Глава 279. Падший Гений

– Зять … Зять …ЗЯТЬ!!

Ся Юань Ба рванулся вперед, как ненормальный, бросившись прямо под Меч Небесной Кары. Обе его руки обрушились на платформу под Мечом, он неистово бил ими пока кожа на его руках не потрескалась до крови. Но на платформу Меча это не возымело никакого эффекта, даже вся объединенная мощь Обители Небесного Меча не могла ему помочь. Уже не говоря о единственном Ся Юань Ба, даже десять миллионов Ся Юань Ба не были бы в состоянии нанести малейшего ущерба.

Все лица присутствующих выражали шок. Никто не мог бы представить, что Юнь Чэ, который победил основных учеников нескольких главных сект в возрасте семнадцати лет, который занял первое место на турнире, чье имя встряхнуло континент, так быстро погибнет таким неожиданным образом, перед ними прямо после того, как он достиг таких невообразимых успехов.

И причина, по которой он погиб, не была из-за случайности от рук демона, но в попытке спасти того, кто даже не был достоин зваться «мусором» в их глазах. Когда они очнулись, то даже не знали, хвалить ли его за самоотверженность или корить за идиотский поступок.

– Как… как же так могло случиться …, – Цинь Ву Шан был потрясен до глубины души. Он стоял там в течение длительного времени, не знающий, что сделать. Слава и гордость были принесены в Столицу Империи Голубого Ветра, но кошмар произошел так внезапно. Он поднял голову, задыхаясь от нехватки воздуха. Он чувствовал себя настолько подавленным, как будто его грудная клетка собиралась взорваться. Надеясь на чудо он тяжелыми шагами направился к Лин Куну, остановился перед ним и спросил голосом, лишенным эмоций: “Старший Лин, действительно ли возможно поднять Меч Небесной Кары? …, Возможно, Юнь Чэ …, Возможно, он …”

Остановившись на половине предложение, Цинь Ву Шан больше не смог продолжить говорить из-за горя. Но даже если они поднимут Меч Небесной Кары? После той одной атаки демона все могли ясно видеть ужасное состояние Юнь Чэ. Такая тяжелая рана, не говоря о людях на ранней стадии Духовной ступени [4], даже сильный практик Небесной ступени [6], несомненно, погиб бы … не было никакой надежды, что он мог бы выжить.

Слова Цинь Ву Шана поразили Ся Юань Ба, который в отчаянии рыдал. Он резко бросился к Лин Куну. С громким шлепком Юань Ба упал на колени перед Лин Куном и обхватил его ноги окровавленными руками: “Старший Лин … Старший Лин, я прошу вас …, я прошу вас быть милосердными и поднять Меч Небесной Кары … Зять …, он не умер бы так легко …, пожалуйста, …, пожалуйста, …, я прошу вас спасите Зятя!!”

Голос Ся Юань Ба был хриплым и заполнен отчаянием. Лицо Лин Куна было недовольным, поскольку он сам был главной причиной этого инцидента. Если бы не внезапно возникшая идея, позволить десятке лучших сект наблюдать за ритуалом запечатывания Демона, то этого бы не случилось. Если бы Ся Юань Ба был бы тем, кто умер, то этот инцидент не стоил бы внимания, и о нем быстро бы забыли …. Это так! Никто не помнит слабаков, не говоря уже о мертвом слабаке. Это было бы лучшим исходом.

Но Юнь Чэ; он был чемпионом турнира! Что еще более важно, он был фактически одиночкой, не принадлежал никакой фракции и боролся, как единственный ученик, представляющий Императорскую семью. Этими достижениями он стимулировал и взволновал бесчисленных молодых людей, не состоявших в сектах, которые мечтали о силе. Ажиотаж, который он создал, победив на турнире, затмил все предыдущие турниры. Не только в Обители Небесного Меча, но уже везде в пределах границ Империи Голубого Ветра, Юнь Чэ уже вызвал сильный шторм. Особенно в Столице Империи Голубого Ветра; целый город уже был в праздничной атмосфере и подготавливал приветствовать прибытие Юнь Чэ. Даже Император, Цан Вань Хэ, пылал от счастья, ожидая их триумфального возвращения каждый день.

Совершенный контроль тяжелого меча Юнь Чэ, даже заставил Лин Куна сделать попытку пригласить его в Небесный Регион Могущественного Меча.

Но такой талант был погублен так внезапно.

Если бы этот инцидент предать огласке, волна ужасного общественного недовольства захлестнет всю Империю Голубого Ветра.

Лин Кун глубоко вздохнул и произнес тяжелым голосом: “Глупости! Гробница Меча Небесной Кары не может быть открыта по простой прихоти. Сложная формация, которую я активировал, требует сотрудничества более чем дюжины Мастеров Небесного Могущественного Региона Меча, к тому же требуется много времени, чтобы создать ее …. Подумайте! Даже если бы было возможно выпустить его, и что? Рана, которую он получил …, сейчас он уже должен быть мертвым. Он сам привлек его …, вы все должны … просто сдаться”.

Каждое слово, произнесенное Лин Куном, было правдой, все в душе были согласны с ним. Даже в Небесной Могущественной Формации Подавления Души, этот демон все еще мог выпустить силу на уровне Императорской ступени [7]. Эта одна атака не была чем-то, чему мог противостоять Юнь Чэ. Когда они видели ущерб, нанесенный Юнь Чэ, от одного касания, это заставило их безудержно дрожать. Такой ущерб, нанесенный кому-либо другому, даже если бы у них были горы духовных пилюль и чудесных трав, для них было бы невозможным просто остаться в живых.

Даже при самом лучшем исходе, если он не умер и даже был в состоянии дышать, он был схвачен и находился рядом с сумасшедшим демоном. Как мог он продолжать жить!

И даже если при необъяснимых обстоятельствах демон решит не убивать его, и он чудом останется жить, формация Меча Небесной Кары могла быть выпущена только один раз в двадцать лет. Из-за большой силы демона, даже без еды и питья в течение ста лет, он не умер бы. Но на уровне Юнь Чэ, один - два месяца были абсолютным максимумом. После этого он умер бы от голода и жажды.

Уже ничего не могло помочь Юнь Чэ, который оказался прямо в руках смерти.

– Вздохните!, –  вздохнул Цинь Ву Шан, прикрыв глаза, его сердце заполнилось горем.

Ся Юань Ба не двигался. Он все еще без движения стоял на коленях, замерев, как будто внезапно умер.

– Юань Ба, встаньте, вы должны смело продолжать жить. Только так, вы будете достойным этой жизни, которой Юнь Чэ пожертвовал, чтобы спасти вас, – подавленно сказал Цинь Ву Шан. После того, как он закончил говорить, от Ся Юань Ба не последовало никакого ответа. Он опустил голову и взглянул на Юань Ба, вдруг он увидел две очень отличных длинных полосы крови на лице Ся Юань Ба.

Кровавые слезы!! Только, когда человек переживал чрезвычайное горе, невыносимую боль, когда душа находится на грани краха в бесконечных страданиях, появляются настоящие кровавые слезы!!

Сердце Цинь Ву Шана испытало неистовое потрясение. В этот момент он понял, что постоянно недооценил взаимоотношения между Юнь Чэ и Ся Юань Ба. Он не знал, что, когда внутренние каналы Юнь Чэ были разрушены, Юнь Чэ стал объектом насмешек и издевательств от других. Кроме его Дедушки и Маленькой Тети, только Ся Юань Ба находился рядом с ним, вдохновлял и утешал его, снова и снова сражаясь против людей, которые дразнили его. Все время пока Юнь Чэ рос, Ся Юань Ба был его для него поддержкой и опорой, и после всего пережитого он стал его истинным братом, который оставался глубоко в его сердце. Поскольку Юнь Чэ завоевал общее признание и влияние, вокруг него постоянно появлялись личности, с готовностью строящие из себя “друзей”. Но отношения с таким типом друзей никогда не выдерживали испытание временем, когда он был в самом низу, когда все смотрели на него с презрением, тогда все считали, что у него не было будущего. Никто и никогда не мог сравниться с чистыми и искренними чувствами Ся Юань Ба.

Вот почему, когда Юнь Чэ стал сильным, он не мог выдержать даже единственного случая издевательств над Ся Юань Ба. Кто бы ни причинил Ся Юань Ба боль, он заставит другую сторону заплатить самую большую цену. Когда он увидел, что Ся Юань Ба столкнулся опасностью, у него не было и толики сомнений насчет своей жизни…, потому что Ся Юань Ба абсолютно стоил этой жертвы.

Цинь Ву Шан поспешно присел перед Ся Юань Ба, и утешительно сказал: “Юань Ба, …, ты в порядке? Вздохни глубже…, если ты хочешь кричать, то не сдерживай себя. После крика тебе должно полегчать, живи, чтобы нести память о Юнь Чэ, еще важнее живи, чтобы помочь Юнь Чэ закончить вещи, он не успел…”

Утешительные слова Цинь Ву Шана не возымели никакого эффекта на Ся Юань Ба. Он продолжал стоять на коленях, без движения, с мертвенно бледным лицом. Его глаза были пустыми без следа жизни, и два кровавых потока стекали по его бледному лицу…

– ЮАНЬ БА!, – громко крикнул Цинь Ву Шан.

Этот громкий крик подействовал на Ся Юань Ба, заставив его очнуться от кошмара. Внезапно издав крик «ААА!!», он поднялся и побежал, на север с безумным выражением лица. Издав такой пронизывающий и душераздирающий крик, решительно проникающий в сердце бесчисленными иглами, заполняя бесконечным горем и печалью. Никто не останавливал его. В их глазах появилось сложное выражение, они наблюдали, пока он не скрылся из виду.

– ЮАНЬ БА!!, – прокричал Цинь Ву Шан ему вдогонку. Он хотел последовать за ним, но он не мог оставить оцепеневшую Цан Юэ. Он глубоко вздохнул, тяжесть на его сердце могла сокрушить даже гору

– Старший Мастер Лин, пожалуйста, найдите кого-нибудь, чтобы присмотреть за моим учеником, – беспомощно произнес Цинь Ву Шан, не способный просить подобное у кого-либо еще. Он забрал Цан Юэ и полетел к их внутреннему двору, выглядя чрезвычайно одиноко и пустынно.

– Как такое могло произойти …, Как такое могло случиться …,– Лин Цзе, сидел на земле, бессмысленным взглядом уставившись на огромный Меч Небесной Кары, его мысли и чувства беспорядочно перемешались.

– Небеса действительно ревнуют к такому выдающемуся таланту, с сочувствием произнес Лин Юнь, закрыв глаза.

– Старший Ву Гоу, пошлите кого-то, чтобы присмотреть за тем … Ся Юань Ба, чтобы избежать несчастного случая. Кроме того, проводите Бабушку Цзю Му к принцессе Цан Юэ, чтобы выяснить ее состояние. Не позволяйте ее телу и духу получить повреждения, – Лин Юэ Фэн закончил раздачу указаний и глубоко вздохнул. Достигнуть звания чемпиона в турнире с внутренней силой на Истинной ступени [3] было беспрецедентно, но не смотря на это, такой несравненный гений, который встречается раз в тысячу лет, погиб. Никто не смог бы не испытывать сожаления по такому поводу.

– Да, ответил Лин Ву Гоу твердым голосом, прежде чем удалиться.

– Мы тоже должны идти, произнесла Чу Юэ Ли, со сложным выражением в глазах, Шуй Ус Хуан и Ву Сюэ Синь и тихо ушла. Она чувствовала некоторое сожаление о смерти Юнь Чэ и немного жалости. Но вместе с тем, она также ощущала частичку радости, которой не должно было быть …, потому что, из-за произошедшего, Ся Цин Юэ станет абсолютно свободна от мирских забот и сможет сосредоточится на медитации в Божественном Дворце Ледяного Облака до того дня, когда она превзойдет Старшую Хозяйку и вознесет Божественный Дворец Ледяного Облака на вершину Империи Голубого Ветра. Огромный долг, нависший над Божественным Дворцом Ледяного Облака перед Юнь Чэ, также исчезал без следа.

Большинство людей было расстроено этим событием, но также были люди, которые искренне радовались такому исходу. Для Фэнь Цзюэ Чэна такой результат стал истинным подарком, посланным с небес. Он холодно смеялся про себя, размышляя: “Вот же идиот! Он бросил свою жизнь, чтобы спасти какой-то мусор … полный кретин! Но такое нужно считать очень удачным, умереть так просто. Если бы тобой занялся я, даже не надеялся бы на такою легкую смерть!”

Толпа постепенно начала расходится. Они могли себе представить ужасные последствия, бурю эмоций среди людей в Империи Голубого Ветра, которая будет вызвана из-за внезапной смерти Юнь Чэ.

Лин Кун стоял на своем первоначальном месте и смотрел на Меч Небесной Кара. Он плотно сдвинул брови, размышляя: Странно! Когда Юнь Чэ прошел через барьер Небесной Могущественной Формации Подавления Души, сила, которой он воспользовался была ничуть не хуже, по сравнению с его силой, до контакта с ним …, Почему же он не был затронут духовной подавляющей формацией? Это из-за какого-то особого обстоятельства или это потому что Небесная Могущественная Формация имеет в себе брешь?

Но парень был уже мертв. Не было никакого смысла, продолжать думать об этих вещах. С взмахом рукава он превратился в луч света и исчез из Террасы Мастерства Меча.

 

… … … … … … … …

 

– Чт … что? Что ты сейчас …, ЧТО ТЫ СКАЗАЛА !?

Когда Чу Юэ Ли закончила рассказ Ся Цин Юэ о смерти Юнь Чэ, не получив ответ Ся Цин Юэ, вместо этого сначала она услышала дрожащий голос Чу Юэ Чань, который был подобен листу лотоса колышущемся на свирепом ветру.

Чу Юэ Чань поднялась и ледяной духи вокруг ее тела истерично задрожали. Чу Юэ Ли удивленно воззрилась на нее. Она растерянно спросила: “Старшая сестра, что стряслось? Почему ты … …”

– Ты сказала, он умер … Он … умер …?

В этот момент голос Чу Юэ Чань был очень слаб, как колышущиеся облака. Ее ресницы, пристальный взгляд, ледяные духи и все тело … затряслось и задрожало, … Чу Юэ Ли была потрясена. Она знала свою сестру лучше, чем кто-либо в этом мире. Не было ничего в этом мире, что могло бы потревожить ее сердце. Но теперь, ее чувства вышли из-под контроля…, и они были абсолютно неконтролируемыми! На ее памяти, от начала и до конца, это было в первые. Она сделала несколько шагов вперед, остановившись перед Чу Юэ Чань, и с тревогой спросила: “Старшая сестра, что произошло? Ты … ты возможно что-то не так расслышала? Я сказала, что человеком, который погиб, был Юнь Чэ. Он пытался спасти Ся Юань Ба, который шел рядом с ним, и погиб от рук демона. Его труп остался вместе с демоном, заключенным под Террасой Мастерства Меча…”

Чу Юэ Ли не успела договорить, когда Чу Юэ Чань уже вылетела, оставив позади опустошающий замораживающий порыв ветра.

– Старшая сестра!, воскликнула Чу Юэ Ли, поспешно последовав за ней.

Шуй Ус Хуан и Ву Сюэ Синь смотрели друг на друга, не зная, как поступить.

Что касается Ся Цин Юэ … Она сидела без движения. Ее пристальный взгляд замер на одном месте, уходя в даль, не замечая ничего перед собой. Даже ее дыхание и сердцебиение полностью остановились. В тот же миг все ее лицо приняло вид прекрасной безжизненной, ледяной статуи …