Глава 282. Великие Волнения (часть 2)

Для врача уровня Бабушки Цзю Му такие вещи были очевидны, и сомневаться в ней по этому вопросу значило оскорблять ее медицинские познания и достоинство. Больше она не сказала ни единого слова. Опираясь на трость, она вышла из комнаты, оставив ошарашенных Чу Юэ Ли и Лин Юэ Фэна.

«Невозможно… Абсолютно невозможно. Как может старшая сестра… Ах? Старшая сестра… Ты… ты очнулась!«

Паникующая Чу Юэ Ли вдруг заметила, что Чу Юэ Чань, лежащая на кровати, уже открыла глаза. Она поспешно бросилась к кровати и спросила: «Старшая сестра, ты в порядке? Чувствуешь какую-то боль? Только что Бабушка Цзю Му сказала, что… ты беременна…«

Услышав слова Чу Юэ Ли, Чу Юэ Чань бездействовала, пораженная свалившейся на нее новостью. Когда бабушка Цзю Му мерила ее пульс, она уже была в сознании, поэтому слышала все до последнего слова. Потрясенная, она медленно подняла руку, мягко положив ее на нижнюю часть живота.

Это подсознательное движение было свойственно любой женщине, услышавшей, что она беременна.

Ее взгляд и ее действия были бесспорным, молчаливым свидетельством ее беременности. Чу Юэ ли застыла, будто громом пораженная. Лин Юэ Фэн неосознанно шаг за шагом отступал назад. Все его тело сотрясала крупная дрожь, как будто в него в солнечный, погожий денек ударила молния.

«Старшая сестра… ты…» Чу Юэ Ли была совершенно растеряна. Увидев руку Чу Юэ Чань, лежащую на нижней части живота, ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

«Не спрашивайте меня ни о чем!» Чу Юэ Чань глубоко вдохнула, ее голос стал невероятно холоден: «Мы немедленно уходим отсюда и возвращаемся в Божественный Дворец Ледяного Облака!«

«Хорошо… хорошо!» Крайне запутанная Чу Юэ Ли могла только кивнуть.

«Фея Ледяной Красоты… Вы… Кто является отцом ребенка, которого вы… Чей это ребенок!?» У Лин Юэ Фэна перехватило дыхание, он дважды повторил один и тот же вопрос, пока его сердце переворачивалось с ног на голову. С опытом Бабушки Цзю Му, она не могла ошибаться в таких вещах. Учитывая еще и реакцию Чу Юэ Чань, для него более не было никакой необходимости сомневаться в том, беременна она на самом деле или нет. В этот момент он отчаянно, до безумия хотел знать, кому принадлежал этот ребенок! Кто именно был тем человеком, что на самом деле сделал Чу Юэ Чань…

Все эти годы он безответно любил Чу Юэ Чань, выставляя себя на посмещище, теряя свое достоинство, он следовал за ней десятки лет, но до сих пор не мог увидеть даже ее лица. В конце концов, он вернулся в Обитель Небесного Меча и женился на Сюаньюань Юй Фэн, у которой была удивительная родословная. Но в его сердце всегда оставалась фигура Чу Юэ Чань.

Чу Юэ Чань для него была чрезвычайно красивой, но несбыточной мечтой.

И эта необыкновенная мечта была бесконечно прекрасна, потому что она не могла сбыться ни для кого. Таким образом, мечта о Чу Юэ Чань всегда пребывала в глубине его сердца.

Но сегодня эта мечта была полностью разрушена.

Когда он был молод, он был публично признан гением номер один в молодом поколении, никто не мог с ним сравниться. До сих пор он был лидером сильнейшей секты в Империи Голубого Ветра, достойный того, чтобы называться экспертом номер один во всей Империи Голубого Ветра! В глазах бесчисленных духовных практиков он был недостижимой высотой, существом, подобным богу. Даже сам император не мог себе позволить быть неуважительным по отношению к нему! Он провел почти всю свою жизнь, потакая своим чувствам и преследуя  Чу Юэ Чань, но его попытки закончились полным разгромом. Первоначально он чувствовал по этому поводу бесконечное сожаление, но утешал себя тем, что ученицы Божественного Дворца Ледяного Облака никогда не выходили замуж. Поэтому женщина, которой даже он не мог добиться, не могла достаться никому в Империи Голубого Ветра… Но сегодня он своими ушами слышал, видел своими собственными глазами, что она была беременна!

Потрясение, подобное удару молнии с Девяти Небес, обрушилось на его сердце, в результате чего все его мечты, надежды, его достоинство и гордость были полностью растоптаны.

Чу Юэ Чань даже не взглянула на него. Ледяным, подобным снегу голосом, который звучал так же холодно, как и в прошлом, она сказала: «Это мое личное дело, Глава Обители Лин не имеет права вмешиваться! К тому же, это резиденция Божественного Дворца Ледяного Облака, а не место, где вы должны… убирайтесь вон!«

 

Наряду с отстраненным отношением Чу Юэ Чань, державшей людей на расстояние в тысячи миль от своего сердца, Лин Юэ Фэну также был несравненно знаком ее ледяной, лишенный эмоций голос. Он вдруг вспомнил аномальную реакцию Чу Юэ Чань на Террасе Мастерства Меча, которая заставила его ощутить крайне нелепое чувство в своем сердце. Хриплым голосом он с трудом смог выдавить: «Может ли быть… может ли быть, что вы и Юнь Че… Нет! Невозможно! Абсолютно невозможно… Это совершенно точно не может быть так… «

Два слова «Юнь Че» вызвали нестерпимую боль в сердце Чу Юэ Чань и заставили ее внезапно взорваться,  крича на Лин Юэ Фэна голосом, холод в котором пронзал кости: «Кто бы ни был отцом ребенка, которого я ношу, это не твое дело! Убирайся отсюда немедленно!!«

Лин Юэ Фэн был шокирован. Его сердце наполнилось горем, а разум из-за свалившихся на него новостей почти потерял способность думать. Он глубоко вздохнул, повернулся и ушел, потерянно и одиноко шатаясь из стороны в сторону. Когда он уже выходил из комнаты, Чу Юэ Ли поспешно сказала: «Глава Обители Лин, сегодняшний инцидент связан с репутацией моей сестры и Божественного Дворца Ледяного Облака, пожалуйста, убедитесь, что все останется в секрете! Прошу вас«.

Лин Юэ Фэн на мгновение остановился. Затем он медленно кивнул и вышел из резиденции.

Во дворе Лин Юэ Фэн беспокойно ходил из стороны в сторону довольно долгое время. Его разум окончательно успокоился. Он остановился, глядя на небо, и тихо вздохнул. Ему было совершенно очевидно, что этот инцидент был, вероятно, был самым тяжелым ударом, который он когда-либо получал за всю свою жизнь. Этот удар полностью разрушил самую красивую мечту в его сердце, заставив его почувствовать себя самым никчемным неудачником в этом мире. Неописуемое чувство унижения объяло его сердце.

«Ха-ха-ха! Это действительно смешно, ты упорно преследовал Чу Юэ Чань на протяжении более десятка лет, но за это время ни разу не видел даже ее лица. Прошло несколько десятков лет, но ты все равно не мог забыть о ней и постоянно думал о ней, но она даже не удостаивала тебя взглядом. Она предпочла иметь незаконные сексуальные отношения с младшим, и даже забеременела от него! Эта шутка судьбы столь же велика, как сами Небеса! Лин Юэ Фэн, ты не чувствуешь себя безнадежным глупцом!?«

Пронзающий уши голос раздался позади него. Лин Юэ Фэн повернулся с лицом, полным удивления и гнева, и посмотрел на свою жену, Сюаньюань Юй Фэн. Он был крайне удивлен тем, что его, как правило, нежная жена сказала ему столь колкие и жестокие слова. Он отчаянно пытался подавить ярость в своем сердце, но ее слова увеличили ее в несколько раз.

«Замолчи!» Сердито сказал Лин Юэ Фэн: «Ты на самом деле подслушала наш разговор! Этот случай… этот инцидент, я не имею с ним ничего общего! Ее беременность не доказана, а насчет Юнь Че… Да это просто смешно! Забудь все, что ты слышала, я запрещаю тебе говорить об этом с кем-либо еще!!«

Как только Лин Юэ Фэн закончил свою тираду, он почувствовал, что был слишком резок, но ярость, переполнявшая его сердце, была слишком велика. Холодно фыркнув, он перебросил рукава своего одеяния за спину и ушел.

Лицо Сюаньюань Юй Фэн побагровело. Она задрожала от гнева и сказала: «Лин Юэ Фэн… даже сейчас ты по-прежнему защищаешь ее!! Твое отношение к ней… на самом деле… полно глубокой любви!! Ты в самом деле … осмелился поступить так со мной!!«

«Ты не хочешь, чтобы люди знали об этом… тогда я специально позволю людям знать! Каждый, живущий под небесами, узнает об этом!!«

Находясь в порыве гнева, Сюаньюань Юй Фэн вдруг увидела Лин Юня, идущего к ней. Его шаги были медленными, и, казалось бы, безжизненными.

Она нахмурила брови. Сдерживая свой гнев, она подошла к нему и спросила: «Юнь’эр, что случилось? Почему ты выглядишь так подавленным?«

«Мама…» Сказал Лин Юнь, после чего одиноко улыбнулся: «Я с детства был безумно сосредоточен на пути меча, ничто не отвлекало мое сердце, и я думал, что никогда в жизни не почувствую ничего к женщинам. Но недавно я влюбился в девушку. Я вспоминаю о ней днем и ночью и не могу перестать думать о ней«.

Как мать, Сюаньюань Юй Фэн с первого взгляда поняла, что случилось с Лин Юнем. Она тихо вздохнула и успокаивающе сказала: «Той, в которую ты влюбился, должна быть Ся Цинь Юэ, верно? Если ты действительно любишь ее и не женишься на ней за эти несколько оставшихся дней, мама сама отправится в Божественный Дворец Ледяного Облака, чтобы предложить брак! Кого волнует правило о запрете на брак учениц Божественного Дворца Ледяного Облака! В этом мире нет ни единой женщины, которой бы не был достоин мой Юнь’эр! Если Божественный Дворец Ледяного Облака не даст своего согласия, мама насильно привезет ее сюда. Я не позволю тебе стать как… Кхммм, стать таким же безнадежным глупцом, как твой отец!«

Лин Юнь с горечью поднял голову и сказал: «Уже слишком поздно, она… уже замужем«.

«Что?» Сюаньюань Юй Фэн была поражена: «Как это возможно? Ученицы Божественного Дворца Ледяного Облака никогда не вступали в брак, как она могла выйти замуж!«

«Мама, ты помнишь, как год назад Секта Сяо распространила сообщение о свадьбе новой ученицы Божественного Дворца Ледяного Облака, прошедшей в Городе Плывущих Облаков? В то время, так как это была лишь обыкновенная юная ученица, никто не обратил на это внимания… Но теперь я знаю, что той ученицей на самом деле была Ся Цинь Юэ… А человек, за которого она вышла замуж… это недавно погибший Юнь Че… Она оплакивает его, ее сердце разбито, и она ни за что не примет в него кого-либо еще«.

Пока Лин Юнь говорил, он болезненно прикрыл глаза. Если бы он был беззаботным человеком, то эта боль, в лучшем случае, заставила бы сжаться его сердце, и спустя немного времени исчезла бы, как плывущие по бескрайнему небу облака. Но для человека, посвятившего всю свою жизнь занятиям с мечом, было слишком тяжело впервые испытывать чувства к другому человеку. К тому же, это была единственная в жизни первая любовь…

«Неожиданно… Это произошло на самом деле…» Глядя на лицо Лин Юня, Сюаньюань Юй Фэн чувствовала глубокую боль в сердце: «Юнь Че… И снова этот Юнь Че, он, похоже, прячет бесчисленное количество трюков в рукаве… И Божественный Дворец Ледяного Облака, вы не остановились на боли моего мужа… Теперь вы заставляете страдать еще и моего сына…«

——————

Вечером после инцидента на Терраса Мастерства Меча Лин Кун покинул Обитель Небесного Меча. Божественный Дворец Ледяного Облака также оставил Обитель, не попрощавшись. На следующий день на рассвете Императорская Семья Голубого Ветра также исчезла, никого не предупредив. Это не значило, что у них не было манер, просто они были слишком подавлены, чтобы устраивать церемонию прощания с Обителью Небесного Меча… Когда они пришли сюда, все четверо были полны надежд. Имя Юнь Че, в одиночку защищавшего честь Императорской Семьи Голубого Ветра, снова и снова гремело над Ареной Поющих Мечей. Но во время отъезда осталось лишь два человека, и с собой они увозили лишь груз бесконечной печали.

Когда они покидали Обитель Небесного Меча, Цан Юэ не плакала. Без печали, без слез, она была пугающе спокойна, как будто ее душа последовала за Юнь Че, оставив пустую бесчувственную оболочку. Цинь Ву Шана утешало лишь то, что она не делала ничего безрассудного и не говорила никаких безумных вещей, потому что она должна была вернуться, чтобы защитить своего отца, который был уже одной ногой в могиле.

Если ее отец также покинет этот мир, то у нее не останется никаких причин для существования.

Однако никто не мог предвидеть, что после окончания Рейтингового Турнира шумиха вокруг имен Юнь Че и Ся Цинь Юэ в Империи Голубого Ветра нисколько не утихнет. Еще большая буря беспрецедентных волнений разыгралась в Империи Голубого Ветра, что привело к тому, что имя «Юнь Че» стало именем нарицательным, которое знали абсолютно все.

«… Когда Фея Ледяной Луны, Ся Цинь Юэ, вышла из Области Скрытого Небесного Озера, ее духовная сила неожиданно оказалась на Императорской[7] ступени внутренней силы! Честное слово… это на самом деле была Императорская[7] ступень. Это было подтверждено информацией от десяти крупных сект! Святые небеса… Я слышал, что она не только является красавицей номер один, но и в будущем, она, несомненно, достигнет недосягаемых вершин в Империи Голубого Ветра«.

«А не является ли она воплощением истинной Феи? Она невероятно красива. Ее талант и удача также неописуемо высоки!«

«Ребята, вы уже слышали? В тот же день, когда Юнь Че покинул Область Скрытого Небесного Озера, он погиб на Террасе Мастерства Меча В Обители Небесного Меча«.

«Эх, кто этого не слышал! На самом деле он умер, пытаясь спасти кусок мусора, находящийся на Начальной[1] ступени внутренней силы. Эх, небеса действительно ревновали к его таланту. Наконец-то появился несравненный гений, который позволил бы нам вознестись на новые высоты, и тут же погиб из-за такого дерьма. Кто знает, через сколько сотен лет может появиться второй подобный талант«.

«ЧТО!? Фея Ледяной Красоты из Божественного Дворца Ледяного Облака беременна!? Э… э… это…..«

«Несомненно, это правда, эта новость уже распространилась повсюду. Говорят, слухи исходят из обители Небесного Меча, поэтому они не должно быть ложными. Я также слышал, что ребенок Феи Ледяной Красоты от Юнь Че!! Говорили, что после того, как Юнь Че погиб на Террасе Мастерства Меча, Фея Ледяной Красоты обезумела от горя, и ее прямо там начало рвать кровью… Если бы все вокруг не говорили об этом, я бы ни за что не рискнул поверить в это!«

«Есть еще более шокирующая новость! Фея Ледяной Луны, Ся Цинь Юэ неожиданно вышла замуж в возрасте шестнадцати лет, и счастливчиком был, как это ни удивительно, Юнь Че! Финальная битва Рейтингового Турнира была поединком между мужем и женой… Это факт, несомненный факт!«

«В прошлом году появилась новость о новой ученице из Божественного Дворца Ледяного Облака, нарушившей правила и вышедшей замуж, и Секта Сяо подтвердила это. Имя этой ученицы Ся Цинь Юэ! Она вышла замуж за этого Юнь Че… Ходят слухи, что кто-то в обители Небесного Меча видел своими собственными глазами, как она оплакивала Юнь Че…«

«Красавица номер один прошлого и красавица номер один нынешнего, одна неожиданно забеременела от Юнь Че, а вторая оказалась его женой… Охренеть!«

«Многие люди были безнадежно влюблены в Фею Ледяной Красоты, Чу Юэ Чань. В их число входят Мастер Обители Небесного Меча Лин Юэ Фэн и Глава Секты Сяо  Сяо Цзюэ Тянь, но никто не мог встретиться с ней даже взглядом, а она внезапно забеременела от Юнь Че. А Фея Ледяной Луны, которая даже еще более прекрасна, чем Фея Ледяной Красоты… Ах-ах-ах! Я хочу занять место Юнь Че, даже если мне тоже придется сдохнуть!«

«Это еще не все, даже наша единственная принцесса Империи Голубого Ветра, госпожа Цан Юэ, также была увлечена им! Во время Рейтингового Турнира в Обители Небесного Меча только слепой бы этого не заметил. Я слышал, что Фэн Дзюэ Чен из-за этого хотел тайно убить Юнь Че в Области Скрытого Небесного Озера, но его затея не увенчалась успехом«.

«Этот Юнь Че столь удивителен, что бросает вызов небесной справедливости! Я думаю, что даже сами боги не могли продолжать смотреть на его удачу, и именно поэтому они уничтожили его!«

«Он был будто демон в человеческом мире, бог среди людей! Ааааа… Ну почему же я не Юнь Че!«

Имя Юнь Че порождало невероятный шторм в Империи Голубого Ветра. За каждые десять шагов по любой улице каждого города можно было услышать имя «Юнь Че» по крайней мере семь или восемь раз. Если бы он просто умер, люди бы глубоко сожалели и чувствовали печаль, может даже бесконечно восхищались бы им и убивались из-за потери столь талантливого молодого эксперта. Но с добавлением слухов о принцессе Цан Юэ, Фее Ледяной Красоты и Фее Ледяной Луны их чувства мгновенно изменились. В то время, как люди обсуждали его, их голоса содержали поклонение, зависть, ревность, шок, обиду… и множество других разнообразных эмоций.

В это время, в самом центре Империи Голубого Ветра, под Террасой Мастерства Меча в Обители Небесного Меча, в темном пространстве, Юнь Че, неподвижно лежавший, будто труп, на протяжении нескольких долгих дней, с большим трудом приоткрыл глаза.