Глава 372. Жалкий - для вашего описания хватит одного слова.

Как тринадцатый принц Империи Божественного Феникса, Фэн Си Чэнь все время купался в лести и безнаказанности. Не говоря о таком унижении, когда его голову прижимают ногой к земле? Его голова болела, он пытался вырваться, но все тщетно; его будто прижало огромной горой. Не говоря уже о том, что он был покалечен, даже в своем лучшем состоянии он не смог бы ничего с этим поделать.

Даже используя все свои силы, он мог лишь незначительно дернуться, практически не отрываясь от земли. Были слышны лишь всхлипы и плачь из его рта.

После того, как Юнь Чэ использовал Разрез Небесного Волка, Красный И Черный взбесились, увидев, что принц так сильно пострадал. Они больше не сдерживались и бросились на Юнь Чэ: “отпусти Его Высочество! Или… или наша Секта Божественного Феникса уничтожит всех твоих родственников!”

Если Юнь Чэ и не слышал таких угроз десять тысяч раз за 2 свои жизни, то восемь тысяч раз уж точно. Наступив на голову Фэн Си Чэня, он придавил его Убийцей Дракона и расхохотался: “если на то пошло! Тогда я подожду, пока Секта Божественного Феникса убьет их всех! Однако, я не уверен, что у вас это получится. Но раз уж вы решили так поступить, то я убью это убожество! Тск, ранее я хотел забрать лишь его руку и ногу, но вы вынуждаете меня лишить его жизни. Получается, что в вашей империи жизнь принца – это какой-то мусор!”

Как только он закончил говорить, его лицо сразу похолодело. Он высоко поднял Убийцу Драконов, и собрал энергию в клинке.

“Прекрати… Остановись!”

Угроза расправой Секты Божественного Феникса не только не помогла, но подвергла угрозе жизнь Фэн Си Чэня. Действия Юнь Чэ не вызвали у Черного и Красного каких-либо сомнений, и их колени затряслись от страха. Только сейчас они поняли, что на этого “безумца” никак не влияют угрозы, ведь ему плевать на последствия. Для него жизнь Фэн Си Чэня не имела совершенно никакого значения.

Они совершенно не понимали Юнь Чэ, но теперь, когда Фэн Си Чэнь был на волоске от смерти, они не могли больше быть наглыми с Юнь Чэ, хоть они и хотели разорвать его на кусочки. Черный вздохнул, а затем сказал, сдерживая эмоции: “Юнь Чэ! Мы... мы проиграли! Если ты отпустишь принца, то мы не станем на тебя нападать и просто уйдем!”

“Хахаха!” – словно услышав шутку, достойную небес, Юнь Чэ рассмеялся: “ваши слова ничем не отличаются от собачьего дерьма! Как будто я боюсь вас двоих!” – он насмешливо вытянул указательный палец и согнул его, якобы поманив их: “я не собираюсь его отпускать, так давайте… нападайте!”

“Ты!” – лицо Черного сильно исказилось, его рот наполнился кровью. Красная прикусил губу и вышел вперед: “Юнь Чэ, ты зашел слишком далеко, если ты это сделаешь…” Не дожидаясь окончания фразы, лицо Юнь Чэ тут же потемнело, Красный сразу сменил свой тон на более мягкий: “мы действительно оскорбили тебя сегодня. Если... если ты отпустишь нас, то мы забудем об этом… нет, мы вообще никому не скажем об этом...” – он обежал взглядом всех вокруг, а затем продолжил: “надеюсь каждый из здесь присутствующих забудет об этом инциденте, а если нет, то наша Секта Божественного Феникса лично уничтожит несогласных”.

Хоть три слова Секта Божественного Феникса и не несли никакой угрозы сами по себе, но они произвели воистину чудесный эффект! Все лица тут же изменились и стали тихими, как цикады в спячке, желая показать свою покорность.

Эти слова, исходящие из уст кого-то из Секты Божественного Феникса уже были величайшей уступкой, мало кто из всех Империи Голубого Ветра когда-либо слышал что-то подобное.

“Неужели?” – Юнь Чэ презрительно посмотрел на Красного, а затем сказал неспешно: “эти ваши слова не имеют никакого смысла. Ранее вы смеялись надо мной, как над дряхлой клячей. А потом я побил и унизил вашего принца. Жалкий – для вашего описания хватит одного слова. Если такая информация всплывет... ай-ай-ай, вас, ребята, вся Секта Божественного Феникса будет презирать. Некогда великая Империя Божественного Феникса станет посмешищем всего Континента Бездонного Неба. С этим мудаком, естественно, ничего не случится, а вот с вас сдерут шкуру. Вы двое, больше всех нас желаете, чтобы все здесь заткнули свои рты. Но сейчас, вы используете это в качестве выкупа? Вы меня за идиота держите что ли?”

Слова Юнь Чэ заставили Черного и Красного задрожать. В то же время, окружающие много чего осознали. Они вдруг поняли, почему Юнь Чэ позволяет себе быть настолько властным по отношению к принцу Божественного Феникса. Ведь никто не должен украсть блеск Империи Божественного Феникса, как сильнейшей на континенте. Ведь все остальные, даже объединившись не смогут ей соответствовать, а Секта Божественного Феникса была на ее вершине.

Никто не мог опустить достоинство Секты Божественного Феникса.

Но сегодня, трое из Секты Божественного Феникса на Императорских ступенях, были побеждены 19-ти летним юношей из слабейшей империи контента, даже голова принца была растоптана. Если это всплывет, то это будет величайший позор Империи Божественного Феникса! Давление Империи Божественного Феникса снизится даже на Империю Голубого Ветра. Виновник всего этого, Фэн Си Чэнь в худшем случае получит выговор, но вот Черный И Красный были бы казнены без суда и следствия. Таким образом, Юнь Чэ все верно сказал, они не стали бы разглашать информацию о случившемся, даже под страхом смерти .

Но Юнь Чэ понимал это с самого начала.

Лица Красного и Черного сразу же позеленели, и Красный сказал гневно: “Юнь Чэ, ты выходишь за рамки дозволенного!”

“Выхожу за рамки?! – Юнь Чэ пугающе улыбнулся: “я вас совершенно не знаю, но вы пришли на мою свадьбу. Вы не только унижали и смеялись надо мной, срывая свадебную церемонию, но и попытались меня убить! А теперь вы говорите, что я выхожу за рамки дозволенного? Ха, эти четыре слова меня раздражают... а те, кто меня раздражают, станут… Еще более разгневанными!”

Юнь Чэ сурово гаркнул и обрушил Убийцу Дракона на тело Фэн Си Чэня.

Бум!

Свирепый удар разбился на теле Фэн Си Чэня. После этого удара послышался крик от боли, в его теле были сломаны почти все кости, он стал похож на мешок с внутренностями

“Принц! Юнь Чэ!! Ты...”

“Я что?” – Юнь Чэ прищурился и занес меч для удара: “вы до сих пор считаете, что я выхожу за рамки дозволенного?  Продолжайте, я совершенно не против, вот только выдержит ли этот идиот еще один удар?”.

“Ты... ты... ты...” – Черный и Красный задрожали от страха и побледнели, на их лицах не осталось и капли крови. Увидев состояние Фэн Си Чэня, они не решились продолжать.

Цан Вань Хэ вмешался в этот момент: “Юнь Чэ, принц Божественного Феникса еще очень молод, поэтому поступает несколько опрометчиво, но он все же не вызвал серьезных последствий. Неважно, что он наделал, он остается гостем; теперь, когда ему преподали урок, и даже наши гости пообещали забыть об этом... если же ты убьешь принца, то обе стороны окажутся в плохом положении. Как насчет того, чтобы позволить ему уйти?”

Юнь Чэ, естественно, не хотел убивать Фэн Си Чэня, иначе давно уже прикончил бы его. Серьезно ранив Фэн Си Чэня, он все еще мог бы избежать последствий. Но убийство – это уже совсем другое дело. Юнь Чэ прекрасно понимал, что в нынешнем состоянии он не сможет противостоять Империи Божественного Феникса.

Гнев мог быть вымещен, но принца убивать было нельзя. И лучшей возможностью прекратить все это это был, естественно, Цан Вань Хэ. Он понимал, что тот обязательно вступит в разговор

Когда Цан Вань Хэ начал говорить, лицо Юнь Чэ, ранее выражавшее наглость сменилось на уважение. После того, как он выслушал его, Юнь Чэ призадумался на пару секунд, а хатем согласился: “несмотря на свою ярость, я подчинюсь вашему приказу”.

Когда он закончил говорить, Юнь Чэ сошел с Фэн Си Чэня. А затем он пнул принца к ногам Красного и Черного. Оба поспешно подошли к нему и взяли на руки его тело, покрытое кровью.

“Хм! Вы сорвали мою свадьбу и попытались меня убить, из-за этого я был в ярости и собирался прикончить этого мудака, но Император Цан Вань Хэ вступился за него, и спас его никчемную жизнь! Так почему вы еще не поблагодарили Императора Голубого Ветра?”

Хоть Цан Вань Хэ и был императором, гости из прочих империй лишь на поверхности были вежливы с ним, а на деле считали его простым мусором, а некоторые и вовсе не проявляли никакого почтения. Но сегодня из-за Юнь Чэ эти надменные гости из Империи Божественного Феникса искренне поблагодарили Цан Вань Хэ и поклонились в знак уважения. Цан Вань Хэ уже долгое время находился на троне, но впервые почувствовал себя кем-то значимым, даже его спина невольно выпрямилась. Он тут же испытал огромное чувство благодарности к Юнь Чэ. Он прекрасно понимал, что всегда должен был получать такое уважение, ведь он, как никак, был Императором Голубого Ветра, который держал в страхе всю Империю!