Глава 325. Врыв без стука

Будучи богатейшей семей Города Плывущих Облаков в ее стенах всегда было очень оживленно, множество прислуги и гостей, счет которым шел на сотню-другую, составляли шумную атмосферу этого места. Но когда Юнь Чэ вошел, единственный кто находился в поле зрения был только одинокий слуга, одетый в зеленое, неторопливо подметающий пол в пустом внутреннем дворе. Двери и окна большинства сотен зданий и залов были плотно закрыты, создавая атмосферу безжизненности и застоя. Только некоторые редкие ценные цветы и растения, которые все еще цвели, были единственными признаками жизни в этом месте.

В сердце Юнь Чэ зародилось чувство беспокойства.

Что произошло? Почему это место стало настолько тихим и пустым? Где были люди Семьи Ся? Где Дядя Ся, где все остальные?

Юнь Чэ изначально решил прокрасться внутрь с намерением найти Ся Хун И, чтобы разузнать у него про Ся Юань Ба, не возвратился ли он домой, но он никак не ожидал, что увидит здесь эту пустынную сцену. Поскольку он находился в замешательстве, он перестал красться и скрываться. Тот слуга, подметающий землю, повернулся в его сторону и в тот же миг увидел его, и немедленно удивленно закричал: “Кто …, кто вы? Когда вы вошли…”

Он прервался на полуслове, когда сумел разглядеть лицо Юнь Чэ и немедленно замер на мгновение и произнес нерешительно: “Вы… вы не… не из Секты Сяо хмм …”

Даже при том, что уже минуло три года с его ухода, кроме некоторой обретенной неприветливости в лице Юнь Чэ не было действительно большого изменения во внешности. В конце концов, чем выше была сила Духовной Ступени, тем медленнее возраст влиял на тело. С текущим огромным духовным развитием и божественными искусствами, а также кровью Феникса и Бога Дракона, он имел в запасе, по меньшей мере, более тысячи лет жизни.

Юнь Чэ приблизился на несколько шагов вперед и прямо ответил, не собираясь скрываться: “Я тот самый Юнь Чэ, которого вышибли из Клана Сяо три года назад! Скажите мне, что произошло с Семьей Ся? Где твой господин? Ваш Молодой Мастер вернулся за эти два года? Почему Семья Ся стала такой?”

Слуга некоторое время рассматривал его, после чего расстроенно ответил: “Мой го… господин ушел…, Он ушел около года назад…”

– Ушел? – брови Юнь Чэ поползли вверх: “Куда он ушел? Почему он ушел?”

Голос слуги перешел на слезливый тон: “Мой господин не хотел уезжать, но он действительно пережил слишком много…, я следовал за господином больше двадцати лет. Он ласков, добр и никогда не показывал горя, но я всегда чувствовал боль в нем…. Десять с лишним лет назад госпожа исчезла; после этого мой господин часто проливал слезы, находясь в одиночестве. За все десять с лишним лет он никогда не вступал в повторный брак. Позже… позже, Молодая Наследница вступила в Божественный Дворец Ледяного Облака и стала серьезным человеком в большом мире. Но тогда с моим господином все еще оставался Молодой Мастер…, Но даже Молодой Мастер пропал без вести; если предположить что он жив, но не было никого, кто мог бы найти его в здравии, но, если думать что он мертв, так же никто не мог бы найти его тело. Никто не знал, куда он пошел, и жив ли он, или… госпожа пропала, Молодая Мисс стала одним из учеников Божественного Дворца Ледяного Облака, и теперь единственный сын моего господина пропал без вести, его жизнь потеряла всякий смысл. Даже при том, что мой господин прошел через испытания и трудности более чем половины его жизни, он не мог принять такое!”

–… Тогда, куда он ушел? Только не говори мне, что он отправился на поиски вашего Молодого Мастера? – с этими словами сердце Юнь Чэ сжалось.

– Да – кивнул слуга: “Мой господин сказал, что если Молодой Мастер действительно пропал, то какой смысл семье продолжать существовать и богатеть дальше? Год назад мой господин распродал семейное имущество, распустил слуг и уехал один, только я и Старый Лю, остались следить за этим большим и пустым внутренним двором”.

– Тогда он рассказал тебе куда он направлялся? – спросил Юнь Чэ с тревогой. У Ся Хун И единственным сыном был только Ся Юаньба. Без новостей о нем и его жизни или возможной смерти, это было действительно невыносимым удар.

Слуга долго размышлял и ответил: “Когда мой господин уезжал, я спросил, куда он направлялся, но он не рассказал мне. Однако я помню, что когда я помогал своему господину складывать вещи, мой господин держал деревянную табличку из черного дерева и не расставался с ней долгое время. Я тайком смотрел на ту табличку. На ней вообще не было никаких слов, был лишь выгравирован… черный полумесяц”.

Черный… полумесяц…

Черная луна?

Торговая Гильдия Черной Луны!

Как самая многочисленная торговая гильдия на Континенте Бездонного Неба, Торговая Гильдия Черной Луны присутствовала всюду, в каждом городе на континенте, и можно было сказать, что она была практически вездесущая. Кроме того, она была совсем не проста, потому что она являлась самой великой коммерческой империей, и также владела самой обширной информационной сетью на континенте. Прибыль, получаемая Торговой Гильдией Черной Луны, сделанная на продаже информации ежегодно, была просто астрономической, которую даже сложно вообразить.

Так как у него была табличка Торговой Гильдии Черной Луны, у Ся Хун И, вероятно, были некоторые связи с Торговой Гильдией Черной Луны. И если он будет искать Ся Юань Ба, полагаться на информационную сеть Торговой Гильдии Черной Луны, было бесспорно самым надежным методом.

Однако даже при том, что семья Ся была самой богатой в Городе Плывущих Облаков, в глазах Торговой Гильдии Черной Луны, или даже просто филиала Торговой Гильдии, она даже не стоила упоминания. Таким образом, как же он был связан с Торговой Гильдии Черной Луны? Могло ли случиться так, что он имел некоторых друзей в Торговой Гильдии Черной Луны или же помог им в некотором роде?

– Не волнуйтесь, ваш Молодой Мастер несомненно будет в порядке. Дядя Ся - благоразумный человек и с ним также ничего не случится плохого. Они должны очень скоро встретиться, успокоил его Юнь Чэ, но слова эти были скорее, чтобы успокоить себя. Он не знал, куда Ся Юань Ба пошел. Даже после того, как Цан Юэ мобилизовала силы Императорской Семьи и искал так долго, до сих пор не было никаких новостей относительно него.

– Мой господин всегда был добр в глубине души, и даже относился к нам, слугам, как к своей семье. Почему судьба нанесла ему такой удар, разделив его с женой и детьми. “Вздох” Небеса действительно несправедливы. Мне остается только ждать и надеяться, что мой господин когда-нибудь вернется, – говорил слуга со слезами на глазах.

Юнь Чэ больше ничего не говорил и оставил слугу Ся с тяжелым сердцем.

– Юань Ба, куда же ты направился? Если ты уже получил вести обо мне и все еще жив, то возвращайся скорее… я не погиб, спасая тебя. Вместо этого я встретил своего первого близкого родственника, и даже получил прекрасную способность. Нет больше никакой потребности тебе винить себя, тихо нашептывал сам себе Юнь Чэ, неторопливо передвигаясь по улице.

Немного позже, ворота Клана Сяо появились перед его глазами. Два ярких слова, “Клан Сяо”, все было в точности так, как он помнил и нисколько не изменилось. Судя по всему, ничто так и не изменилось в Клане Сяо за время трехлетней “любезной отсрочки”.

Вдалеке, за Кланом Сяо виднелась часть горы. Три года назад Сяо Ле и Сяо Лин Си были заключены там в тюрьму; причиной, стало большое преступление “кража дорогого подарка Секты Сяо”. Они должны были провести в заключении без малого полных пятнадцать лет. Кроме того, вопрос был связан с Сектой Сяо, таким образом, Клан Сяо определенно не позволит им выйти раньше срока. И все это произошло из-за того, что презренный спектакль был совместно разыгран Сяо Юань Хай, Сяо Юй Лонг и другими вместе с Сяо Кан Юнь. Если бы Мастер Ся Цин Юэ, Чу Юэ Ли не оказалась поблизости, судьба Сяо Лин Си была бы во много раз более ужасной, чем простое заключение. Даже если Юнь Чэ, в то время был еще более разъярен и обижен, то у него все еще не было достаточно сил, чтобы предотвратить это.

Таким образом, в течение этих трех лет, он отчаянно жаждал силы и рвался за ней, сильнее чем кто-либо под небесами.

Что касается Сяо Юань Хая и других, кто даже не смущался подло подставлять их семью и членов клана по собственного прихоти… Непростительно! Это негодование, было скрыто глубоко в его сердце, в каждой частичке его тела, с того момента, как его изгнали из Клана Сяо, и никогда не выходило наружу.

Его пристальный взгляд смотрел в направлении задней горы, Юнь Чэ еще раз негромко прошептал: “Дедушка, Маленькая Тетя, я вернулся…, я вернулся…”

Он безумно хотел всем телом рвануться к горе со всей скоростью, на которую был способен и обнять двух человек, с которыми он расстался на три долгих года, по кому он скучал и о ком мечтал. Но вспомнив о собственной клятве, что когда он вернется он заставит заплатить за это унижение весь Клан Сяо, он поставит их на колени и изгонит с задней части горы, он подавил волнение в сердце, после чего сделал шаг вперед к воротам Клана Сяо и сильным толчком ноги заставил их распахнуться настежь.

Ворота не были плотно закрыты, и при ударе Юнь Чэ, они распахнулись с громким треском…

В Клане Сяо сегодня было очень оживленно. Поскольку сегодня был ежегодный день оценки сил молодого поколения Клана Сяо! Тренировочной площадкой являлась площадь в центре Клана Сяо. На центральной площади люди наблюдали за сражениями между учениками. Несколько рядов сидячих мест были установлены с обеих сторон; Клан Мастер Сяо Юань Хай, Великий Старейшина Сяо Ли, Второй Старейшина Сяо Бо, Третий Старейшина Сяо Цзе и Четвертый Старейшина Сяо Чэн, все они находились там.

Когда ворота были распахнуты ударом ноги, пристальные взгляды всех присутствующих немедленно похолодели и устремились в сторону ворот.

– Какая дерзость! Кто он такой, чтобы бросать вызов моему Клану Сяо Сяо! – Великий Старейшина Сяо Ли сразу вскочил и неистово взревел.

Пристальный взгляд Юнь Чэ пронесся по ним. Он совсем не ожидал, что все эти люди будут присутствовать здесь, как будто они специально собрались, чтобы поприветствовать его. Он вошел широким уверенным шагом, с холодной улыбкой на лице, и произнес презрительным тоном: “Паршивые собаки Клана Сяо, это произошло только три года назад, а вы уже посмели забыть о молодом мастере так быстро!”

Сяо Юань Хай, Сяо Ли, Сяо Бо, Сяо Цзе, Сяо Чэн … Все эти люди находились здесь, прямо перед ним, и никто не отсутствовал! Тогда, они совместно подавили Сяо Ли, который был самым сильным в Клане, в то время. Три года назад это были они те, кто презренно плели интриги, чтобы подлизаться к Сяо Кан Юню и позволить ему забрать Сяо Лин Си! Но даже после того, как Юнь Чэ разорвал их пустые ложные обвинения, они все еще бесстыдно и презренно продолжили задуманное…

Ни один из них не должен избежать наказания, этот долг должен быть погашен в полном объеме!

– Сяо Чэ? – Сяо Ли смотрел безучастно некоторое время, затем громко засмеялся: “Я думал, что это будет кто-то значительный, чтобы действовать настолько дерзко, но это оказывается тот самый незаконнорожденный ублюдок, изгнанный три года назад! Тц, тц, я думал, что после того, как тебя выкинули из Клана Сяо, ты или станешь просить милостыню или будешь избитый кем-то до смерти валяться в канаве. Но, какой сюрприз, ты вернулся живым и здоровым… Здоровым настолько, что осмелев бросаешь нам вызов!”

В Клане Сяо самым высоким уровнем силы являлась Духовная ступень [4]. С точки зрения ранга одной только духовной силы, Юнь Чэ уже полностью превзошел весь Клан Сяо, поэтому никто не мог ощутить присутствие духовной силы в Юнь Чэ…, Они, естественно, даже думать не станут, что у такого мусора, на которого они смотрели тогда с презрением, будет духовная сила, намного превзошедшая их и только могли думать, что у него, с разрушенными внутренними каналами, просто вообще не было духовной ауры силы.

– Сяо Чэ, я уже сказал три года назад, ты окончательно изгнан из Клана Сяо и больше никогда в своей жизни не сможешь вернуться в Клан! – Сяо Юань Хай встал. Получив оскорбление “паршивым псом” от какого-то мусора, он естественно не будет рад: “Мало того, что ты ворвался в мой Клан Сяо, ты посмел оскорбить людей моего Клана Сяо…, Ты, наверняка, оказался в отчаянии снаружи и вернулся сюда в поисках своей смерти?”

– Ха-ха, как же! – Юнь Чэ холодно усмехнулся: “Я здесь, чтобы заставить вас заплатить по счетам старые собаки! Старый пес Сяо, как поживает твой слепой, глухой, немой, хромой кастрат Сяо Юй Лун, все эти годы… Ах нет, нет, нет, я должен спросить по-другому; твой сын, эта груда тухлого мяса, все еще жив?”

Слова Юнь Чэ, словно ядовитая игла нанесла удар в самый болезненный нерв Сяо Юань Хая. Все его тело затряслось, и гневно он воскликнул: “Сяо Ян, схвати его… оторви ему руки и ноги!!”

 

– Да, Мастер!

Текущая духовная сила Сяо Яна только что прорвалась на четвертый уровень Продвинутой ступени внутренней силы [2], и также находилась в лучшей тридцатке этого поколения. Он чувствовал ликование, зная, что должен будет иметь дело с таким мусором с поврежденными внутренними каналами, от которого не чувствовалось присутствия духовной силы вообще; это походило на простую игру кошки с мышью.

– Хе-хе…– Сяо Ян приблизился к Юнь Чэ, глумясь и беспечно потирая запястье: “Сяо Чэ, я вдруг почувствовал к тебе некоторое уважение. Будучи мусором ты один находился во внешнем мире целых три года и каким-то образом умудрился выжить. И даже не смотря на это, ты обрел смелость и стал настолько дерзок, что фактически посмел вернуться в наш Клан Сяо и провоцировать нас. Позволь папочке преподать тебе сегодня хороший урок! В прошлый раз ты вышел из Клана самостоятельно. На этот раз я заставлю тебя уползти отсюда как несчастная черепаха!”

Когда Сяо Ян закончил говорить, его правая рука, очень небрежно устремилась к горлу Юнь Чэ, вместе с небольшой духовной энергией, появившейся из его ладони.