Глава 421. Позволь Мне Научить Тебя, Старший Брат Юнь

Лишь прикоснувшись к плечу... которое, к тому же, было прикрыто одеждой... родной сын Императора, его плоть и кровь... на самом деле был наказан безо всякого милосердия, отец сломал ему руку, отчего ему пришлось восстанавливаться в течение полугода...

Забота Императора Божественного Феникса о своей дочери переросла в самую настоящую одержимость! К слову, если бы Император узнал о последних нескольких днях, проведенных Юнь Че с принцессой, то этого было бы достаточно для того, чтобы он разорвал Юнь Че на тысячи кусочков по крайней мере восемьсот раз подряд!

Так как Фэн Сюэ'эр росла в условиях столь тщательной опеки, не только ее сердце, но и тело были абсолютно чисты и невинны. А чем невиннее девушка, тем больше желание мужчин обладать ею, что, естественно, было верно и для такого человека, как Юнь Че, который никогда и ни в чем себя не ограничивал.

Юнь Че не стал убирать протянутый мизинец, вместо этого улыбнувшись и взглянув в подобные звездам глаза принцессы: "Сюэ'эр, твой царственный отец действительно любит тебя. Он не хочет, чтобы другие прикасались к тебе, потому что он боится, что кто-то может причинить тебе вред".

"Да, я знаю, что царственный отец именно тот человек, что заботится обо мне больше всех на свете". Со слабой улыбкой сказала Фэн Сюэ'эр.

"Однако, если кто-то тебе нравится и ты ему доверяешь, то, естественно, нет никаких проблем с физическим контактом, он может лишь сделать вас еще ближе друг к другу. Как ты думаешь, Сюэ'эр, кто я:  человек, который хочет тебе навредить, или же человек, который хочет тебе помочь?" Невинно спросил Юнь Че, сохраняя серьезное выражение лица.

Фэн Сюэ'эр, не колеблясь, ответила: "Старший Брат Юнь очень хороший, конечно, мне нравится Старший Брат Юнь. Я очень счастлива, когда нахожусь рядом с тобой, Старший Брат Юнь даже исполнил мою многолетнюю мечту и дал мне снова увидеть снег!"

"Понятно". Юнь Че улыбнулся и снова протянул мизинец Фэн Сюэ'эр: "Тогда давай поклянемся на мизинцах".

"Ах... но... но..." Фэн Сюэ'эр все еще колебалась.

"Расслабься, здесь только мы двое, твой царственный отец не узнает об этом, а значит, и не рассердится. Кроме того, в этом году Сюэ'эр исполнилось шестнадцать. Это значит, что Сюэ'эр уже выросла. Твой царственный отец не может заботиться о тебе всю твою жизнь, так что ты должна научиться вести себя зрело и независимо. Прежде всего, ты должна принимать решения, следуя зову своего сердца, пользуясь лишь своими чувствами и суждениями, а не слепо полагаться на слова других людей".

Фэн Сюэ'эр, проведшей под крылом отца всю свою жизнь, естественно, никогда раньше не говорили подобных слов. Можно было легко себе представить влияние, которое слова Юнь Че произвели на чистое сердце Фэн Сюэ'эр . Она уже привыкла к жизни затворницы, которую она вела в течение шестнадцати лет. Тем не менее, каждому человеку свойственно желать чего-то нового, желать изменить уже поднадоевший образ жизни. Слова Юнь Че будто бы приоткрыли перед Сюэ'эр занавес совершенно иного мира, мира, который для нее был подобен чудесной, невероятной сказке. Она, слушая свое участившееся сердцебиение, снова и снова повторяла себе слова Юнь Че... Следуй зову своего сердца, принимай решения на основе собственных суждений...

И, наконец, Фэн Сюэ'эр с огромным трудом приняла решение, которое смело можно назвать величайшим в ее жизни. Она, имитируя действия Юнь Че, медленно вытянула вперед тонкий и изящный мизинец, потянувшись им к мизинцу Юнь Че... Ее движения были очень неуверенными, нервными и беспомощными... Но вместе с тем в них чувствовалось какое-то странное нетерпение...

И, наконец, ее мизинец дотронулся до пальца Юнь Че. Принцесса тут же попыталась отдернуть свою маленькую руку, будто испытав на себе удар током. Но Юнь Че не дал ей такого шанса, его палец резво скользнул вперед, быстро, но аккуратно обхватив ее мизинец... Он сразу же отчетливо ощутил всю мягкость и гладкость ее кожи, Юнь Че показалось, что он коснулся самого безупречного и чистого теплого нефрита в мире.

"Ах..." Фэн Сюэ'эр тихо вскрикнула, все ее тело сразу же напряглось. Она подсознательно попыталась освободить мизинец, но Юнь Че плотно держал его своим пальцем, не давая ей вырваться. Чувствуя, что ее мизинец плотно обхвачен пальцем Юнь Че, Сюэ'эр сильно занервничала, плотно закрыв глаза и неподвижно сидя на одном месте.

"Клянусь на этом мизинце, что никогда не откажусь от сказанных мной ранее слов. После того, как Сюэ'эр исполнится двадцать, мы вместе отправимся в Заснеженные Земли Бескрайних Льдов, дабы полюбоваться на бесконечно падающий с небес снег". Серьезно пообещал Юнь Че, приподняв свое запястье. Но, даже после того, как его голос затих, Юнь Че не спешил отпускать руку Сюэ'эр. Успокаивающее звучание его голоса в значительной степени ослабило волнение и смятение Фэн Сюэ'эр, позволив ей немного расслабиться.

Жасмин, находящаяся внутри Ядовитой Небесной Жемчужины, холодным взглядом следила за дрожащим мизинцем Юнь Че, ее изысканное маленькое лицо было полно презрения: "Хм, снова он за свое. Независимо от того, где этот чертов дурак окажется, как только он встретит красивую женщину, он тут же раскроет свою истинную извращенную природу похотливого зверя. Он никогда не изменится!!"

"Сюэ'эр, как ты себя чувствуешь? Чувствуешь ли ты грусть, или же тебе трудно принять произошедшее?" Видя, что, хоть Фэн Сюэ'эр и успокоилась, она все еще не желала открывать глаза, Юнь Че подошел к ней чуть ближе.

"Ох... это очень странное чувство". В то время, как Фэн Сюэ'эр тихо отвечала Юнь Че, ее длинные ресницы слегка дрожали.

"Странное?"

"Как бы сказать... Это чувство очень необычно, но это определенно не отвращение и не грусть ... Ууу... Я никогда раньше не ощущала подобного... И мое сердце вдруг забилось так быстро... Старший Брат Юнь, ты не знаешь, что это со мной?"

"Я не могу рассказать тебе об этом, Сюэ'эр должна самостоятельно все понять". С легкой улыбкой сказал Юнь Че. В этот момент он походил на хитрого, большого волка, который подкрадывался к  маленькому, пушистому белому кролику. Немного поколебавшись, Юнь Че вдруг неожиданно схватил Сюэ'эр за руку... Ее рука была очень мала, ладонь Юнь Че с легкостью полностью обхватила ее.

"Ах..." Фэн Сюэ'эр слабо вскрикнула, но ее нынешняя реакция была куда более умеренной. Она лишь поначалу неосознанно дернулась, но затем перестала вырваться.

"Тогда какое же чувство испытывает Сюэ'эр прямо сейчас?" Юнь Че мягко провел ладонью по тонкой руке Сюэ'эр... Мягкость и нежность ее кожи были попросту неописуемы: лишь безмолвно держа ее за руку, Юнь Че почувствовал во всем теле приятную слабость, сейчас ничто не смогло бы заставить его отпустить руку девушки.

"Мое сердце... стало биться чаще..." Тихо пробормотала Фэн Сюэ'эр: "Прикосновения Старшего Брата Юня на самом деле вызывают столь странные чувства... Старший Брат Юнь, мы можем посидеть так еще немного... Я действительно очень хочу понять, что это за чувство…"

Разве Юнь Че мог не согласиться с такой просьбой? Сейчас он желал лишь держать ее за руку вечно.

Закрыв глаза, Фэн Сюэ'эр сосредоточилась на своих чувствах. Через некоторое время она тихо произнесла: "Я до сих пор не понимаю... Мне кажется, что я... чувствую биение сердца Старшего Брата Юня. Ух! Родословная Феникса Старшего Брата Юня невероятно чиста, даже чище, чем у моих братьев... А?"

Фэн Сюэ'эр открыла глаза и озадаченно посмотрела на Юнь Че: "Странно, почему Старший Брат Юнь не практикует Мировую Оду Феникса?"

Несмотря на то, что Юнь Че обладал пятым и шестым этапами Мировой Оды Феникса, он мог воспользоваться лишь общими знаниями, что содержали в себе эти этапы. Для активации духовного навыка требуется соответствующий уровень познания духовного искусства, к которому относится навык, в то время как Юнь Че, благодаря силе Семени Злого Бога и своим собственным всеобъемлющим способностям, смог проигнорировать это правило и изучить Небесный Танец Феникса и Демонический Лотос Опаляющей Звезды, обладая лишь отрывочными знаниями Мировой Оды Феникса. Но с точки зрения силы эти техники, естественно, были бы значительно мощнее, если бы Юнь Че использовал их, полностью изучив Мировую Оду Феникса.

Так как Юнь Че не обладал первыми четырьмя этапами Мировой Оды Феникса, действительно можно было сказать, что он ее не изучал. По крайней мере, так мог решить проанализировавший его внутреннюю силу человек, который практиковал Мировую Оду Феникса.

Юнь Че не растерялся и спокойно ответил: "Потому что я с раннего детства жил в Империи Голубого Ветра. Так как я скрывал свою личность, я не мог себе позволить выдать свою родословную Феникса, и поэтому не имел возможности практиковать Мировую Оду Феникса. Я вернулся в секту только в этом году. Девятнадцатый Старейшина очень занят, у него нет времени на мое обучение. А так как я не был в секте в течение многих лет, то и близких знакомых среди членов секты у меня нет, поэтому, естественно, никто не захочет учить меня Мировой Оде Феникса".

"Понятно, так вот в чем дело..." Фэн Сюэ'эр немного подумала, а потом в ее глазах вдруг мелькнул странный огонек, и она взволнованно спросила: "Старший Брат Юнь ведь хочет изучить Мировую Оду Феникса?"

"Конечно хочу". Юнь, Че не колеблясь, кивнул: "Но..."

"В таком случае, позволь мне научить тебя, Старший Брат Юнь!" Радостно воскликнула Фэн Сюэ'эр, жизнерадостно улыбаясь, как будто это было для нее невероятно приятным занятием.

"Ты... меня научишь?" Сердце и разум Юнь Че были в замешательстве.

Когда Фэн Сюэ'эр упомянула Мировую Оду Феникса, мысль о том, что Фэн Сюэ'эр могла бы научить его Мировой Оде Феникса, сразу же промелькнула в его голове, но он немедленно отмел ее прочь. Ведь он уже обманул Фэн Сюэ'эр, скрыв свою личность, и его совесть не позволяла воспользоваться ее доверчивостью снова... даже учитывая невероятную ценность Мировой Оды Феникса.

Но он не ожидал, что Фэн Сюэ'эр сама предложит ему обучиться у нее Мировой Оде Феникса.

Юнь Че раздирали противоречия, он никак не мог принять решение.

Видя, что он не отвечает, мучительно о чем-то размышляя, Фэн Сюэ'эр слегка забеспокоилась. Она покачнула руки к Юнь Че, и тихо сказал, как будто бы она была в чем-то перед ним виновата: "Старший Брат Юнь, просто позволь мне научить тебя, хорошо? Старший Брат Юнь дал мне возможность съесть так много вкусностей и увидеть невероятно красивый снег, ты даже согласился отвести меня в Заснеженные Земли Бескрайних Льдов... Я еще никогда не была так счастлива. Я очень хочу сделать что-нибудь для Старшего Брата Юня. Даже если я никогда раньше никого не учила, я определенно приложу все свои силы... Старший Брат Юнь, просто положись на меня, хорошо?"

Юнь Че внимательно посмотрел на нее и спросил, криво улыбаясь: "Сюэ'эр, ты ведь хочешь, чтобы я оставался здесь подольше, чтобы ты и дальше могла играть с Крошкой Чанем?"

Фэн Сюэ'эр застенчиво улыбнулась, Юнь Че с легкостью разгадал главную причину столь неуемного желания обучать его: "Хоть я и без ума от Снежинки, мне также очень нравится Старший Брат Юнь, и я хочу, чтобы Старший Брат Юнь побыл со мной еще немного... Я всегда была здесь совсем одна, каждый день занималась одним и тем же, а это невероятно скучно. Но, когда со мной Старший Брат Юнь и Снежинка, я чувствую себя настолько счастливой, что понемногу схожу с ума. Просто позволь мне научить тебя Мировой Оде Феникса, Старший Брат Юнь. Обещаю, что не стану отговаривать тебя от ухода после окончания обучения".

С точки зрения Фэн Сюэ'эр, в обучении Мировой Оде Феникса члена Секты Божественного Феникса действительно не было ничего странного, потому что Мировая Ода Феникса была духовным искусством, которое могли практиковать лишь обладатели родословной Феникса, и ее  практиковал каждый член секты Божественного Феникса. Обладатели родословной Феникса, не изучающие Мировую Оду Феникса, были абсолютно ненормальны.

Видя стремление Фэн Сюэ'эр обучать его, Юнь Че просто не мог отказаться, хоть и чувствовал себя виноватым. Первоначально он не имел намерения "похищать" Мировую Оду Феникса у Фэн Сюэ'эр, но...

"Хорошо". Наконец решился Юнь Че, про себя подумав: "Ущипните меня, Сюэ'эр... Принцесса Снежка лично будет обучать меня Мировой Оде Феникса, я точно сплю…"

"Хе-хе!" Фэн Сюэ'эр весело рассмеялась: "Я впервые буду обучать кого-то, поэтому я обязательно  отнесусь к этому очень серьезно. Тогда... почему бы нам не начать прямо сейчас?"

"…Без проблем".

"Пока Старший Брат Юнь был без сознания, во время лечения он мог случайно почувствовать суть духовной формулы Мировой Оды Феникса. Поэтому сейчас мы займемся изучением именно этой формулы, Старший Брат Юнь. Ты должен сосредоточиться и постараться ее осмыслить, хорошо?"

Объясняя Юнь Че своим нежным голоском суть задания, Фэн Сюэ'эр подняла свой палец и указала им на центр лба Юнь Че, не касаясь его. Замерцали слабые отблески пламени... Мгновением позже духовная формула Мировой Оды Феникса появилась в сознании Юнь Че.