Глава 411. Великая доброта.

«Она потеряла сознание.» Заявил Юнь Че.

Ху Мин Хай задрожал, стиснув зубы, приложив все усилия чтобы не пустить слёзы, который рвались наружу. Он повернулся с обеими руками сжимающими голову и сказал с голосом полным болью: «Я знаю насколько болезненными для неё были эти прошедшие годы. Для неё смерть – своего рода свобода… Но… Но как, как я могу смотреть на то, что она умирает, ничего не делая…»

«Это жестокое решение, в котором у тебя не было выбора. Не важно какое ты выберешь, они она будут верным и ошибочным… Не испытав эти чувства самостоятельно, это никогда не будет понято.» Юнь Че вдохнул и изменил тон: «Но, поскольку ты встретил меня, твой выбор и упорство были правильными.»

«А?» Ху Мин Хай поднял голову и посмотрел на него.

Юнь Че развернулся и посмотрел ему прямо в глаза: «Я редко видел симптомы, как у твоей жены, и более или менее их понимаю. Иди встань на входе, не позволяй никому входить. Пока я не разрешу, ты не можешь войти. Ты должен знать, чем более опасное состояние у пациента, тем больше причин не отвлекать от лечения.»

Видя открытость выражения Юнь Че, Ху Мин Хай возбуждённо сказал: «Может… Может быть так, что у тебя есть способ… Спасти Сяо Я… Ты правда можешь спасти Сяо Я?

«Я не могу сказать с полной уверенностью.» Юнь Че уставился на него: «Если ты прямо сейчас исчезнешь с моих глаз, шансы на успех возрастут до девяносто девяти процентов.»

Свист! Бах!

Ветер пронёсся перед глазами Юнь Че, и Ху Мин Хай испарился из виду, быстро закрыв дверь.

Такая скорость была невероятно шокирующей, призраки плакали бы от зависти, ошеломлённый Юнь Че пришёл в себя через какое-то время.

Этот парень, что за навык движения он культивировал?

Его развитие было где-то на поздних стадиях Небесной Ступени [6], и при этом его навыки движения были до такой степени невероятны.

Причина почему Юнь Че заставил Ху Мин Хая выйти была не в том, что он боялся быть побеспокоенным, а в том, что он боялся, что он увидит способ, которым он собирается лечить Сяо Я. В конце концов, чтобы избавиться от яда в наикратчайшее возможное время, ему придётся использовать Ядовитую Небесную Жемчужину. Если бы он не использовал Ядовитую Небесную Жемчужины, Юнь Че пришлось бы потратить в десять миллионов раз больше усилий, чтобы рассеять Холодный Яд… Потому что Холодный Яд был в теле уже пять лет, и уже смешался с кровью и меридианами по всему её телу. Будет не только крайне проблемно от него окончательно избавиться, так же это будет сопряжено с невероятно высоким риском.

Не только яд, у неё были так же очень тяжёлые внутренние повреждения… Под влиянием Холодного Яда, её внутренности не только не заживали, они становились с каждым днём всё хуже. Для Юнь Че внутренние повреждения представляли большую проблему, чем Холодный Яд.

Юнь Че поднял левую руку перед кроватью Ру Сяо Я, положил её ей на грудь. Небесная Ядовитая Жемчужина медленно испустила зелёный свет, что затем распространился по всему её телу. Под влиянием Небесной Ядовитой Жемчужины, Холодный Яд, что причинял вред её телу на протяжении целых пяти лет, был быстро устранён без какого-либо сопротивления.

Ху Мин Хай ходил снаружи взад вперёд, как муравьи на горячей сковороде, но не смел издавать звука шагов.

Поток холодного ночного ветра моментально прояснил ум Ху Мин Хая. Обычно он был крайне осторожным человеком, в противном случае он не смог сохранить Ру Сяо Я до настоящего времени. Но сегодня, он привёл человека, которого впервые встретил, в их тайное место, и даже позволил ему остаться с Ру Сяо Я одному. Теперь когда он думал об этом, это казалось непостижимым… но эта мистическая аура вокруг Юнь Че позволила зародиться надежде в его сердце.

Прошёл час, ни одного звука не прозвучало в доме. Это заставило Ху Мин Хая чувствовать себя крайне неуверенно, он хотел открыть дверь множество раз, но каждый раз чувствовал, что должен сдержаться. В это время, не лёгкий, но и не тяжёлый голос Юнь Че пришёл из дома: «Входи.»

Со скоростью молнии, Ху Мин Хай открыл дверь и ворвался внутрь. Он увидел, что лекарства в комнате не тронуты. Ру Сяо Я всё ещё лежала на месте, даже она не была сдвинута. Он быстро шагнул вперёд и эмоционально сказал: «Как Сяо Я?

Сказав это, его зрачки внезапно расширились… Потому что он увидел, что тёмно-синий цвет на лбу Ру Сяо Я исчез.

Тело Ху Мин Хая задрожало от волнения. Он поднял руку, положил её на грудь Ру Сяо Я и аккуратно проверил её внутреннюю силу… Он не почувствовал и малейшего следа Холодного Яда… Не нашел и малейшего остатка.

«Холодный Яд из её тела был полностью выведен.» Сказал Юнь Че. Как может Небесной Ядовитой Жемчужине понадобиться час на выведение Холодного Яда из тела Ру Сяо Я? Но, если бы это произошло слишком быстро, то неизбежно стало бы слишком шокирующим, так что Юнь Че оттягивал время, чтобы прошел час.

Ху Мин Хай был так возбуждён, что не мог себя контролировать. Их двоих мучал этот Холодный Яд на протяжении пяти лет, это был их самый страшный кошмар, и они больше остальных знали, насколько ужасным был Холодный Яд, настолько, что уже давно отбросили нелепые надежды на исцеление от яда. Когда Ху Мин Хай привёл Юнь Че, он не испытывал излишней надежды, что произойдёт чудо, это было не желание бросить последнюю надежду… Он никогда не предполагал, что чудо действительно, правда произойдёт на его глазах.

«Сяо Я… Сяо Я…» Ху Мин Хай взял Ру Сяо Я за руку и был настолько рад, что речь стала бессвязной: «Ты слышала это… Твой яд исчез… Полностью исчез… Сяо Я… Ты слышала это…»

«Эй, вставай, не тревожь её, идём наружу.» Юнь Че сказал: «Не смотря на то, что яд из её тела исчез, под его влиянием на протяжении пяти лет, её внутренняя сила полностью уничтожена, внутренние органы сильно истощены. Если бы не подпитка огромным количеством Небесных Кристаллов с Фиолетовыми Прожилками все эти годы, она непременно умерла бы после того как избавилась от Холодного Яда. В настоящее время она всё ещё в опасном состоянии. Чтобы полностью восстановиться, ей понадобится очень много времени. А прямо сейчас ей нужен отдых.

Ху Мин Хай немедленно замолчал и поправил одеяло Ру Сяо Я. Затем тихо вышел за Юнь Че.

Юнь Че достал небольшую бутылочку и отдал её Ху Мин Хаю. Внутри было немного алой жидкости: «Это кровь Огненного Истинного Дракона Императорской Ступени [7], она поможет избавиться от холодной энергии, что накопилась в её теле за эти годы, а так же восстановить её жизненную силу. Тут только десять капель драконьей крови. Обязательно растворяй одну каплю на три литра воды, и давай ей по три капли каждый день, начиная с завтрашнего. С каждым прошедшим месяцем добавляй по одной капле… Помни, не увеличивай дозировку ещё больше, иначе её тело может этого не выдержать.»

 Даже если она находилась внутри нефритовой бутылки, Ху Мин Хай чувствовал, истинную драконью ауру. Он знал, что для слабого тела Ру Сяо Я, с накопившейся холодной энергией, Кровь Истинного Дракона, даже с огненным атрибутом, ничем не отличалась от Небесной Пилюли.

Ху Мин Хай взял кровь дракона и был так тронут, что был не в состоянии сказать и слова.

«Ты приглядывал за ней пять лет, так что должен чётко понимать, как постепенно излечить её внутренние повреждения и восстановить жизненные силы. Мне не нужно тебе об этом много говорить. Но, я должен тебе кое о чём напомнить, в ближайшие три месяца, ты не можешь переносить её с Небесных Кристаллов с Фиолетовыми Прожилками. Её жизнь сейчас крайне слаба, и если она покинет Небесные Кристаллы с Фиолетовыми Прожилками, любая ошибка может стоить ей жизни.» Юнь Че говорил серьёзно. Спасение умирающего и лечение повреждений… Было то, чем он занимался когда-то, и он всегда был этому рад. Но сейчас, больше он так уже не думал, потому что сравнивая то число людей, что он убил, и количество спасённых… Было слишком разным.

«Спасибо тебе… Благодетель!» Ху Мин Хай захлебнулся от волнения, потом вдруг преклонился… Этот поклон был ещё более серьёзным, чем предыдущий. То становление на колени было наполнено с бесконечным нежеланием, но в этот раз, оно было наполнено готовностью: «Я, Ху Мин Хай, буду помнить твою великую доброту всю свою жизнь. Могу я спросить великое имя благодетеля? Я, Ху Мин Хай, использую всю свою силу, чтобы отплатить.»

«Нет нужды, я лишь изредка исполняю врачебный долг.» Легко вздохнув Юнь Че сказал: «А что на счёт имени… Я уже говорил тебе его до этого, меня зовут Лин Юнь.

Услышав имя, Ху Мин Хай не шевелился. Вместо этого он спросил: «Может ли быть настоящим именем благодетеля быть… Юнь Че?»

«…» Брови Юнь сильно дрогнули… Дерьмо! Что за? Я лишь дважды назвал своё имя, и оба раза я использовал «Лин Юнь», и оба раза собеседники называли моё реальное имя… Может быть так, что моё имя распространилось настолько, что все в Империи Божественного Феникса меня знают?

Видя, что Юнь Че долго ничего не говорит, Ху Мин Хай понял, что его догадка верна. Он быстро продолжил: «Когда я проникал в Секту Божественного Феникса, я случайно услышал имя 'Юнь Че’, и упоминание, что 'Юнь Че’ из Империи Голубого Ветра. Он не был частью Секты Божественного Феникса, но обладал родословной феникса. Благодетель из Империи Голубого Ветра и может использовать Пламя Феникса… Так что я всё время думал, что благодетель и был этим ‘Юнь Че’.

Так вот почему… Юнь Че стало легче. Это было доказательством того, что имя «Юнь Че» не много значило, но люди обратят внимание на «кого-то не из Секты божественного Феникса, кто обладает родословной феникса».

«Да, я Юнь Че о котором ты говоришь. Я пришел в Город Божественного Феникса, чтобы решить этот вопрос с Сектой Божественного Феникса. И в этом причина, почему я не хочу отдавать тебе Подсолнух Феникса.» Юнь Че посмотрел на ночное небо, затем помог Ху Мин Хаю встать: «Ладно, возвращайся к своей жене. Не задумывайся о том, чтобы меня благодарить. После того, как она восстановит свои силы, ты должен забрать её из Города Божественного Феникса и уйти в безопасное место.»

Ху Мин Хай решительно сказал: «Не смотря на то, что я вор, я никогда не забуду о том, как отплатить долг признательности. Я уже сказал, если ты будешь способен спасти мою жену, моя жизнь твоя. С этого момента, если благодетелю нужно от меня что-либо, не стесняйся сказать. Даже если это крайне опасно, я и бровью не поведу. Особенно если благодетелю нужно что-то… Даже если это в Священной Обители, я всё ещё буду готов сделать это для благодетеля.»

От слов Ху Мин Хая, сердце Юнь Че вздрогнуло. Он открыл рот, но перед тем как смог заговорить, закрыл его… В Городе Божественного Феникса, вещью что он хотел больше всего, была несомненно, «Мировая Ода Феникса» Секты Божественного Феникса. Если он сможет получить фундаментальную формулу и первые четыре техники «Мировой Оды Феникса», он полностью освоит и поймёт силу феникса.

Но «Мировая Ода Феникса» было основным Искусством Секты Божественного Феникса. И именно «Мировая Ода Феникса» позволяла Секте Божественного Феникса быть сектой номер один на Континенте Бездонного Неба. Защита Сектой Божественного Феникса «Мировой Оды Феникса» должна быть быть крайне могущественной. Если Ху Мин Хай отправится чтобы украсть её, крайне вероятно, то он там умрёт… В конце концов, это «Мировая Ода Феникса» Секты Божественного Феникса, обычные вещи нельзя с ней сравнивать.

Он всего лишь избавил Ру Сяо Я от Холодного Яда. Если Ху Мин Хай действительно похоронит себя в Секте Божественного Феникса из-за него, это будет всё равно что погубить двоих.

Заметив колебание на лице Юнь Че, после его слов, Ху Мин Хай быстро сказал: «Благодетель, есть что-то что ты хочешь? Не стесняйся попросить, я определённо тебе помогу это получить… Если я не смогу отплатить, я не почувствую облегчения.»

Юнь Че задумался на мгновение, затем сказал: «Ты можешь рассказать мне о навыке движения, который используешь?»

Ху Мин Хай был несколько ошарашен, затем немного поколебавшись сказал: «Это наследуемое умение моей Семьи Ху, —— 'Исключительная Призрачная Молния’.»