Глава 468. Безнадежное положение.

Е Син Хань использовал все свои силы, чтобы выбраться из под Песни Цветочных  Похорон и все равно, это заняло примерно двенадцать часов. Его гнев только возрос и не думая ни секунды, он тут же продолжил погоню. Затем, также как и Юнь Чэ – из любопытства, он зашёл в неизвестно откуда появившуюся огромную крепость… он уже почти отчаялся найти Юнь Чэ. И каков был приятный сюрприз, словно небеса благоволили ему.

Однако, прямо сейчас, одна единственная каменная дверь отделяла его от долгожданной добычи, но сколько бы он сил не прикладывал, как бы не разбивал в кровь свои руки – не то что уничтожить, на двери не появилось ни одной царапины, она не сдвинулась ни на миллиметр.

Он вкладывал в каждый удар максимум силы, а чувствовал себя словно муравей, пытавшийся свалить дерево.

Е Син Хань был чрезвычайно взволнован. Чувство, что приготовленная утка взяла и улетела с обеденного стола выведет из равновесия любого. Он ходил взад, вперед, пытался найти какой – то открывающий механизм, а его слова сочились ненавистью: “Юнь Чэ, открой дверь сейчас же, если не хочешь умереть в мучениях!”

Ответа не было. Юнь Чэ сидел с закрытыми глазами, медленно дышал и восстанавливал своё тело. Пускай он и заблокировал большую часть атаки Е Син Ханя, однако, травмы им полученные, язык не повернется назвать легкими. Фэн Сюэ Эр протянула свою маленькую белоснежную ручку и нежно стерла кровь с его губ. Её прекрасные глаза были наполнены болью… ведь Юнь Чэ получил такие тяжелые травмы из – за неё, при этом сама Фэн Сюэ Эр осталась совершенно невредимой, хоть и была абсолютно беспомощна.

Е Син Хань продолжал кружиться вокруг двери, но так и не смог найти ничего похожего на открывающий механизм. Уверенность постепенно покидала его и вот, он уже просто стоит и смотри в каменную дверь. Теперь его голос звучал гораздо спокойнее: “Юнь Чэ, ты не только порушил мои планы, но и убил моих женщин. Уже этого достаточно, чтобы мучить тебя до состояния, когда ты сам будешь желать смерти! Давай прикинем; Если вам всё – таки удастся сбежать и даже покинуть Изначальный Духовный Ковчег… Хмм… Я использую всю мощь Божественного Чертога Солнца и Луны, чтобы отыскать тебя! Никто не сможет защитить тебя, ты даже не представляешь сколько человек готовы выполнить любое поручение, дабы заслужить благодарность моего Божественного Чертога Солнца и Луны. Словно собака без хозяина, ты будешь страстно желать хоть раз увидеть дневной свет, пока твоё тело не разорвут на части!”

Юнь Чэ прекрасно понимал, что пока слова Е Син Ханя лишь бессмысленные угрозы, однако он определенно не блефует. Все – таки вызвать ненависть Секты Божественного Феникса и вызвать ненависть у Божественного Чертога Солнца и Луны кардинально отличающиеся понятия.

Если ты не выйдешь, то будешь навечно запечатан в этом Изначальном Духовном Ковчеге, если же сможешь сбежать – за каждым углом тебя будет поджидать смерть!! - торжественно сказал Е Син Хань. - Но, прямо сейчас, я даю тебе шанс на спасение! Открой дверь и передай мне Сюэ Эр и тогда, все случившееся, в том числе убийство моих женщин, мы забудем, как плохую шутку! Я не только дарую тебе прощение, но и обеспечу безопасность пока мы находимся в Изначальном Духовном Ковчеге. Естественно, в будущем никто не будет охотиться за тобой и более того, я даже награжу тебя.”

В подобном отчаянном положение, обещания Е Син Ханя несомненно звучали крайне заманчиво. Юнь Чэ по – прежнему сидел с закрытыми глазами и не один мускул на его лице не дрогнул, он не издал ни звука. Обеспокоенная Фен Сюэ Эр тихо сказала: “Старший Брат Юнь…”

Не обращай на него внимание.” - Мягко сказал Юнь Чэ, проведя рукой по плечу Фэн Сюэ Эр.

Я - молодой мастер Божественного Чертога Солнца и Луны, и я выполняю свои обещания. Моё щедрое предложение – ваш единственный шанс на спасение. Только идиот выбросит свою жизнь и будущее в подобном месте!” - сказал Е Син Хань не менее торжественно. По факту же, на сердце у него было далеко не спокойно. Если он не ошибся в расчётах, до исчезновения Изначального Духовного Ковчега оставалось менее двух часов. После истечения этого времени, он может не только не захватить Фэн Сюэ Эр, но и его интриги станут достоянием общественности. В будущем навряд ли представится столь же удобная ситуация.

После всех сказанных им речей, изнутри по – прежнему не доносилось ни звука. Выражение лица Е Син Ханя становилось все мрачнее: “Юнь Чэ! Неужели ты принял решение умереть здесь, в Изначальном Духовном Ковчеге? Твоя ничтожная жизнь не имеет никакого значения, но ты не имеешь право утаскивать с собой в могилу Фэн Сюэ Эр! Она невероятно ценна! Если хочешь защитить её – передай мне. Сделай правильный выбор!”

После столько лицемерного заявления, Фэн Сюэ Эр не выдержала: ”Е Син Хань! Я, Фэн Сюэ Эр, лучше умру здесь, вместе со Старшим Братом Юнь, чем добровольно сдамся тебе!”

Ох, Младшая Сестрёнка Сюэ Эр, - услышав голос Фэн Сюэ Эр, тон Е Син Ханя подвергся значительным изменениям. - За что ты так ненавидишь Старшего Брата Е? Возможно мои методы несколько нечестные, но лишь потому, что вы мне очень нравитесь и я тревожусь за вашу безопасность”.

Уходи!- гневно воскликнула Фэн Сюэ Эр. - Я действительно… ненавижу тебя!”

Младшая Сестра Сюэ Эр, вы поймете все со временем, - Ответил Е Син Хань беззаботным голосом. - Я, Е Син Хань, молодой мастер Божественного Чертога Солнца и Луны. Не более чем через три сотни лет, я стану истинным мастером, высочайшей и сильнейшей фигурой на всем Континенте Бездонного Облака. Поэтому только я достоин Младшей Сестры Сюэ Эр, как и Младшая Сестра Сюэ Эр – единственная достойная быть со мной”.

Я могу поклясться прямо сейчас, что после нашей свадьбы, приложу все силы для вашей защиты и сделаю вас, самой уважаемой, самой прекрасной женщиной во всем мире. Ради вас, я даже готов отказаться от всех остальных женщин”.

Я никогда… никогда не полюблю тебя! Мой Старший Брат Юнь в тысячи, в десятки тысяч раз лучше тебя!” - гневно прокричала Фен Сюэ Эр.

Ваш Старший Брат Юнь? - глаза Е Син Ханя сузились, а сам он затрясся от смеха. - Вы правда сравниваете меня с каким - то жалким человечишкой? Для меня он меньше муравья на дороге. Если я захочу убить его, это не займет и нескольких секунд. Моя, Младшая Сестра Сюэ Эр, такая чистая и умная, как же вы могли допустить подобную ошибку? Только со мной, вы будете по – настоящему счастлива. Если не хотите думать о своем будущем, подумайте о Секте Божественного Феникса. Хотите ли вы из – за глупого упрямства, разрушить будущее Секты Божественного Феникса?”

Последние слова Е Син Ханя несомненно ударили по больному месту в сердце Фэн Сюэ Эр. Юнь Чэ приоткрыл глаза, аккуратно взял холодную руку Фэн Сюэ Эр и мотнул головой: “Не верь не единому слову этого лживого подонка. Чтобы он не обещал, мы не должны поддаваться.”

Мм” - Фэн Сюэ Эр неуверенно кивнула.

Юнь Чэ снова закрыл глаза и продолжил восстанавливать своё тело. Е Син Хань обязательно покинет крепость до того, как Изначальный Духовный Ковчег исчезнет. Он слишком печётся за свою жизнь, чтобы находиться близко к закрытому помещению после истечения двадцати четырех часов. Конечно риск просто огромный, ведь Е Син Хань определенно считал время.

Однако, чем больше восстановится Юнь Чэ – тем больше шансов на успешный побег.

Юнь Чэ и Фэн Сюэ Эр внутри комнаты, Е Син Хань снаружи. Патовая ситуация. Даже использовав всю свою силу, Е Син Хань не смог повредить каменную дверь. В итоге, ему оставалось только прибегнуть к хитрости и попытаться заключить сделку. Он пробовал и заманчивые обещания, и ужасные проклятья, но изнутри комнаты не доносилось ни звука.

Грохот…

Пол, стены вокруг и даже воздух задрожали, будто при землетрясении.

Юнь Чэ сосредоточился, а голос Е Син Ханя из – за стены приобрёл истеричные нотки.

Ах…” - Фэн Сюэ Эр вдруг очнулась и закричала: “Старший Брат Юнь – это очень плохо. От Августейшего Отца я слышала, что если воздух начинает трястись, значит Изначальный Духовный Ковчег исчезнет через полчаса!”

Полчаса…” - Юнь Чэ поднял голову и уставился на дверь, выражение лица у него было крайне недовольное.

В голосе Е Син Ханя также звучала тревога: “Юнь Чэ! Полчаса и Изначальный Духовный Ковчег исчезнет. Если вы не выйдете прямо сейчас, то исчезнете вместе с ним! Вы двое умрете здесь и ваши тела навечно останутся внутри Изначального Духовного Ковчега!”

Открывай, если хочешь жить!”

Впечатлен, что ты так беспокоишься за нас.  - Холодно сказал Юнь Чэ, - однако, ты также находишься внутри крепости. Получается, что если мы не выйдем – ты также сопроводишь нас в иной мир?”

Сопроводить тебя в другой мир? Что за глупости. Просто открой дверь. Одно движение и ты на свободе, как и моя Младшая Сестра Сюэ Эр. Может ты по – прежнему на что – то надеешься? Твоя глупость меня не интересует, но рядом с тобой сейчас находиться моя прекрасная Младшая Сестра Сюэ Эр. За всю жизнь я первый раз вижу столь упертого дурака!”

Дурак тот, кто поверит в твои обещания!” - громко засмеялся Юнь Чэ.

Грохот…

Окружающее пространство затряслось еще сильнее, сигнализируя о скором закрытии Изначального Духовного Ковчега, амплитуда колебаний также увеличилась. Казалось будто все вокруг вот – вот разлетится на части. Е Син Хань запаниковал. Оглянувшись, он прикинул длину двора и время, чтобы покинуть крепость, затем, стиснув зубы он сказал: “Юнь Чэ, даю последний шанс или ты открываешь дверь, или… вы умрете там вместе!”

Секунды текли невыносимо долго и с каждой прошедшей секундой, бог смерти подступал все ближе. Юнь Чэ оставался абсолютно спокойным; однако, его лоб давно покрылся холодным потом. Оставшееся время решит не только его судьбу, но и судьбу Фэн Сюэ Эр. Если бежать прямо сейчас, он умрёт. Если не успеть выбраться до закрытия Изначального Духовного Ковчега, он также умрёт.

Землетрясение все набирало обороты. Е Син Хань тревожно оглядывался за спину, просчитывал время и снова смотрел на дверь. Затем, глубоко вздохнув, он заорал: “Юнь Чэ, последний шанс! Открой дверь прямо сейчас если дорога жизнь!”

В каменной комнате, Юнь Чэ плотно сдвинул брови, сжал зубы, но не произнес ни слова. Фэн Сюэ Эр держала его за руку, на лице у неё читалась растерянность.

Грохот…

Помещение дико тряслось, даже тело Е Син Ханя чуть не потеряло равновесие. Прямо сейчас, подходили к концу сутки в Изначальном Духовном ковчеге, остались решающие пятнадцать минут.

Даже если Юнь Чэ передаст ему Фэн Сюэ Эр, время на побег уже не оставалось. Его лицо было мрачным, а тело дрожало, его голос кардинально отличался от обычного: “Отлично. Тогда я выполню ваше желание! Раз я не могу получить её, ваша смерть – тоже будет неплохим вариантом!”

По словам Е Син Ханя, Юнь Чэ понял, что тот собрался сделать. Он вскочил и заорал во всю силу: “Остановись!”

Прежде чем прозвучали слова Юнь Чэ, ладонь Е Син Ханя ударила по небольшому духовному образованию справа от двери.

После огромной силы, примененной к духовному образованию – то засветилось на мгновение и затем окончательно погасло, выпустив волну духовной энергии в воздух.

После уничтожения духовного образования, дверь оказалось полностью запечатанной. Без разницы снаружи или изнутри, больше она не откроется ни в какую сторону.

Хаха…Хахахаха! Умрите здесь для меня…Навечно!”

Вместе с уничтожением духовного образования, последняя надежда Юнь Чэ и Фэн Сюэ Эр на спасение также исчезла, вместе с тем исчезла и надежда Е Син Хань обладать Фэн Сюэ Эр. Е Син Хань взлетел с перекошенным от ярости лицом, его смех громко разносился по двору. С максимальной скоростью, он двинулся вниз. Вот он уже достиг каменной лестнице и устремился в сторону выхода из крепости.