Глава 293. Стремительный прогресс

Зима незаметно сменилась весной. Вместе с первыми теплыми ветрами на смену прошлому неторопливо заступил следующий год.

Прошла весна, настала осень, опавшие на землю листья пожелтели и высохли. К этому моменту уже минуло полных шестнадцать месяцев с “гибели” Юнь Чэ.

Даже самый яркий свет потускнеет со временем. Несмотря на то, что сияние Юнь Чэ было ярким цветком, распустившимся лишь раз, влияние, которое он произвел было очень сильным. Даже при том, что на сегодняшний день оно не могло сравниться с изначальным энтузиазмом, имя “Юнь Чэ” все еще можно было часто услышать в каждом уголке Империи Голубого Ветра. И для всех молодых практиков без поддержки могущественных сект, эта история стала прекрасной фантазией. Поклонение такому успеху стало чуть-ли не религией.

[Обитель Небесного Меча]

 Ранним утром около четырех часов, когда на небе только забрезжил рассвет. В предрассветных сумерках молодой человек в легких просторных одеждах подошел к Террасе Мастерства Меча. В момент, когда его нога коснулась первого кирпича Террасы Мастерства Меча, испуская завораживающее сияние, прямо с небес, словно танцуя на ветру к нему в руку послушно опустился красивый длинный меч.

Лин Цзе теперь уже был семнадцатилетним молодым человеком. На его лице прибавилось решительности. Его пристальный взгляд, который ранее был как острый меч стал еще более острым, чем прежде, и его внутренняя сила теперь была на 9-м уровне Духовной ступени [4], только один шаг отделял его от пика Духовной ступени [4]. Что касается его намерения меча и контроля меча, они становились все ближе и ближе к совершенству.

Небесный Меч Ян в его руках был подобен хаотическому потоку света. Следом за движениями его рук воздух рассекали воздушные потоки, которые покрывали всё пространство вокруг него в пределах досягаемости, подобно безупречному шторму. Его движения повлияли на траектории парящих мечей над Террасой Мастерства Меча. Было публично признано, что его врожденный талант превзошел Лин Юня. К тому же он был еще более упорным чем Лин Юнь. После окончания турнира он ни разу не покидал Обитель Небесного Меча. Он начал ежедневно практиковаться с мечом, в результате ежедневных тренировок он шаг за шагом приближался к Лин Юню.

Для сравнения, за это время, с тех пор, как он попал в ловушку со своими внутренними демонами, его прогресс был совсем небольшим.

Что касается его внутренних демонов, большая их часть была из-за Ся Цин Юэ, и меньшая часть от Юнь Чэ.

Под свистящей энергией меча небо над Террасой Мастерства Меча постепенно становилось все более ярким, пока наконец, первые лучи солнечного света с востока не пронзили воздух. В этот самый момент Небесный Меч Ян полосой слепящего света рассек пространство над террасой, оставив за собой вакуум более чем в тридцать метров шириной. Затем он быстро скользнул вниз, прямо в его ножны.

Вуууух!

Лин Цзе глубоко выдохнул, оседая на землю. Он вытер пот, заполнивший его лоб, и когда его взгляд остановился на Мече Небесной Кары, который казалось упирался прямо в небо, он в тот же миг ощутил глубокое изумление. Через длительное время, успокоив бушующую энергию внутри себя, он спокойно произнес в пустоту: “Босс, вы стали настолько сильным, не принадлежа ни к одной секте, вы невообразимо упорно работали. Я слышал, что перед участием в турнире, вы посетили чрезвычайно опасные Пустоши Смерти и оставались там полгода … (Вздох) После турнира, я хотел тайно встретиться с вами. Даже если бы вас начала преследовать секта Горящих Врат Рая, я был готов убежать с вами. Такое приключение было бы действительно потрясающим, волнующим, и захватывающим. Это, скорее всего, дало бы мне неповторимый жизненный опыт. Я никак не ожидал, что прямо после того, как я признаю вас своим боссом, у меня даже не будет возможности ничему у вас научиться … (Вздох)! Боги действительно несправедливы”.

Лин Цзе повернул голову и произнес тихим голосом, смотря на запад в сторону Столицы Империи Голубого Ветра: “Интересно как дела у сестренки Юэ …”

[Столица Империи Голубого Ветра, Дворец Лунного Света]

Принцесса, пришли вести из секты Горящих Врат Рая. Молодой мастер секты Фэнь Цзюе Чэн уже назначил дату помолвки Вашего Высочества. Через семь дней в девять утра. Молодой мастер Фэнь Цзюе Чэн прибудет во Дворец Лунного Света дабы сопроводить принцессу на свадебную церемонию. Третий принц уже распорядился начать приготовления.

Цан Юэ неподвижно стояла рядом с небольшим прудом во дворе, ее прекрасные глаза продолжали безотрывно наблюдать за увядающими лепестками лотоса. Позади нее служанка почтительно обратилось к ней в уважительной манере.

После того, как служанка закончила говорить, выражение Цан Юэ нисколько не изменилось. Она кивнула и негромко произнесла: “Хорошо, вы можете быть свободны … Подожди! Дата свадьбы, мой отец уже извещен об этом?”

Доложено только Принцессе, Император еще не проснулся, таким образом, ему еще не сообщили.

– Не тревожьте моего отца, позвольте ему отдохнуть. Сообщите мне, как он проснется, – сказала Цан Юэ мягким голосом.

– Да, слуга теперь может идти.

После того, как служанка удалилась, со стороны зазвучал веселый смех: “Ха-ха-ха-ха! Моя королевская сестра, поздравляю, поздравляю!”

Цан Юэ повернулась в его сторону и слабо улыбнулась Третьему принцу Цан Шуо, который гордо вышагивал в ее сторону: “Выглядит так, будто вы даже более счастливы, чем я из-за свадьбы между мной и Фэнь Цзюе Чэном”.

– Это в самом деле так!,– сверкая улыбкой ответил Цан Шуо: “Цзюе Чэн в полной мере достоин того, чтобы зваться драконом среди людей. В Империи Голубого Ветра немногие могли бы выдержать конкуренцию с ним. С вашей красотой, которая может опрокинуть страны и изящным телом, вы вместе, без преувеличения, являетесь идеальной парой, под небесами. Цзюе Чэн - мой дорогой друг, и вы - моя единственная сестра. Я по-настоящему счастлив этим союзом между вами, ха-ха-ха-ха”.

Губы Цан Юэ, словно лепестки лотоса, мягко разомкнулись, когда она произнесла с небольшой улыбкой: “Так как вы очень довольны этим событием, тогда я позволю вам взять в свои руки решение свадебных вопросов, я полагаю, что старший брат не откажет мне в этой прихоти”.

С момента возвращения из Обители Небесного Меча в личности Цан Юэ произошли большие изменения и все вокруг нее могли ясно почувствовать это изменение. Смерть Юнь Чэ, казалось, не нанесла ей психологического удара. После того, как она возвратилась во дворец, значительное большинство ее времени было потрачено в сопровождении Цан Вань Хэ. Что касается ее действий, то она, как будто стала другим человеком. Она больше не отступала, не убегала и не пыталась идти на компромисс. Фактически, она стала твердой и решительной. Она использовала имя Цан Вань Хэ, чтобы насильственно собрать большинство изначально нейтральных сторон против Цан Линя и Цан Шуо. Даже при том, что она сама не могла полностью остановить Цан Линя, борьбу Цан Шуо и стремления Секты Сяо и Горящих Врат Рая, она, по крайней мере, затруднила значительную степень борьбы в пределах Императорской семьи. Это, уже был чрезвычайно удивительный результат.

За время чуть более года характер Цан Юэ стал еще более твердым и упорным. Настолько, что ее пристальный взгляд иногда пронизывал насквозь морозным лучом света, заставляя сердце трепетать.

– Конечно, не имею возражений!,  немедленно ответил Цан Шуо.

– Раз так, тогда я оставляю все вопросы на старшего брата …, Кроме того, я хотела бы попросить, чтобы старший брат напомнил Фэнь Цзюэ Чэну еще раз, что ‘Цветок Горящей Души’ должен быть среди подарков к свадьбе, когда он прибудет в императорский дворец. Сообщите ему, что, если я не получу Цветок Горящей Души, чтобы он даже не смел думать обо мне, пускай возвращается назад в секту Горящих Врат Рая, – тонкие брови Цан Юэ сосредоточились, пока она произносила это с решительным тоном.

– Вы не должны беспокоится об этом. То насколько Цзюе Чэн предан вам, не только Цветок Горящей Души, даже если бы это были все звезды на небе, он с удовольствием вручил бы их вам без колебаний, – произнес Цан Шуо, бесшумно хихикая. Казалось, сегодня его настроение было очень хорошим.

– Я надеюсь, что все будет так как вы сказали. Я собираюсь пойти, увидеть отца, если вам интересен Дворец Лунного Света, вы можете оставаться здесь столько сколько вам того хочется.

После того, как Цан Юэ закончила говорить, она потеряла к Цан Шуо всякий интерес и направилась к выходу.

Покинув Дворец Лунного Света Цан Юэ замедлила шаги. Она вскинула голову к небу, заслонив руками лицо. Холодная уверенность в ее пристальном взгляде мгновенно исчезла, чтобы стать столь же расплывчатой как туман. Она тихо зашептала: “Брат Юнь, мне так жаль, что я позволила тебе быть в одиночестве так долго…, Подожди меня еще несколько дней, хорошо … всего через семь дней, я смогу пойти и присоединиться к тебе …”   (ಥ﹏ಥ)

 

— — — — — — — — — — — — — — — — — —

Под Террасой Мастерства Меча Обители Небесного Меча интенсивное сражение уже приближалось к кульминации.

Удар! Взрыв! Звон! Лязг! Взмах …

Звук столкновений, взрывов и свист ударов … В этом замкнутом пространстве каждый звук был оглушителен.

Взмахи тяжелого меча Юнь Чэ были очень обширны и каждое его движение словно шторм вызывало колебания духовной энергии. Скорость постоянно двигающейся Духовной длани была, казалось, бесконечна, и интенсивность ее нападений ничем не уступала тяжелому мечу Юнь Чэ. Спустя более тысячи ударов всё тело Юнь Чэ уже было покрыто ранами. Но с каждым разом, когда они боролись, он становился еще более храбрым, как будто он был диким зверем, загнанным в угол.

Юнь Цан Хай наблюдал за сражением Юнь Чэ и Духовной Длани с самого начала. Он неустанно следил пристальным взглядом, заполненным изумлением.

За эти шестнадцать месяцев, проведенных здесь, уровень духовной силы Юнь Чэ стремительно повышался.

В данный момент его внутренняя сила уже достигла 6-го уровня Земной ступени [5]!

В то же время Лин Юню потребовалось два года, чтобы прорваться с 1-го уровня Земной ступени [5] к 3-му уровню. И этот прогресс был непревзойденным среди молодых практиков того же возраста, кроме Ся Цин Юэ.

Юнь Чэ же, чтобы перейти с 1-го уровня Земной ступени к 3-му потребовалось даже меньше одного года!

Если бы Лин Юнь узнал об этом, вероятно его бы захлестнул такой стыд, что он мог бы совершить самоубийство на месте.

С точки зрения темпа развития Юнь Чэ полностью превзошел Лин Юня более чем в десять раз!

Конечно, фундаментальной причиной всего этого роста оставалась кровь и плоть Огненного Дракона. Практикам в Империи Голубого Ветра, даже если это были практики на пике духовной силы, плоть Императорского Дракона была небесным сокровищем. Получить даже небольшую ее часть было чрезвычайно трудно. Но для Юнь Чэ, он превратился в повседневную пищу!

И он питался им больше года.

За это время Юнь Чэ не только увеличивал духовную силу. Юнь Чэ проводил по крайней мере двенадцать часов каждый день, борясь с Духовной дланью. Его боевая мощь на текущий момент безумно возросла за время этих тяжелых сражений.

Юнь Чэ прожил две жизни, таким образом, его боевой опыт был уже довольно обширен, но независимо от того насколько много его было, ему было невозможно соперничать с Юнь Цан Хаем, который жил в течение нескольких сотен лет. Даже при том, что Юнь Цан Хай не мог, вероятно, сравниться с Жасмин в естественной силе, в сравнении жизненного опыта, Жасмин и рядом не стояла с Юнь Цан Хаем. Всего несколько советов, которые он дал Юнь Чэ, позволили ему извлечь значительную выгоду из них.

Когда Юнь Чэ и Духовная длань боролись впервые, Юнь Цан Хай победил Юнь Чэ, даже с частично подавленной силой. Но уже спустя месяц, Юнь Чэ уже сыграл вничью с этой частью мощи Духовной длани. В результате он увеличил силу Духовной длани на двадцать процентов, затем на тридцать …. сорок … пятьдесят … и теперь, Юнь Чэ в настоящий момент боролся против шестидесяти процентов мощи его Духовной длани!

Шестьдесят процентов силы его Духовной длани были сопоставимы с силой поздней стадии Небесной ступени [6]!

И теперь, продолжая сражение на этом уровне, после нескольких тысяч обменов ударами он все еще не победил.

“Хa-a!!”

Громко взревев Юнь Чэ устремился в небо и разделившись на четыре силуэта, которые выглядели в точности, как и он … Все верно! Четыре! В бесчисленных сражениях Размытая тень Звездного Бога, которая использовалась бесчисленное количество раз, продвинулась на третью ступень, где она могла оставлять три миража!

Забудьте о человеческой реакции и зрении, миражи, которые создавала Размытая тень Звездного Бога, могли сбить с толку даже Духовную длань, не способную отличить его от остаточных изображений. Эта задержка дала время для Юнь Чэ, прищурив глаза, он открыл третью ступень Искусств Злого Бога, “Чистилище”.

Глаза Юнь Чэ наполнились алым блеском. Внутренняя энергия в его теле неистово забурлила … Во время турнира, когда он насильственно открыл Чистилище, даже при том, что это был только на мгновение, он практически потерял половину жизни и провалялся без сознания много дней. С его текущим состоянием, открытие Чистилища не будет иметь такого страшного побочного эффекта. Однако чувство это было все еще чрезвычайно неприятным, но он все же мог уверенно поддерживать открытые врата, если они были открыты всего на несколько вздохов.

– Разрез Небесного Волка!

С ревом волка его ужасающая мощь полностью окутывала Духовную длань, блокируя все его потенциальные движения. Затем огромный силуэт волка появился со взмахом Убийцы Драконов и безжалостно ударил Духовную длань. Нападение полностью смяло его … за долю секунды, превратив в мертвый лист, поднятый с земли ураганом, Духовная длань превратилась в полосу голубого света и полетела в руку Юнь Цан Хая.

Грохот!!

Убийца Драконов упал на землю, вслед за ним на нее всем телом повалился Юнь Чэ. Он задыхался, все его тело было в поту. Долгое жестокое сражение исчерпало почти всю его силу. В добавок огромная нагрузка от открытия “Чистилища”, он мог только сэкономить достаточно энергии чтобы окончательно не задохнуться и не был способен даже пошевелить большим пальцем ноги.

– Будущие этого маленького монстра просто невообразимо!, –  тихо произнес Юнь Цан Хай. Его Духовная длань, с уровнем в шестьдесят процентов ее силы, была побеждена им так быстро!

Тогда, когда Юнь Чэ заявил, что убьет его в течение двух лет, он считал это забавным. Но теперь … его слова, тогда, не были преувеличением ни в малейшей степени!