Глава 487. Покидая Изначальный Ковчег.

“Мм?” Хун’Эр почувствовала что – то необычное, её глаза расширились от удивления: “Что это со мной?”

Юнь Чэ внимательно смотрел на Хун'Эр, тестируя изменения. На его руке снова появилась печать в виде меча. Хун'Эр вскрикнула и все её лицо превратилось в луч света, затем она исчезла внутри печати Юнь Чэ.

Он поднял руку и ошеломленный уставился на печать с обратной стороны ладони, Это… на самом деле… работает!!

“Хун’Эр!”

Крикнул он низким голосом. Засиял красный цвет и тело девочки появилось перед ним. Хун'Эр открыла рот и заморгала, было очевидно, что она совершенно не понимает, что с ней происходит.

“Стань мечом!”

Следуя приказу, телу Хун’Эр снова окутало светом, а затем это маленькое и хрупкое тельце превратилось в огромный алый двуручный меч. Юнь Чэ вытянул ладонь и мысленно отдал еще одно указание, в результате меч сам опустился точно в его руки. Даже использую обе руки, он чувствовал невероятную тяжесть оружия. В его сердце крутились одни и те же слова: это… на самом деле… сработало!

В этот самый момент, алый двуручный меч в его руках вдруг затрясся, сам по себе повернулся и вылетел на землю. В очередной раз появилось красное свечение и меч превратился обратно в маленькую девочку, Хун’Эр.

Юнь Чэ замер… что произошло? Она сопротивляется? Получается тип контракта отличается от аналогичного с духовным зверем, хозяин не получает полный контроль? Она может взбунтоваться?

Хун'Эр стала придирчиво рассматривать свое тело. Не найдя ничего странного, она подняла голову и спросила с сомнением: “Странно… мое тело словно не слушается меня… это ты сделал, Старший Брат?”

Пока Юнь Чэ подбирал подходящие слова для оправданий, глаза Хун’Эр засияли и она засмеялась: “Но это было так весело! Старший Брат, давай еще поиграем!”

Не дожидаясь ответа, она сделала хитрое лицо и продолжила: “Эй! Нет, нет, чуть не забыла! Вкусная еда… где моя вкуснятина?! Поторопись и отдай мне второй кусок! Ты обещал! Обещал!”

На неё поставили контрактную печать, которую без спроса вызывают и отзывают, затем она превращается в меч… немыслимая ситуация для обычного человека! Хун’Эр лишь немного удивилась и даже заявила, что это ‘весело’. Кажется, эти изменения её вообще не волнуют… из чего же сделаны её нервы?

Юнь Чэ вынул остатки Убийца Драконов и со странным выражением на лице произнес: “Ты можешь съест его.”

“Ура, ура!” получив свою ‘вкуснятину’ назад, Хун’Эр даже заплясала от счастья. Она доедала вторую половину Убийцы Драконов не переставая нарезать круги вокруг Юнь Чэ. Съесть огромный меч как булку. Её нежные тонкие губки и маленькие белые зубки легко расправлялись с Убийцей Драконов, духовное железо не сопротивлялось. Сознание Юнь Чэ отказалось воспринимать картину перед ним.

Грохот…

Пространство трясло все сильнее и на небе уже начали появляться крошечные разломы… Изначальный Ковчег совсем скоро исчезнет.

“Быстрее, используй контрактную печать! С её уникальным строением тела, Изначальный Ковчег проигнорирует её при исчезновении!” взволнованно крикнула Жасмин.

Юнь Чэ нахмурился, он быстро отдал приказ Хун’Эр…. Та, вовсю наслаждаясь едой, испустила недовольный возглас. Но все – таки обхватив остатки Убийцы Драконов вернулась в печать на его руке.

Практически одновременно с этим, невероятно мощная сила охватила его и бросила в пространственный вихрь, появившийся в воздухе.

После восемнадцати месяцев в непрерывной пространственной турбулентности, какой – то вихрь даже не заставил напрячься Юнь Чэ. Он закрыл глаза и просто ждал…

В какой же мир его забросит…

———————————————————

Континент Бездонного Неба, Империя Голубого Ветра.

Империя Божественного Феникса без предупреждения начала полномасштабное вторжение, каждый уголок Империи Голубого Ветра был охвачен войной. Город Восходящей Луны был одним из центральных в империи. После новости о его захвате, дух граждан Голубого Ветра окончательно упал.

Морская Волна, Подсолнечная Роса, Божественный Ладан, Великий Асура и Черный Дьявол, каждая из пяти империй непрерывно получала запросы о помощи от Голубого Ветра. Однако все они предпочли сохранить нейтралитет. Неизвестно забыли ли они о принципе равенства и взаимопомощи между империями или просто боялись разгневать Империю Божественного Феникса. Девяносто процентов крупнейших сект Голубого Ветра сдались без боя… ведь любое сопротивление повлечет за собой полное уничтожение. Признать поражение – позор, но по крайней мере они останутся целы. Те же кто не сдались и присоединились к армии, были в основном мелкими сектами без долгой истории или существенного веса.

Сильнейшая секта, единственная кто могла доставить неприятности Империи Божественного Феникса, Обитель Небесного Меча, закрыла свои двери для всех и отказалась предпринимать хоть какие – либо действия в столь сложный для Империи Голубого Ветра период.

Эта война стала лучшим показателем храбрости и эгоизма.

С подавляющей мощью Империи Божественного Феникса, не получив поддержку извне, для Империи Голубого Ветра нет никаких шансов отбиться. Только из – за принцессы, не шедшей на капитуляцию или мирные переговоры, Империя Голубого Ветра до сих пор держалась. Это было невероятной новостью для всего континента. Даже стоя на углях своих домов, каждый порядочный гражданин Империи Голубого Ветра выражал безграничное уважение принцессе ЦанЮэ, она была словно яркая луна посреди беспросветной мглы. Рано или поздно ЦанЮэ станет лишь правителем захваченной империи, но её имя уже навсегда отпечаталось в анналах истории Континента Бездонного Неба.

На западной границе Империи Голубого Ветра, в охваченном войной регионе, спокойно шагал молодой человек с волосами до плеч и черной как смоль одежде.

Его походка была неспешная и тяжелая, выражение его лица было холодным и жестким. Этот холод особенно хорошо чувствовался в его глазах, что пронзали словно ледяной клинок из самых глубин ада. Только взгляд на этого юношу вызывал необъяснимую дрожь… если же кто – ни будь заглянул в его глаза, он бы увидел в них только тьму.

Это место было полем боя, выжженной пустошью и даже немногие уцелевшие здания разваливались на куски. Можно было заметить еще нескольких человек, на лицах которых читались бесконечное отчаяние и ужас. Война, как правило не затрагивает обычных людей, вот только внезапно вторгнувшаяся армия Божественного Феникса, сметала все на своем пути, вне зависимости от принадлежности.

Каждое движение юноши было четко отмеренным. И как бы удивительно это не было, но весь его путь до сих пор проходил строго по прямой. Видя его, люди неосознанно старались отойти как можно дальше.

После долгой дороги, он наконец наткнулся на уцелевший постоялый двор. В Империи царил голод, все выжившие бежали. Естественно постоялый двор не сможет долго проработать без гостей. И именно поэтому владелец сидел за стойкой с безучастным взглядом и не переставая вздыхал. Но вдруг он почувствовал необъяснимый холод, а его сердце встревожилось. Подняв голову, он увидел юношу в черном, стоявшего на входе.

Любой владелец таверны или гостиницы должен быть человеком прозорливым, с обширными познаниями в жизни. Поэтому только взглянув на этого юношу в черном, владелец понял, что его потенциальный гость очень опасный человек. Он тут же вскочил и пошёл поприветствовать юношу. С самым спокойным голосом, на который был способен, он сказал: “Молодой мастер желает остановиться здесь?”

“Где Юнь Чэ?” юноша в черном даже не посмотрел на собеседника, а слова его не выговаривались, а скорее выплевывались изо рта.

“Юнь… Юнь Чэ?” переспросил владелец все еще сохраняя остатки самообладания: “Какой Юнь Чэ?”

“Тот самый, что уничтожил Клан Горящих Врат Рая!” сказал юноша еще более холодным голосом.

“Ох? Ну…” владелец постоялого двора посмотрел на юношу удивленным и подозрительным взглядом, но тут же опустил голову и тихо ответил: “Я не совсем понимаю вопрос уважаемого гостя, Принц – консорт Юнь Че… разве он не погиб?”

Имя Юнь Чэ известно любому гражданину Империи Голубого Ветра. Два года назад, победа Юнь Чэ на Турнире Семи Империй стала самой обсуждаемой новостью на всем континенте, но следом распространилась еще более шокирующая новость о том, что Юнь Чэ погиб внутри Изначального Ковчега.

“Что… что ты сказал?”

Последние слова владельца постоялого дворца вызвали значительные перемены в лице юноши, он вдруг взорвался. Юноша схватил владельца за воротник и легко поднял его одной рукой в воздух, а это между прочим было больше двухсот килограмм живого веса. В его черных глазах плясали безумные огоньки: “Говоришь он мертв? Юнь Чэ мертв?”

Мужчина почувствовал себя закованным в ледник, на штанах проступили следы его испуга: “Уважаемый… уважаемый гость, пожалуйста не гневайтесь. Принц – консорт Юнь Чэ мертв, он погиб два года назад… об этом знают все на континенте… Уважаемый гость, пожалуйста пощадите... молю не убивайте меня…”

Руки юноши в черном затряслись, а его лицо исказила ужасная гримаса. Его голос стал хриплым: “Мертв… как он может быть мертвым! Расскажи мне… как он погиб?”

“Он… он… он погиб в Империи Божественного Феникса… Семь… Турнир Семи Империй… Изна… Изначальный Ковчег… Я… Я слышал, что он отдал свою жизнь дабы спасти принцессу Снежку… он остался внутри Изначального Ковчега…”

Владелец постоялого двора был в предобморочном состоянии, его тело висело как мешок, а речь была несвязной.

“Арррррр!!” юноша издал гневный вопль, а затем просто швырнул мужчину. Его тело пробило стену и полетело дальше, не сбавляя скорости, не известно жив ли он еще.

“Сдох… Сдох… Сдох… Сдох… Он правда сдох… Ха… Хаха… Хахахаха… Сдох!!” юноша закатывался от смеха, не переставая бормотать про себя. Все его поведение напоминало безумца, а теперь он еще и завыл вперемешку с воем. Закончив смеяться, его лицо вдруг приняло выражение, наполненное болью… только довершая его безумный образ.

“Почему… Почему он мертв?!” юноша поднял голову и завыл в бешенстве: “Три года разрывая свою плоть и терзая душу, три года непрекращающихся страданий, я вернулся, чтобы отомстить… но почему он уже мертв… мертв… что я теперь должен делать? Ах!!!!”

Юноша в черном издал громогласный рев и вдруг его тело покрыл черный дым. Стол рядом с ним сгнил за пару мгновений. Тарелки на столе из белого окрасились в черный, а затем превратились в черный песок, что быстро унес ветер.

После того как его рев утих и восстановив самообладание, в голове юноши крутилось лишь одно название.

Город Плывущего Облака.

“Город Плывущего Облака…” сказал он низким и глубоким голосом: “Юнь Че… ты уничтожил мой клан… я ни за что не прощу тебя! Я не могу отомстить тебе лично… зато могу уничтожить каждого члена твоего клана!”

Юноша в черном взлетел, насквозь пробив крышу, словно стрела он направлялся на восток… к городу Плывущего Облака.