Глава 302. Неожиданный исход

– Кто посмел преградить путь?!

Ученики Горящих Врат Рая, находящиеся спереди, с громким криком быстро переместились вперед, образовывая защитное построение, перекрывая любой путь. Непроницаемая цилиндрическая формация быстро сформировалось вокруг Фэнь Цзюе Чэна. Несмотря на то, что это выглядело, как будто они готовились к встрече с грозным противником, ни у кого из них не было и следа паники, потому что они были сектой Горящих Врат Рая! В Империи Голубого Ветра не было никого, кого они могли бы бояться. Если человек перед ними самом деле попытается спровоцировать их, то он, определенно, просто пришел за смертью.

Звуковая волна, образованная приземлением этого человека, заставила всех войти в ступор. Для них, не говоря уже об импульсе от приземления, даже этой ужасной вибрации было достаточно, чтобы уничтожить значительную их часть.

Образованная от приземления пыль медленно осела, открывая всем присутствующим лицо Юнь Чэ, которое было холодным, словно ледяная поверхность озера. Его глаза источали ледяной ужасающий свет, а громадный меч Убийца Драконов нельзя было ни с чем спутать.

Тот факт, что человек внезапно приземлился сверху перед ними с нескрываемым величием и мощью, все это показывало, что он являлся, несомненно, высокоуровневым противником. И все же Фэнь Цзюе Чэн нисколько не выглядел напуганным; он все так же без эмоционально продолжал смотреть вперед. Однако, когда лицо Юнь Чэ, а также Убийца Драконов в его руках, попал в его поле зрения, его лицо напряглось, выхватив частички воспоминаний, когда он неосознанно воскликнул: “Юнь … Юнь Чэ!!”

Имя Юнь Чэ уже распространилось как пожар в Империи Голубого Ветра, и он был известен практически всем. Его лицо также было широко известно. После взгляда на его лицо люди уже были поражены таким особым сходством, и в добавок к этому, слова Фэнь Цзюе Чэна вызвали безумный эмоциональный взрыв на всей улице, окончательно шокировав всех присутствующих.

– Юнь … Юнь Чэ? Тот самый Юнь Чэ? Может ли быть …

– Может ли это быть какой-то другой Юнь Чэ!? То, как он появился, огромный странно выглядящий меч в его руках, все совпадает с описывающими его слухами!

– Но, он уже умер год назад? Это - факт, который десять больших сект видели их собственными глазами, таким образом, это должно быть человек, который выглядит очень похожим, нет?

– Возможно, что … это так?

… … … … … …

Шум от рева толпы поглотил все другие звуки. Относительно того, кто скончался у всех на глазах, в то время как другие могли лишь предполагать, что он был кем-то другим с похожим лицом, сам Фэнь Цзюе Чэн никогда не ошибется в этом. Черты лица могли бы быть похожими, но этот огромный тяжелый меч с такой знакомой подавляющей аурой … В этом мире, был только один! Кроме того, он был погребен под той же Террасой Мастерства Меча вместе с Юнь Чэ. Его пристальный взгляд, его поведение и эта абсолютно непередаваемая манера, все они соответствовали тому Юнь Чэ, которого он помнил!

Смотря на Юнь Чэ, находившегося перед его глазами, который как будто возродился из мертвых, Фэнь Цзюе Чэн, от осознания этого факта, оказался шокирован до глубины души: “Ты - …. Ты не умер!”

–Хах!,– Юнь Чэ поднял взгляд, холодно смеясь над Фэнь Цзюе Чэном: “Я планирую прожить довольно долгую жизнь. Даже вы наслаждаетесь жизнью, поэтому как же я могу взять и умереть так просто …, Факт того, что я все еще жив, чем-то разочаровал вас?!”

Этот голос определенно принадлежал Юнь Чэ. Глаза Фэнь Цзюе Чэна, ошеломленно раскрылись на мгновенье, после чего, он снова придал себе спокойное выражение. В ответ он внезапно громко рассмеялся: “Ха-ха-ха-ха, это действительно интересно, Юнь Чэ. Ты упорно цепляешься за жизнь. Му Тянь Бэй не смог убить тебя и, вместо этого, сам был убит. Все думали, что тебя убил демон, и все же спустя столько времени ты, неожиданно, являешься сюда живой собственной персоной. Мое уважение сейчас не передать словами. Что касается разочарований, то их в самом деле не много. Наоборот, я очень рад, что ты все еще жив, так как ты погиб 'слишком легкой' смертью в тот день. Ты очень много задолжал, убив моего брата, и наша секта Горящих Врат Рая заставит тебя должным образом заплатить за это!!”

Эти краткая перепалка между Юнь Чэ и Фэнь Цзюэ Чэном в очередной раз сильно взбудоражила окружающую их толпу.

– Он действительно … действительно тот Юнь Чэ, который погиб тогда?

– Возраст, его появление, оружие …. Все совпадает! Кроме Юнь Чэ, который занял первое место, у кого может быть такая чудовищная сила в таком молодом возрасте, чтобы заставить землю так расколоться всего лишь от приземления! Кто кроме Юнь Чэ имел бы мужество блокировать путь процессии Горящих Врат Рая!

– Я услышал, что тогда Юнь Чэ был чрезвычайно сильно травмирован и его запечатали под Террасой Мастерства Меча вместе со злым демоном …, Но, по правде, никто не видел его труп! Возможно, тогда он в самом деле не умер и теперь возвратился вновь! Мы могли бы ошибаться, но как Молодой Мастер клана Фэнь может быть не прав?!

 

Какая новость! Это действительно - большие новости, которые потрясут всю страну!

Как несравненная легенда Империи Голубого Ветра, Юнь Чэ один раз уже вызвал почти беспрецедентную шумиху вокруг себя, и прямо сейчас, новость о том, что легенда, которую все считали мертвым, вернулась живая, всем было ясно как день, какое большое волнение она вызовет. Почти все, у кого был Нефрит Звукопередачи, опомнившись начали делать сообщения. Спустя приблизительно дюжину дыханий времени, с момента появления Юнь Чэ, вести том, что он жив начали распространяться словно волны от взрывов.

– Ваше Величество! Что-то большое …. Что-то большое произошло! Согласно полученной звукопередаче, Юнь Чэ … Юнь Чэ вернулся! Он не умер, он возвратился живой!

В имперской карете, Цан Вань Хэ только что покинул Дворец Лунного Света. Первоначально удрученный и безжизненный, после выслушанных новостей он задрожал: “Что вы сказали? Юнь Чэ? Невозможно, это же полная ерунда, Юнь Чэ погиб в Обители Небесного Меча, это известно каждому, как он может так внезапно вернуться!”

– Это абсолютная правда! Он появился за пределами Императорского Дворца и теперь преграждает путь процессии … Все, кто там находится, четко его видели!

Маленький евнух только что закончил говорить, когда имперский телохранитель, облаченный с головы до пят в золотую броню, поспешно помчался к ним и быстро заговорил: “Ваше Величество! Что-то большое произошло вне императорского дворца. Юнь Чэ, который должен был быть мертвым, оказался живым и теперь блокирует путь Горящим Вратам Рая!”

Цан Вань Хэ, который казалось практически не имел сил в запасе, в этот момент оживленно задергался, будто оказался на электрическом стуле. Придя в себя и выпрямившись, он сказал дрожащим голосом: “Быстро, быстро! Везите нас вперед … быстрее!!”

Не далеко впереди Цинь Ву Шан и Цинь Ву Ю переглянулись взглядами, заполненными шоком и скептицизмом. После чего, оба, превратившись в порывы ветра, помчались за пределы императорского дворца.

Вся процессия пребывала в настоящее время в беспокойстве. Главным персонажем сегодня, как изначально предполагалось, был Фэнь Цзюе Чэн, но с появлением Юнь Чэ, все внимание было украдено им. Какое большое влияние он произвел за период после своей “смерти”, можно было ясно увидеть.

Из-за спины Фэнь Цзюе Чэна показалась фигура Фэнь Мо Жаня. Уставившись на Юнь Чэ, он надменно произнес: “В самом деле это тот Юнь Чэ? Хорошо, что он не мертв. Убить Второго Молодого Мастера и умереть такой смертью, было бы слишком просто для него! Я схвачу его прямо сейчас и притащу в наш клан!”

– Постой! – Фэнь Цзюэ Чэн протянул руку, остановив его и произнес, прищурив глаза: “Нет никакой нужды Тринадцатому Старейшине марать руки. Сегодня прекрасный день для меня и принцессы Цан Юэ. Если мы случайно вынуждены будем видеть кровь, это было бы неудачей. Юнь Чэ, я действительно не знаю, должен ли я восхищаться твоей похвальной храбростью или я должен высмеивать за эгоцентричные глупости. Тебе было не просто вернуть свою жизнь, и в случае, если ты покорно не покинешь это место, то не вини меня, когда я помогу тебе увидится со смертью! Однако ты очень удачлив. Сегодня я нахожусь в приподнятом настроении, таким образом, я вознагражу тебя еще несколькими днями жизни. Относительно вопроса моего второго брата, после того, как принцесса Цан Юэ и я поженимся, я найду тебя и заставлю заплатить должным образом…, Теперь, тебе лучше выметаться отсюда поскорее, прежде чем я передумаю!”

Выражение и интонация Фэнь Цзюэ Чэна походили на выражение бесстрастного судьи. В конце концов, около него были две тысячи элитных учеников Горящих Врат Рая, а также восемь экспертов Небесной ступени [6]. Этой силы было достаточно, чтобы перевернуть всю Империю Голубого Ветра. Если бы он был один, то он определенно испытывал бы страх, говоря с Юнь Чэ в таком тоне, но с таким отрядом, он даже не видел в Юнь Чэ какой-либо угрозы … Однако желание отпустить Юнь Чэ сегодня, конечно, не было из-за того, что он якобы “чувствовал себя счастливым”. Скорее это было потому, что влияние, которое Юнь Чэ накопил и оставил позади было просто слишком большим. Даже со всем влиянием секты Горящих Врат Рая, ему все еще было опасно тронуть Юнь Чэ перед такой аудиторией. Если бы он это сделал, то был бы публично осужденным чуть ли не большей частью населения.

Когда Фэнь Цзюэ Чэн договорил, дрожащий голос молодой девушки послышался из-за него: “Старший брат Юнь … Это правда ты, …это в самом деле ты!?”

В то время как она заговорила эмоциональным до крайности голосом, Цан Юэ уже выпрыгнула из паланкина, торопясь вперед к Юнь Чэ. В ее спешке, питаемой отчаянием, Фэнь Цзюэ Чэну оставалось только подсознательно протянуть к ней руку, не способную сдержать ее. Он мог только наблюдать, как она бежит к Юнь Чэ и заключает его в плотные объятия.

– Старший брат Юнь … это в самом деле ты …, ты все еще жив … Старший брат Юнь … Старший брат Юнь …

Он был всего лишь в нескольких дюймах от нее, и все же Цан Юэ просто не могла поверить своим глазам. Ее слезы хлынули как ручьи из озера, а ее возбужденная речь была несвязной. Его черты, глаза, меч, аура … Все это говорило о нем красноречивее всяких слов, доказывая ей, что он был действительно Юнь Чэ. Она когда-то думала, что проиграла навсегда, но он был совершенно цел, во плоти, рядом, прямо перед ней. Это огромное, подобное фантазии, удивление довело ее почти до обморока.

Но в отличие от Цан Юэ, Юнь Чэ даже не изменился в лице, совершенно не выражая эмоций. Он даже не пошевелился, чтобы обнять ее. Глядя на ее полностью заплаканное лицо, он с осторожностью проговорил: “Это я …, я вернулся живой, как раз вовремя …, чтобы попасть на свадьбу Старшей Сестры”.

Стройное тело Цан Юэ вздрогнуло, и она поспешно закачала головой: “Нет …, Это не так … Старший брат Юнь …, Все совсем не так, как ты подумал. Я …”

– Нет никакой нужды дальше говорить, я понимаю, – Юнь Чэ отрезал ее объяснения, не дав ей шанса продолжать. Его выражение осталось спокойным, столь спокойным, что оно заставило Цан Юэ расслабиться и испугаться в то же время …Его возвращение было столь чудесным, но все же его первому взгляду предстала свадебная церемония с ее участием. Даже она, сама понимала насколько непростительным было ее присутствие в данном мероприятии. Однако это действительно не было ее желанием жениться на Фэнь Цзюэ Чэне, но в ее состоянии, она была неспособна объяснить свою ситуацию … Однако то, что она выходила сегодня замуж, было бесспорным фактом, словно высеченным на камне.

Вместе с этими словами рука Юнь Чэ со скоростью молнии достигла груди  Цан Юэ. Его рука немедленно проникла под ее широкие красные одежды и быстро вернулась…, Вещь в его ладони была тонким кинжалом с трехдюймовым лезвием. На верхушке лезвия мерцал слабый зеленый оттенок…, Это был блеск чрезвычайно токсичного яда!

Нос Юнь Чэ был чрезвычайно чувствителен к ядам, поэтому, когда Цан Юэ приблизилась, он смог немедленно почувствовать запах очень токсичного аромата, и этот кинжал, который был покрыт чрезвычайно токсичным ядом, был спрятан Цан Юэ прямо у груди, под отворотом ее одежды!

Зажимая кинжал, который был погружен в яд, Юнь Чэ сделал то, что удивило всех. Под встревоженные крики он перевернул ладонью и безжалостно воткнул кинжал в свою грудь … В тот момент, капли крови вылетели из груди, и трехдюймовое лезвие полностью вошло в его тело.