старший братик Юнь Че... Ты должен вернуться. Я очень быстро вырасту. Я буду ждать твоего возвращения, независимо от того, сколько оно займет времени, я всегда буду ждать... Я буду ждать, пока ты не вернешься и не женишься на мне... "

Хотя эти убежденные слова, сказанные маленькой десятилетней девочкой,  были полны невинности, они были куда более ценны, чем любые обещания и клятвы взрослой женщины. Потому что слова из уст столь юной девушки не несли даже намека на фальшь, неуверенность или нарочитость, они были наполнены чистейшими, простыми эмоциями, чувствами и желаниями.

------------

На следующий день, когда Юнь Че отвел Су Лин'эр обратно в Клан Великого Пробуждения, был уже полдень. Основываясь на времени, данным им душой Злого Бога, у них оставалось меньше часа.

Прошлой ночью они спали в объятиях друг друга, а утром, когда небо было еще темным, Юнь Че, неся ее на себе, взобрался на Гору Великого Пробуждения, где они наблюдали за воскодом солнца и ели дикие плоды, росшие на склонах Горы. Их голоса эхом разносились по Горе Великого Пробуждения... И совершенно неожиданно их время подошло к концу.

"Че'эр, ты на самом деле не хочешь  остаться еще на несколько дней? Ты знаешь, Лин'эр совершенно не хочет, чтобы ты уходил".

С беспомощной улыбкой сказал Су Хэншань, смотря на Су Лин'эр, которая вцепилась в спину Юнь Че и отказывалась спускаться. Он, естественно, был благодарен Юнь Че и Ся Цинь Юэ всем сердцем, однако, прежде чем он смог как следует их отблагодарить, они решили попрощаться и покинуть обитель Клана.

"Я действительно хотел бы остаться, но, тем не менее, у меня действительно есть причины, не оставляющие мне выбора, кроме как уехать. Я молю тестя о прощении..." Юнь Че повернул голову и посмотрел на девушку, которую нес на своей спине. Он сказал самым спокойным голосом, которым только мог на данный момент: "Я не желаю оставлять Лин'эр, но у меня просто нет выбора."

Су Хэншань кивнул. Он твердо верил, что Юнь Че и Ся Цинь Юэ были учениками, принадлежащими к Секте Божественного Уровня. Даже с его положением "тестя" он не мог вмешиваться в их решения и поступки. Взглянув на девочку, которая спокойно висела на спине Юнь Че, крепко обнимая его за шею двум руками, он легонько вздохнул и сказал: "Вы собираетесь уйти прямо сейчас?"

"Да…"

"Думаю, будет лучше, если вместо меня вас проводит Лин'эр."

Провожать в путь Юнь Че и Ся Цинь Юэ должна была именно Су Лин'эр. Потому что Су Хэншань отлично знал, что Юнь Че волновала лишь Лин'эр, и его личное сопровождение было попросту лишено смысла.

После выхода из Клана Великого Пробуждения, Су Лин'эр с Юнь Че и Ся Цинь Юэ шли, пока даже силуэт обители Клана не пропал из виду. От данных им двадцати четырех часов оставалось буквально несколько минут.

Су Лин'эр крепко схватилась за руку Юнь Че. Пока они шли, она постоянно заливисто смеялась, тщательно скрывая поселившуюся в душе грусть. Внезапно Юнь Че остановился и мягко сказал: "Лин'эр, дальше нас провожать тебе не следует. Если мы пойдем дальше, я буду волноваться за безопасность твоего обратном пути".

Су Лин'эр не сопротивлялась, она кивнула и с усмешкой сказала. "Угу! Я буду слушаться старшего братика Юнь Че. Ты и красивая старшая сестра должны быть осторожны в дороге... Ууу, старший братик Юнь Че, ты не мог бы подарить мне что-то... что-то... что-то, что позволит мне чувствовать, что старший братик Юнь Че всегда рядом со мной... "

Как только она улыбнулась ... слезы, что она до сего момента тщательно сдерживала, потоком полились из ее глаз, оставляя на щеках длинные мокрые дорожки.

Сердце Юнь Че сжалось, переполненное сложными чувствами. Он присел на корточки и аккуратно снял с Су Лин'эр верхнюю одежду. Затем он снял с себя Броню Драконьей Чешуи и под удивленным взглядом Ся Цинь Юэ одел ее на Су Лин'эр. Броня Драконьей Чешуи была способна автоматически подстраиваться под телосложение владельца, так что, хоть тело Су Лин'эр было очень тонким и маленьким, броня сидела на ней как родная. "Лин'эр, это Броня Драконьей Чешуи, она может прекрасно защитить тебя. Пока ты ее носишь, это равносильно тому, как если бы я сражался на твоей стороне, защищая тебя".

Действия Юнь Че, отдавшего бесценную Броню Драконьей Чешуи Су Лин'эр, которая была лишь иллюзией, выглядели совершенно нелепыми, однако он попросту не мог себя контролировать... Как он мог просто уйти, оставив Су Лин'эр совершенно без защиты!

Он вынул фиолетовое пространственное кольцо и перенес в него всю пищу и воду, хранящиеся в Ядовитой Небесной Жемчужине. Затем он вынул различные лекарственные пилюли, сделанные его собственными руками, и поместил их в кольцо, объясняя Су Лин'эр, как нужно использовать каждую из них. "Это небольшие Пилюли Небесного Возрождения, используй их, если получишь ранения... Это Зеленые Пилюли Утренней Росы, если случайно отравишься, съешь одну из них ... Это Пилюли Духовного Восстановления, когда у тебя не останется духовной энергии, они помогут тебе ее восполнить... в будущем, когда... То есть если придет день, когда у тебя не будет выбора, кроме как покинуть дом и столкнуться с большой опасностью, ты обязательно должна помнить все, что я тебе сказал. Ты должна использовать данные мной предметы, чтобы защитить себя, поэтому... "

Су Лин'эр слушала его слова, постоянно кивая, кивая...

Юнь Че не одел это пространственное кольцо на руку Су Лин'эр, потому что это было бы слишком заметно для окружающих, в конце концов, фиолетовые кольца, имеющие гигантское внутреннее пространство и длительный срок хранения портящихся продуктов по-прежнему считаются весьма ценные сокровищами даже в Клане Великого Пробуждения. Он продел нить золотого шелкопряда через кольцо и повесил его на шею Су Лин'эр, спрятав сверкающую фиолетовыми бликами драгоценность под одеждой девочки.

Из глаз Су Лин'эр все продолжали литься слезы. Кап-кап-кап. Каждая упавшая слезинка оставляла неизгладимый след глубоко в душе Юнь Че. Он поднял Су Лин'эр на руки и мягко сказал. "Лин'эр, не грусти. В конце концов, мы расстаемся не навсегда. Когда ты вырастешь, я вернусь... и женюсь на тебе! Поэтому ты должна быть счастливой и веселой, чтобы по возвращению я смог увидеть самую прекрасную Лин'эр... Если в будущем ты столкнешься с некоторыми трудностями, ты не должна бояться или отчаиваться. Ты должны всегда помнить о том, что в этом мире есть человек, который, даже не находясь рядом с тобой, всегда будет думать о тебе и скучать по тебе... "

"Угу... Угу!!" Су Лин'эр решительно кивала и изо всех сил пыталась заглушить рыдания. Ее маленькие красные губы были сплошь испещрены следами от маленьких зубов...

Времени оставалось всего ничего. Юнь Че отпустил Су Лин'эр, взял ее лицо обеими руками и нежно поцеловал в лоб. Затем он повернулся, стиснул зубы и пошел вперед, шаг за шагом... все дальше и дальше, прочь от печального взгляда Су Лин'эр…

Су Лин'эр не побежала за ним. Она стояла на месте, обеими руками обнимая надетую на ней Броню Драконьей Чешуи, подаренную Юнь Че, на которой все еще оставался его легкий запах. Своим расплывающимся от слез взглядом она следила за его постепенно удаляющейся фигурой. Наконец, не в силах больше сдерживаться, она закричала. Громкие, сопровождаемые плачем крики разносились далеко окрест...

"Старший братик Юнь Че! Я буду ждать тебя... Я буду ждать, пока ты не вернешься и не женишься на мне... "

"Старший братик Юнь Че, ты должен думать обо мне... Ты обязательно должен меня впоминать... Ты не должен забывать обо мне..."

"Старший братик Юнь Че... Я быстро вырасту... Ты должен вернуться... Ты должен... Ты должен... Ты должен вернуться ..."

" Старший братик Юнь Че... Я не хочу, чтобы ты уходил... Уууу... Уууууууу...».

Фигура Юнь Че становилась все меньше и меньше и, наконец, она полностью исчезла из ее видимости. Су Лин'эр мягко опустилась на землю, схватилась за свое лицо и громко зарыдала... Ее старший братик Юнь Че ушел, забрав с собой часть ее души...

Громкие крики Су Лин'эр достигали ушей Юнь Че, в результате чего каждый следующий его шаг был несравненно труднее, чем предыдущий. Выражение его лица было полно нестерпимой горечи, но он не смел повернуть назад. Потому что он боялся, что если вернется, то больше уже никогда не сможет уйти.

"Между вами двумя очень странные отношения." Тихо сказала Ся Цинь Юэ, видя выражение лица Юнь Че. Она не могла понять, как взрослый мужчина и девочка, которой было всего лишь десять лет от роду, смогли создать такую прочную связь всего за один короткий день.

Юнь Че поднял голову и посмотрел на небо. "Цинь Юэ, веришь ли ты в... перерождение?"

Ся Цинь Юэ была слегка поражена. Она быстро взглянула на Юнь Че и осторожно кивнула. "Да, верю."

В этот момент пространство вокруг них внезапно начало искажаться.

"Мы, наконец, возвращаемся в наш мир». Юнь Че закрыл глаза и тихо прошептал: "Прощай... Моя Лин'эр..."

Как только Юнь Че договорил, их с Ся Цинь Юэ фигуры тут же одновременно исчезли в пространственном разломе. На мгновение появилось ощущение невесомости, но тут же пропало. В тот же момент им в лицо ударил холодный ветер.

Когда Юнь Че открыл глаза, его взору предстал наполненный кружащимся снегом мир... Он и Ся Цинь Юэ вернулись в Область Скрытого Небесного Озера, однако сейчас они находились вне границ самого Небесного Озера.

"Фуууух..." Юнь Че испустил долгий вздох. Несмотря на то, что это была просто маленькая Су Лин'эр из мира грез, иллюзия, сотворенная Злым Богом, расставание с ней все равно заставляло его грудь болеть так, как будто она вот-вот разорвется на куски.

"Несмотря на то, сколь прекрасен сон, в конце концов, всегда наступает время для пробуждения." Пробормотал Юнь Че с невыразимой тоской. После этого он вошел в свое подсознание и спросил у Жасмин: "Жасмин, почему душа Злого Бога воспользовалась всеми оставшимися силами, чтобы отправить меня в такой иллюзорный мир? Может быть, после прочтения моих воспоминаний, Злой Бог решил, что это поможет мне облегчить тот груз вины и сожалений, что я несу? "

"Иллюзорный мир?» Зазвучал голос Жасмин. "Так ты на самом деле все это время думал, что мир, в который вас отправил Злой Бог, был лишь иллюзией?"

"...Очевидно, что это была иллюзия". Безвольно сказал Юнь Че. Если бы все было реально, то как бы Су Лин'эр, которая уже давно умерла, смогла там появиться? И она, к тому же, была в столь молодом возрасте.

"Хех..." Жасмин вдруг начала странно смеяться, как если бы она услышала что-то забавное, и медленно сказала: "Понятно, это не удивительно, твои эмоции и действия были настолько странными. Ты на самом деле воспринимал тот мир как иллюзию... Но я могу с полной уверенностью заявить. Мир, в котором вы побывали, определенно... не был... иллюзией!! "