Глава 464. Песнь Цветочных Похорон

Скорость Юнь Че была велика. Тем не менее, по сравнению со скоростью Е Син Ханя она была чем-то вроде прогулочного шага. Расстояние между ними быстро сокращалось. Спустя несколько десятков вдохов их разделяло уже лишь три сотни метров. Юнь Че, держащий в своих объятиях Фэн Сюэ'эр, стиснул зубы. Он судорожно пытался отыскать путь к спасению, одну за другой отметая бесполезные идеи. Но в этот момент Юнь Че вдруг почувствовал, что давление, оказываемое на него силой Е Син Ханя, моментально испарилось, и даже чувство нависшей над ним неумолимой угрозы стало вдвое слабее.

Юнь Че поспешно обернулся, с удивлением обнаружив спустившуюся с небес белоснежную фигуру, преградившую путь Е Син Ханю. От этой фигуры исходила невероятно мощная аура.

Это... Цзи Цянь Жоу!?

Надежда, едва теплившаяся в сердце Юнь Че, вспыхнула с новой силой. Он сделал глубокий вдох и вновь рванул прочь, стараясь убраться от Е Син Ханя как можно дальше.

"Эй, Крошка ХаньХань. Куда же ты так спешишь? Мне, между прочим, очень скучно и совершенно нечем заняться. Может, ты составишь мне компанию?" Со сладкой улыбкой спросил Цзи Цянь Жоу, игриво шевеля пальцами и беспрестанно хлопая ресницами. Аура, исходящая от его тела, не была особенно плотной, однако она полностью обездвижила Е Син Ханя, не давая ему сделать ни единого шага.

Е Син Хань не на шутку встревожился, увидев непонятно откуда взявшегося Цзи Цянь Жоу. Учитывая характер Цзи Цянь Жоу, было очевидно, что его появление здесь не случайно, у него определенно были какие-то скрытые мотивы. Вдобавок он появился в столь удачный для Юнь Че момент, вполне вероятно, что он с самого начала наблюдал за происходящим издалека. Е Син Хань потемнел лицом и сказал: "Цзи Цянь Жоу, отойди в сторону. Не смей мешать моему триумфу".

"Ай, Крошка ХаньХань такой неприветливый". Цзи Цянь Жоу картинно обиделся и изобразил испуганный взгляд, однако уже через секунду на его персикового цвета лице вновь расцвела улыбка: "Но, когда Крошка ХаньХань сердится, он меня так возбуждает, что я просто не могу держать себя в руках, так и хочется его погладить... Крошка ХаньХань, подставь щечку, дай мне выплеснуть обуревающие меня чувства…"

"Ты..." Е Син Хань вздрогнул и невольно отступил на шаг. Опомнившись, он заскрежетал зубами: "Цзи Цянь Жоу. Я давно почувствовал, что кто-то за мной наблюдает. Как и следовало ожидать, это оказался ты. Мы оба представляем Священные Обители, так что нам нет никакой необходимости враждовать! Ты прекрасно знаешь, кого я преследую, так что поторопись и освободи мне дорогу. Я, Е Син Хань, не останусь в долгу! Если же ты откажешься... Хм! Ты никак не связан с Сектой Божественного Феникса. Для тебя попросту бессмысленно становиться моим смертельным врагом лишь из-за ничтожной секты, которая все равно в скором времени будет стерта с лица земли!"

"Секта Божественного Феникса?" Цзи Цянь Жоу округлил глаза, после чего женственно рассмеялся: "Ты имеешь в виду эту маленькую девочку из Секты Божественного Феникса? Она действительно весьма очаровательна, но мне нет ни малейшего дела до ее жизни и смерти. Я просто подумал, что будет забавно понаблюдать, как ты и Крошка Чече играете в кошки-мышки, но не смог удержаться и вмешался, чтобы немного увеличить сложность игры. Ведь, знаешь ли, так будет гораздо интереснее!"

"Юнь Че?" Е Син Хань нахмурился, его разум был полон сомнений. Причина, по которой Цзи Цянь Жоу внезапно встал у него на пути, была не в Фэн Сюэ'эр, а в Юнь Че.

Хотя Е Син Хань и обладал оружием Тиранической[8] ступени, он был не в состоянии противостоять Цзи Цянь Жоу. Если бы Цзи Цянь Жоу захотел сразиться с ним, то он не смог бы ничего ему противопоставить. Е Син Хань откашлялся и насмешливо спросил: "Какую такую награду пообещал тебе Юнь Че? Могущественный Прекрасный Ликом Демонический Монарх на самом деле работает на юнца из Империи Голубого Ветра, которому даже нет двадцати! Это просто смешно!"

"Работаю на него? Крошка ХаньХань, ты сильно ошибаешься". Цзи Цянь Жоу неопределенно подвигал своими тонкими пальцами: "Я уже сказал, что я просто захотел принять участие в вашей увлекательнейшей забаве. До закрытия Ковчега осталось около двадцати часов. Если игра закончится так быстро, то нам будет нечем заняться. А это совсем не весело, знаешь ли…"

Цзи Цянь Жоу поднял правую руку, и, будто бы не осознавая, что делает, сотворил меж своих белоснежных пальцев прекрасный алый лепесток. С легким движением пальцев лепесток, будто подхваченный легким порывом ветра, мягко поплыл по направлению к Е Син Ханю. Когда расстояние между ними сократилось до трех метров, скорость лепестка внезапно резко увеличилась, и он, словно пуля, рванулся вперед, оставляя за собой красный след, который еще некоторое время висел в воздухе, не желая исчезать.

Е Син Хань слегка повернул голову, и лепесток пролетел в миллиметре от его горла. Появившееся на секунду убийственное намерение заставило его сердце замереть на мгновение. Е Син Хань, всеми силами стараясь сохранить спокойное выражение лица, мрачно спросил: "Ты хочешь убить меня?"

"Ай, что ты, Крошка ХаньХань, не стоит говорить таких страшных слов. Разве я могу убить Крошку ХаньХаня?" Цзи Цянь Жоу отрицательно покачал головой, всем своим видом показывая, насколько он шокирован столь ужасными обвинениями... Он определенно обладал силой для убийства Е Син Ханя, а сейчас, находясь в Ковчеге, он мог сделать это, не оставив при том никаких подозрений. Тем не менее, Цзи Цянь Жоу прекрасно знал, что на тело Е Син Ханя определенно нанесен Отпечаток Души, оставленный лично Е Мей Се, Небесным Монархом Божественного Чертога Солнца и Луны. В тот момент, когда душа покинет тело Е Син Ханя, его воспоминания и все, что он видел в последние мгновения своей жизни, немедленно достигнет разума Е Мей Се, позволив ему узнать личность убийцы своего сына.

Хотя Цзи Цянь Жоу и был весьма высокомерен, он был не настолько безумен, чтобы пытаться убить сына Небесного Монарха. К тому же смерть Е Син Ханя привела бы не только к личной вражде, но и, скорее всего, к войне между Божественным Чертогом Солнца и Луны и Высшим Морским Дворцом.

"Но, если Крошка ХаньХань не будет слушаться старших, то мне придется преподать ему небольшой урок. Ты понял меня, Крошка ХаньХань?" Пригрозил Цзи Цянь Жоу, лучезарно улыбаясь Е Син Ханю.

Е Син Хань до хруста сжал кулаки, его легкие, казалось бы, вот-вот взорвутся от гнева. Его жертва только что была прямо перед ним; он мог сразу же завладеть и телом, и Родословной Фэн Сюэ'эр... Родословная Фэн Сюэ'эр стала бы для него огромным подспорьем, которое могло помочь ему стать будущим правителем континента, он должен заполучить ее, несмотря ни на что! Тем не менее, этот Цзи Цянь Жоу... появился в столь неподходящий момент!

"Цзи Цянь Жоу, я всегда уважал тебя, как старшего, и всегда был вежлив с тобой. Я проявил тебе свое уважение... Так что и ты прояви свое, дай мне пройти!" Убедившись, что Цзи Цянь Жоу не станет его убивать, Е Син Хань мгновенно вновь обрел уверенность в себе и попытался воспользоваться своим статусом Молодого Мастера Божественного Чертога, дабы подавить Цзи Цянь Жоу и заставить его отступить.

"Ай-яй-яй..." Хотя Цзи Цянь Жоу и поохал для вида, разве могли столь примитивные попытки давления подействовать на него? "Ты знаешь, мое прекрасное лицо – самое ценное, что есть у меня в этой жизни, так что я всегда с уважением отношусь к попыткам людей сохранить лицо. Но сейчас, смотря на уродливое лицо Крошки ХаньХаня... Мне совсем не хочется делать этого".

"Ты…"

Е Син Хань сказал лишь одно слово, как вдруг в мгновение ока начал действовать. Два внезапно вспыхнувших шара невероятно плотной духовной энергии рванулись в сторону Цзи Цянь Жоу.

"Тюрьма Солнца и Луны!!"

Е Син Хань использовал мощнейшую запечатывающую технику Божественного Чертога Солнца и Луны. Естественно, он хотел воспользоваться тем, что Цзи Цянь Жоу не воспринимал его всерьез, дабы сразу же лишить его возможности двигаться.

Перед лицом внезапного нападения Е Син Ханя выражение лица Цзи Цянь Жоу нисколько не изменилось. Даже его элегантно изогнутые губы не дрогнули. Лишь два его пальца слегка дернулись, после чего два алых лепестка неспешно поплыли по направлению к шарам духовной энергии.

"Вжух!"

Когда шары духовной энергии Солнца и Луны, несшие в себе чудовищную силу, вошли в контакт с двумя лепестками, они тут же лопнули, как мыльные пузыри, породив два торнадо, которые прошли по обе стороны от Цзи Цянь Жоу. Но, несмотря на всю мощь торнадо, на голове Цзи Цянь Жоу не дрогнул ни один волос. Он протянул вперед свою руку, и на кончиках его пальцев засияли невероятно красивые разноцветные огни духовной энергии. Томно прикрыв глаза, Цзи Цянь Жоу с нежной улыбкой сказал: "Как я и думал, Крошка ХаньХань тот еще хулиган. Тогда у меня нет выбора, придется преподать тебе небольшой урок".

"Цзи Цянь Жоу, не думай, что я тебя боюсь! Мне не терпится узнать, сможешь ли ты останоить меня!"

Взгляд Е Син Ханя был темен и безжалостен. В его руках появилось Бедствие Солнца и Луны, после чего аура, окружающая его тело, взрывообразно выросла, захлестывая все вокруг, подобно цунами.

"Умри! Исчезновение Инь Янь!!"

Бедствие Солнца и Луны породило два духовных огня, белый и черный. Они рванулись к Цзи Цянь Жоу, попутно порождая искривления пространства там, где они пролетали.

Перед лицом надвигающейся на него смертельной опасности Цзи Цянь Жоу все так же сохранял абсолютное спокойствие. Он осторожно повернул запястье, легонько взмахнув пальцами. Свет на кончиках его пальцев стал ярче, порождая некое подобие северного сияния. "Крошка ХаньХань, я уверен, тебе понравится моя Песнь Цветочных Похорон…"

Как только эти слова сорвались с его губ свет, источаемый кончиками его пальцев, стал невыносимо ярким. В это же мгновение появились желтый, красный, розовый, зеленый, синий, белый, коричневый... множество разноцветных лепестков, казалось, будто с неба начал идти несравненно красивый радужный цветочный дождь.

Энергия Инь Янь, столкнувшаяся с дождем лепестков, заполнившим небо, стала стремительно убывать... Она полностью исчезла за несколько метров от Цзи Цянь Жоу, не причинив ему никакого вреда.

Она испарилась бесследно, без единого звука.

"Чт... Что!?"

Е Син Хань слышал множество рассказов о силе Цзи Цянь Жоу. Тем не менее, он никогда не видел ее собственными глазами, так что он не ожидал, что его лепестки будут настолько ужасающи! И в этот момент море лепестков, источающее приятный цветочный аромат, полетело в сторону Е Син Ханя. Его зрачки расширились, и он инстинктивно начал отступать назад. Однако он успел сделать всего лишь один шаг, как вдруг на него обрушилось невероятное давление, исходящее от приближающихся лепестков... Если точнее, то это давление исходило от каждого лепестка! Сила, содержащаяся в, казалось бы, безобидных лепестках цветов, заставила его отчаяться. Он просто замер на месте, широко распахнув глаза и наблюдая, как лепестки один за другим соприкасались с его телом.

Первый цветочный лепесток приземлился на его плечо... Это определенно был обыкновенный лепесток, тем не менее, в тот момент Е Син Хань почувствовал, как на его плечо упала целая гора, в результате чего его тело, которое до того свободно парило в воздухе, начало медленно снижаться. Сразу же после этого до него долетел второй, третий, четвертый, пятый лепесток... Все больше и больше лепестков опускалось на его тело. С каждым дополнительным лепестком тело Е Син Ханя становилось все тяжелее. Когда на его тело опустилось несколько десятков лепестков, Е Син Хань не смог выдержать их чудовищного веса и пулей устремился к земле.

И даже после падения на землю огромная, подавляющая сила не позволяла ему твердо стоять на ногах, пригиная его все ниже к земле... В конце концов, его тело было распластано на холодной, твердой земле, он уже не мог поднять даже свою голову.

"Цзи... Цянь... Жоу!!" Голова Е Син Ханя была прочно пришпилена к земле. Он заорал хриплым голосом: "Я никогда не прощу тебя! Если наступит день, когда ты попадешь мне в руки, я..."

Цветочный лепесток сразу же приклеился к губам Е Син Ханя, не давая ему сказать ни слова. Цзи Цянь Жоу покачал головой и сочувственно сказал: "Молодые люди чересчур опрометчивы, как и всегда. Ты на самом деле решил поссориться со мной. Не боишься ли ты, что, если я злюсь, я могу как бы случайно отрезать тебе голову... Если правильно ее отсечь, то из горла будет бить настоящий фонтан из крови... Ох... Это самая красивая, самая пьянящая сцена, что мне доводилось когда-либо видеть".

Лепестки цветов продолжали падать, покрывая землю. В центре возвышалась небольшая горка лепестков, которая явно была выше остальных. Под этой горкой лежал Е Син Хань, который был не в состоянии пошевелиться, из-под лепестков не было видно даже уголка его одежды.

Цзи Цянь Жоу плавно поднялся к небу, бормоча себе под нос: "Ненавижу чувствовать себя должником. Но теперь я наконец-то вернул свой долг. Я не знаю, как долго Крошка ХаньХань буде скован моими лепестками... Фух. Если Крошка Чече снова попадется Крошке ХаньХаню, то я больше не смогу ему помочь. Ха-ха-ха-ха..."