Глава 472. Изменение в небе (часть 2)

Забрав Ся Юань Ба, Гу Цан взлетел в небо и отправился обратно в Абсолютное Святилище Монарха. Их скорость не была слишком уж быстрой, однако, по дороге они не произнесли ни слова. Лицо Ся Юань Ба не выражало ни радости, ни печали и тело также оставалось неподвижным. Никаких эмоций. Он просто устремил взгляд вперёд, словно бездушная кукла.

Гу Цан иногда посматривал на своего уЧэника и тихонько вздыхал. Наконец не выдержав, он заговорил: “Ся Юань Ба, ты сделал все возможное. Тебе не в Чэм себя винить.”

Ся Юань Ба по – прежнему не шевелился, явно не собираясь отвечать.

“Хаах.” - Духовный Мастер Гу Цан тяжело вздохнул и продолжил: “Я знаю, что твое единственное желание сейчас – отомстить за Юнь Чэ, однако, ты насильно пробудил энергию в своих каналах, тем самым перегрузив их. По крайней мере два года ты не сможешь пользоваться своей внутренней энергией. На это время, ты должен избавиться от терзающих тебя мыслей и спокойно восстанавливаться… Более того, Е Син Хань является Молодым Мастером Божественного Чэртога Солнца и Луны. Если ты захочишь отомстить ему, то автоматически объявишь войну между Абсолютным Святилищем Монарха и Божественным Чэртогом Солнца и Луны, а это недопустимо.”

Ся Юань Ба не ответил.

Два года назад, в Обители Небесного Меча, когда Юнь Чэ отдал свою жизнь в обмен на его, Ся Юань Ба разразился громкими воплями, а его мозг отключился. В этот же раз, он не пролил ни слезинки и вообще никак не отреагировал. За пол дня пути он не произнёс ни одного слова и такое поведение по – настоящему пугало.

В какой – момент он наконец двинулся. Положив руку себе на грудь, он заговорил тихим и хриплым голосом: “Мастер, этот ученик хочет обучаться в уединение три года.”

“Три года в уединение?” - спросил удивленный Гу Цан. В то же время, заметив положение руки Ся Юань Ба, блеск его глаз, он сказал: “Ты чувствуешь изменения в своих внутренних каналах?”

Ся Юань Ба не ответил.

Духовный Мастер Гу Цан задумался на мгновение и затем кивнул: “Раз таково твоё желание, как твой учитель я не против. Обсудим это подробнее после возвращения в Святилище.”

Как только Ся Юань Ба начал говорить, Гу Цан смог наконец успокоить свои мысли и теперь скорость их полёта значительно увеличилась. По правде говоря, Духовный Мастер Гу Цан не был уверен грустить ему или радоваться. После воссоединения Ся Юань Ба с Юнь Чэ, тот показал совсем другую сторону своего характера, он стал добрым и покладистым. А подобные качества никак не содействуют развитию каналов Тиранического Императора, прогресс Ся Юань Ба остановился бы, или даже пошёл бы назад.

Теперь, когда смерть Юнь Чэ внутри Изначального Ковчега оставила глубокую душевную травму на Ся Юань Ба, а ненависть пропитала даже его кости. Он будет собирать всю ненависть, чувство вины, желание отомстить… в своем теле, не способном пользоваться внутренней энергией. Гу Цан мог чувствовать глубину этой ненависти и даже его это шокировало. Столь огромная ненависть будет стимулировать Ся Юань Ба становится сильнее, чтобы свершить свою месть.

Сложившаяся ситуация, как нельзя лучше подходит для становления сердца Тиранического Императора и вместе с тем, ускорит пробуждение его внутренних каналов.

Однако, для гения, чье будущее невозможно предсказать, идти к силе через пучину отчаяния – тут Гу Цан мог лишь сожалеть.

——————————————————————

Как будто все силы мгновенно покинули его тело, Цан Вань Хэ тяжело упал на свой трон, его лицо было невероятно бледным.

“Как такое могло… это проверенная информация?” - сказал Цан Вань Хэ еле выговаривая слова.

“Да… до окончательного исчезновения Изначального Ковчега, принц – консорт так и не появился. Секта Божественного Феникса сделала официальное заявление, что ради спасения Принцессы Снежки, принц – консорт… пожертвовал своей жизнью. В настоящее время, все семь империй уже в курсе произошедшего.” отчитался с печальным взглядом евнух, стоя рядом с Цан Вань Хэ. Запнувшись на несколько секунд, он продолжил: “Ваше величество, пожалуйста, не отдавайтесь горю… Есть проблема, этому слуге… этому слуге сложно говорить подобное…”

“Я слушаю…”

“Да… буквально только что, Морская Волна, Черный Дьявол, Великий Асура, Подсолнечная Роса и Божественный Ладан, все пять империй передали сообщения, что отменяют ранее запланированные визиты в Империю Голубого Ветра.” Евнух взглянул в лицо Цан Вань Хэ и поспешно добавил: “В то же время, Ваше Величество, есть и относительно хорошие новости. Так как принц – консорт погиб, защищая Принцессу Снежку, Империя Божественного Феникса глубоко благодарна нам. Возможно, сам Император Божественного Феникса нанесет персональный визит.”

Цан Вань Хэ глубоко вздохнул, прикрыл глаза и махнул рукой: “Ты можешь идти. Мне нужно некоторое время побыть одному… Что касается нашего разговора, Юэ’эр не должна ничего узнать… Ступай.”

Как только Цан Вань Хэ договорил, вдруг, с другой стороны зала раздался звук, будто что – то упало на пол. Следом раздался крик горничной: “Ах… Принцесса Цан Юэ! Кто – нибудь сюда! Принцесса Цан Юэ упала в обморок…”

Цан Вань Хэ тут же встал и побежал на крики.

—————————————————

До этого момента, никто не смог бы предположить, в том числе и сам Юнь Чэ, что смерть одного человека может потрясти население целой империи. После распространения новостей, смерть Юнь Чэ внутри Изначального Ковчега стала главной темой для разговор.

Последствия этого события… могли отразиться на будущем всей Империи Голубого Ветра.

Обитель Небесного Меча.

Под покровом ночи, Лин Тянь Ни1 парил над Террасой Императорского Меча. Подняв голову, он наблюдал за бескрайним небом, усеянным звездами. Более десяти тысяч мечей вокруг него летали в причудливом танце, но ни один из них не мог приблизиться к Лин Тянь Ни меньше чем на тридцать метров.

Плавным движением Лин Юэ Фэн появился рядом и почтительно его поприветствовал: “Отец.”

“Где Сейчас Цзи’эр?” - спокойно спросил Лин Тянь Ни, его голос был пропитан печалью.

“В настоящее время Цзи'эр находится в Империи Божественного Феникса, через несколько дней он вернётся.” - Ответил Лин Юэ Фэн. Он посмотрел на выражение лица Лин Тянь Ни и продолжил:  “Отец, хочешь ли ты обсудить что – то важное?”

“Хаах…” - Лин Тянь Ни испустил долгий вздох: “В Небе над Империей Голубого Ветра скоро произойдут значительные изменения.”

Лин Юэ Фэн спроСял, насторожившись: “Что ты имеешь в виду?”

“В ближайшие дни, мы должны сделать необходимые приготовления. Когда Цзи’эр вернется, они вместе с Юнь'эр отправятся в Небесный Регион Могущественного Меча на несколько лет. Там они должны полностью освоить Небесный Меч Абсолютной Мощи. А наша Обитель Небесного Меча на период их обучения закроет свои двери для всех посторонних.” - Сказал Лин Тянь Ни тоном, не допускающим возражений.

“Закрыть двери? Но зачем?” - удивленно воскликнул Лин Юэ Фэн.

“Потому что мы не в состоянии предотвратить надвигающуюся бурю, а значит и не должны лезть в неё. Мы можем лишь запастись терпением и защищать свою территорию.” - Сказал Линь Тянь Ни.

“Это… Что за значительные изменения произойдут? Я умоляю отца объяснить поподробнее своему глупому сыну.” - Спросил Лин Юэ Фен, совершенно шокированный итогами разговора.

“Осталось недолго, ты все сам поймёшь. Закрыв двери, даже если буря будет нависать над всем миром, мы не должны в неё лезть. Никаких посторонних, особенно это касается членов императорской семьи и Божественного Дворца Ледяного Облака… Если они придут просить нашей помощи, даже не разговаривай с ними. Запомни мои наставления!”

Лин Юэ Фен замер от неожиданности, но глядя на суровое лицо Лин Тянь Ни, он мог лишь слабо кивнуть: “Да.”

————————————————

В другом месте, в другом измерении.

Юнь Чэ, считавшийся погибшим внутри Изначального Ковчега, на самом деле не умер… в настоящее время он был вполне себе живой.

В момент исчезновения Изначального Ковчега, пройдя через невыносимо сильную пространственную турбулентность, когда его тело как будто резали на кусочки множество остро заточенных ножей. Даже он, обладавший невероятной силой воли, рычал от боли. Пространство крутилось, дергалось и расплывалось, и его тело также ломало, скручивало и резало на куски. Его органы были разорваны, а кровь лилась из сотен ран.

Юнь Чэ никогда ранее не чувствовал так близко присутствие смерти. Однако, нерушимое желание выжить, заставило его собрать всю внутреннюю энергию и силу воли, чтобы создать Барьер Стального Облака, Затмевающего Солнце.

Треск…

Созданный Барьер позволил Юнь Чэ немного успокоиться. Однако, сила турбулентности серьезно деформировала барьер и тот был готов сломать в любой момент. Вдруг, серьезный голос Жасмин раздался в ушах Юнь Чэ: “Тебе лучше слушать очень внимательно, то что я скажу. Изначальный Ковчег сейчас находится в состоянии межпространственного перемещения и неизвестно сколько оно продлится. Возможно это займет десятки или даже сотни лет. На протяжение этого процесса весь ковчег будет наполнен пространственными завихрениями и даже будь ты высокоуровневым Монархом [9], даже так тебя бы разорвало на куски оxtнь быстро.”

“Однако есть ничтожный шанс на спасение! Причина – твоё тело Бога Дракона. Твоя плоть, а что важнее твои кости не разрушить так просто. Также немаловажный фактор – это обладание Великим Путем Будды! В подобной ситуации, сила природы, содержащаяся в пространственных завихрениях, в несколько раз превосходит силу природы на континенте Бездонного Облака. Если хочешь выжить, ты должен с помощью Великого Пути Будды поглотить, как можно больше этой силы и с помощью неё восстанавливать своё тело и внутреннюю энергию!”

“Если мощь восстановления превзойдет совокупность наносимых тебе ран – ты сможешь выжить! Это единственная надежда!”

Голос Жасмин пробудил Юнь Чэ, который уже почти смирился со смертью, заставив широко распахнуть глаза… Пространство перед ним все скручивалось и скручивалось, его собственная плоть и кровь мелькали перед глазами. Его сила воли, почти угасшая, пробудилась, стимулируя его жажду жизни. Юнь Чэ зарычал, максимально сконцентрировался и полностью отдался во власть Великого Пути Будды.

Золотой вихрь появился над его головой. Сначала вихрь еле крутился, но постепенно скорость начала возрастать. И Вот, появился небольшой золотой силуэт, что ни капельки не искажался, даже находясь в столь невероятной турбулентности.

Золотой силуэт медленно вращался вокруг головы Юнь Чэ, а затем, начал поглощать силу природы с огромной скоростью…глаза Юнь Чэ наполнились радостью, Жасмин была права. Сила природы, содержащаяся здесь, была намного плотнее, чем он мог подумать. Используя Великий Путь Будды, в него как будто вливалась целая река энергии.

В то же время, Юнь Чэ окутало пламя. Со скоростью, заметной невооруженным взглядом, травмы по всему телу быстро заживали. Травмы Юнь Чэ были крайне серьезными, можно сказать, что все его тело было одной сплошной травмой. Однако, с непрерывной циркуляцией Великого Пути Будды, хоть тело Юнь Чэ постоянно испытывало жуткую боль, с каждой секундой, он восстанавливался все больше… Прошло десять вздохов… сотня… час… два… шесть… день…

Все тело Юнь Чэ было покрыто кровью, но его раны больше не разрастались. Он был жив… внутри Изначального Ковчега, посреди разрывающей на части турбулентности, сила восстановления от Великого Пути Будды увеличилась до немыслимых масштабов! Выжить полный день внутри Изначального Ковчега – вряд ли кто – то еще сможет похвастаться подобным.

Его тело разрушалось и восстанавливалось, разрушалось и снова восстанавливалось бесчисленное количество раз. Его внутренняя энергия также постоянно тратилась и восстанавливалась, позволяя ему оставаться живых в подобных условиях…В этом безумном цикле, его тело и внутренняя энергия развивались непостижимым образом, а также….