Глава 518. Потрясение.

“Какая наглость!”

Слова Юнь Чэ шокировали всех. Юнь Вай Тянь вне себя от гнева заорал:

“Дерзкий ребенок, как смеешь ты оскорблять Его Высочество Хуэй Е! Если бы не Юнь Цин Хун, я бы лично преподал тебе урок.”

Юнь Чэ рассмеялся, он совсем не был испуган: “Главный Старейшина так разозлился, но разве я ошибаюсь? Этот герцог, не имеющий никакого отношения к семье Юнь, вдруг решает её дальнейшую судьбу, в то время как я, наполовину участник, не могу даже высказаться? К тому же, он сам спросил, есть ли у кого возражения.”

Видя, что Юнь Чэ не собирается отступать, а только ухудшает своё положение, Юнь Вай Тянь сам истерически рассмеялся: “Его Высочество Хуэй Е – герцог, если слова подобны золоту, осветившему для нас истину, чтобы мы смогли наконец выбрать нового главу. Кто ты такой, чтобы сравнивать себя с Его Высочеством? Если бы у кого – то были возражения, совет старейшин их бы высказали. Ты еще мальчишка и не можешь лезть в подобные вопросы, поторопись и скройся с глаз долой! Если скажешь еще слово…”

“Ахх~” Герцог Хуэй Е поднял руку, останавливая Юнь Вай Тяня, его лицо оставалось спокойным. Кажется, эта ситуация не повлияла на его настрой… какой–то неизвестный юнец, всего лишь на Небесной Ступени не может заставить его злиться. Показать эмоции – значит проявить слабость. Он улыбнулся и заговорил: “Главный Старейшина умерьте свой пыл. Выбор нового главы – это серьезный вопрос. Если у кого то есть возражения, в этом нет ничего необычного. Юнь Чэ не полноценный член вашей семьи, однако он крестник нынешнего главы. Так что его заявление имеет смысл. К тому же, его крестный отец должен отказаться от должности; как уж тут не возмутиться. Давайте послушаем, что же он хочет нам сказать.”

“Ваше Высочество, я слышал, что этот мальчишка прибыл с Южной границы Империи Иллюзорного Демона всего два месяца назад. В нашей семье о нем знают единицы. Человек вашего статуса не обязан тратить своё время на выслушивание его пустых речей.” Воскликнул Юнь Вай Тянь.

“Нет, Нет” Герцог Хуэй Е покачал головой: “Ваша семья решила сделать Синь Юэ новым главой, по моему совету, а значит Юнь Чэ прав. Этот герцог всего лишь зритель, который повёл себя слишком вольно. Если мы прогоним его, получается, что этот герцог сначала задаёт вопросы, а потом прогоняет тех, чьи ответы ему не понравились.”

Хлоп, Хлоп, Хлоп…

Юнь Чэ хлопал в ладоши, его голос был громким и торжественным: “Вот это настоящий герцог. Какое великодушие, какая смелость – я восхищён. В отличие от некоторых, проживших сотни лет впустую, вы действительно невероятны.”

“ТЫ!!” Юнь Вай Тянь мгновенно взорвался. Оскорбительные слова Юнь Чэ в сторону герцога можно понять, как невежество и неумение читать ситуацию, но вот последняя фраза явно касалась Юнь Вай Тяня. В то же время, кроме ‘Ты’ он не смог выдавить из себя не слова. Он понял, что с его статусом быть выведенным из душевного равновесия простым мальчишкой - недопустимо. К тому же, герцог Хуэй Е сейчас сам проучит его.

Этот герцог определенно не относился к великодушным людям.

“Это парень, спасший Номер Семь?” спросил Бесподобный Под Небесами, смотря на Юнь Чэ.

“Да, он.” Номер Один кивнул.

“Он ведет себя чересчур безрассудно.” продолжил Бесподобный Под Небесами.

Номер Один ответил не сразу: “Я встретился с ним лишь однажды, но тогда он не выглядел человеком, делающим глупые или опрометчивые поступки.”

“Хаха” Бесподобный Под Небесами улыбнулся и посмотрел в сторону Юнь Цин Хуна: “Крестник Юнь Цин Хуна не может быть так прост. Твой отец не раз повторял, пускай Юнь Цин Хун и калека, но не стоит смотреть на него свысока. Кажется, будто семьей Юнь сейчас управляет Юнь Вай Тянь, но это только видимый слой. Твой отец и я уверены, что Юнь Цин Хун точно имеет несколько запасных планов… и если он принял этого парня в свою семью, значит назревает что – то интересное.”

Номер Один Под Небесами: “…”

“Этот герцог уже говорил, что не желает слушать бесполезный треп.” Хуэй Е заинтересовано смотрел на Юнь Чэ. Так ребенок смотрит на новую игрушку: “Ты сказал, что имеешь возражения против назначения Синь Юэ на пост главы семьи. Так поделись своими мыслями со всеми, может быть ты знаешь более подходящего человека? Вдруг твои слова получат одобрения народа. Однако если ты просто захотел потянуть время… что уж говорить о настроении целой семьи, даже этот герцог может разозлится.”

После слов Герцога Хуэй Е в воздухе повисло напряжение, некоторые из молодых учеников даже задрожали. Хуэй Е один из ‘Семерки Наследников Иллюзорного Демона’ и его сила не ставится под сомнение. Как у члена императорской семьи, его аура – это не то что может выдержать простой человек.

Юнь Чэ оставался безразличным к угрозам и спокойно ответил: “Я наполовину член семьи Юнь. И естественно действуя лишь с мыслью помочь своей семье. Глава – это центральный столб, его выбор повлияет на будущее всех членов семьи Юнь. В таком вопросе недопустимы и мельчайшие уступки. При выборе нового главы его сила важна, но еще большую роль играет его характер и личностные качества… Герцог Хуэй Е, по этому вопросу, я с вами полностью согласен.”

Герцог по – прежнему с улыбкой на лице продолжил беседу: “Конечно. Из твоих слов получается, что ты не против кандидатуры Синь Юэ? Как этот герцог слышал, Синь Юэ не только чрезвычайно талантлив, но и характером не обделён. Иначе он бы не получил такую единодушную поддержку. Или ты хочешь сказать, что за два месяца, проведенных в Имперском Демоническом Городе, стал разбираться в ситуации лучше, чем люди прожившие здесь десятки лет?”

Юнь Чэ загадочно засмеялся: “Все знают, что в нашем мире, самая сложная для понимаю вещь – это человеческое сердце. Как упоминалось ранее, я стал крестником Юнь Цин Хуна после того как спас его сына, Юнь Сяо, только прибыв в город. В тот день Юнь Сяо и принцесса Поднебесного клана были атакованы. Оба - прямые потомки глав семей, такое событие явно выходит за рамки обычного, и я уверен, что все здесь присутствующие слышали о нём.”

“Этот герцог в курсе произошедшего, но не понимает, как это относится к выборам нового главы и Синь Юэ” спросил заинтересовано герцог Хуэй Е.

“О, эти два события связаны, причём очень тесно!” Юнь Чэ продолжил. Тем временем брови Юнь Цин Хуна поднимались все выше и выше.

“Юнь Сяо и Номер Семь Под Небесами попали в засаду. Причём атакующие явно намеревались убить обоих. После этого Глава Поднебесного клана пришёл в ярость и бросил все силы, чтобы найти преступников. Дядя Юнь Сяо, Старший Му также проводил расследование, но вот действия семьи Юнь… давайте сейчас не будем об этом. Трое нападавших были одеты в закрывающие все тело черные одеяния и при этом они явно старались не показать особенности своих духовных искусств. Другими словами, сделали все возможное, дабы остаться неизвестными. Прошло два месяца, а расследования Поднебесного клана, как и старшего Му так и не принесли ощутимых результатов…”

“Да что ты несешь!” взревел Юнь Вай Тянь: “Сейчас проходит Общее Собрание семьи Юнь, к чему нам выслушивать твои глупости!”

“Главный старейшина, успокойтесь. Я почти закончил.” Тем не менее тон Юнь Чэ оставался все таким же неторопливым: “Юнь Сяо мой названный брат. Если на него напали и семья Юнь решила проигнорировать этот факт, то я не могу поступить также. За прошедшие два месяца я также провёл собственное расследование. И…установил личность одного из нападавших.”

Взгляды Бесподобного Под Небесами и Номера Один тут же стали серьезными. Два месяца назад, Номер Семь чуть не погибла и Величайшие Амбиции Под Небесами поклялся лично найти преступников, но так и не смог выйти на их след. Поэтому слова Юнь Чэ так и ошарашили их. Номер Один не выдержал и поднялся: “Брат Юнь, ты серьезно нашёл одного из нападавших? Кто он?”

Му Юй Бай почесал подбородок и нахмурился: “Этот юнец силён не только в медицине. Даже Поднебесный старик ничего не нашёл, а он смог?”

“Ох? Старший Брат правда узнал кто напал на нас?” удивленно спросил Юнь Сяо: “Но он же не выходил за пределы дома все эти два месяца, это, это…”

“Муж, чего добивается Чэ’Эр?” Му Юй Жоу также находилась в недоумении.

“Не спрашивай, просто смотри.” Юнь Цин Хун неосознанно вцепился в ручки своей инвалидной коляски.

Юнь Чэ повернулся, обращаясь к Номеру Один Под Небесами: “Брат Под Небесами, на твоего родственника напали, и я верю, что даже покромсав преступника на мелкие кусочки, твой гнев и гнев твоей семьи не утихнет. Но сегодня, я попрошу Брата Под Небесами и Старшего Под Небесами сохранять хладнокровие, потому что имя нападавшего может немало удивить вас. Вы можете даже не поверить мне.”

Юнь Чэ повернулся к Синь Юэ и отчетливо проговорил: “Один из преступников, ответственных за нападение на Юнь Сяо и Седьмую Сестру никто иной, как любимый сын и гордость Главного Старейшины… Синь Юэ!”

Сказанные Юнь Чэ слова были подобны брошенной бомбе. Все замерли, замолчали… и вдруг тишину прервал неподобающий моменту звук.

И звук этот был… оглушительный смех.