Глава 525. Признание.

«Ю Жоу, Зять, вы оба выздоровели… На самом деле полностью выздоровели?» Это был статный будущий Патриарх Семьи Му, но сейчас он восторженно плясал словно ребёнок.

Что касается темперамента Му Юй Бая, Юнь Чэ его немного сегодня понял. Он был кем-то, кто открыто выражал свои эмоции на своём лице, а не тем, кто подавлял свои чувства. В этот момент, он был взволнован и приятно удивлён, и это ясно отображалось на его лице.

«Мы полностью выздоровели ещё десять дней назад. В эти дни мы носили Запечатывающие Пряжи, чтобы скрыть духовную ауру.» Слегка смеясь сказала Му Юй Жоу. Видя человека, которого она сопровождала на протяжении всей жизни, встал с инвалидного кресла, чтобы вновь показать великую мощь, коей он обладал в прошлом, спустя более чем 20 лет, она могла лишь плакать слезами радости. Никто другой не был осведомлён больше о том, как в эти двадцать два года, этот гордый человек, проводил это время как инвалид, и как он страдал каждый день.

«В любом случае, наши тела и внутренняя энергия, они полностью восстановились, и это не что-то кратковременное.» Юнь Цин Хун поднял руку и с улыбкой сказал: «Всё это благодаря Чэ’эр.  Ему понадобилось менее двух месяцев. Я, Юнь Цин Хун, повидал и испытал довольно много вещей, но если бы этого не произошло со мной, я всё ещё не осмелился бы в это поверить. Все гениальные врачи Империи Иллюзорного Демона вместе взятые, едва ли стоят пальца руки Чэ’эр. Боюсь, что даже Великий Изменчивый Золотой Бог из легенд с ним не сравнится, хохо.»

Эта оценка была без сомнения самой высокой похвалой, и эта похвала шла от Юнь Цин Хуна. Тем не менее, Му Юй Бай не ощущал, что она была хоть сколько-то преувеличена. Он яснее чем кто-либо знал, насколько искалечены были Юнь Цин Хун и Му Юй Жоу. По прошествии двадцати лет, во всей Империи Иллюзорного Демона, никто не верил, что они смогут когда-либо излечиться… Они не были способны восстановиться хотя бы до состоянии обычного человека.

Теперь, когда он увидел это собственными глазами, это было никак не меньше чем чудо!

И это заняло даже меньше двух месяцев!

Му Юй Бай схватил Юнь Чэ за плечи, широко раскрыл глаза и очень эмоционально сказал: «Хороший парнишка… Я, Му Юй Бай прожил более ста восьмидесяти лет, и единственный человек, которым я когда-либо восхищался это мой зять – Юнь Цин Хун. Но сейчас, я уважаю тебя в десять раз сильнее! Так сильно, что я падаю ниц в восхищении. Ты спас моего зятя, а значит, ты спас всю Семью Юнь. Ты спас мою маленькую сестру Юй Жоу, а это значит, что ты благодетель нашей Семьи Му. Угу…»

Глаза Му Юй Бая внезапно загорелись, руки, которыми он схватил Юнь Чэ сжались ещё сильнее… Это была сила Монарха[9], и она мгновенно принесла Юнь Чэ такую боль, что он стиснул зубы: «Парень… Ох, нет, маленький братец Юнь. Как на счёт того, чтобы стать названными братьями? Я в будущем стану твоим большим братом, а ты будешь моим маленьким братцем. Твои дела станут моими делами! Если кто-то осмелится тебя запугивать, я им мозги расшибу!»

Если эта ситуация, о том, что Молодой Патриарх Семьи Му просит стать названным братом распространиться, в городе скорее всего челюсти шока попадают. Если бы это была обычная ситуация, Юнь Чэ определённо бы с удовольствием согласился… С такой великой поддержкой, Юнь Чэ мог бы даже преступить закон, если бы захотел. Но как только слова Му Юй Бая прозвучали, они испугали Юнь Чэ настолько, что его бросило в холодный пот. Он непрерывно в панике махал руками: «С-С-С-Сеньор Му, это невозможно. Я лишь скромный младший, как я могу сметь стать побратимом с Сеньором Му?»

Разница в старшинстве не была большой проблемой, главным было то, что Му Юй Бай являлся его биологическим дядей! Если он станет его названным братом, то как только это станет известно, Му Юй Бай может даже пожелать совершить суицид.

«Цык!» Му Юй Бай взмахнул рукой: «Младший, Сеньёр, всё это ерунда. Не смотря на то, что ты немного молод и твоя внутренняя сила немного ниже, с твоими медицинскими навыками и проявленным сегодня мужеством, я бы охотно звал тебя Большим Братом! Угу… Если ты не хочешь быть моим маленьким братцем, тогда, если я буду звать тебя в будущем большим братом, тоже хорошо! Вообще никаких проблем!»

Эти несколько слов, что произносить Му Юй Бая никто не заставлял. Юнь Цин Хун и Му Юй Жоу были искалечены, но смогли полностью восстановиться всего за два месяца. В глазах Му Юй Бая, Юнь Чэ мог зваться богом! Если он сможет склонить человека на свою сторону, не важно насколько высока будет цена, это всё ещё не будет потерей. Как у практика, не было ни одного, кто бы не заболевал, сталкивался с бедствиями, никогда не ранился, и никогда не находился в опасности. С Юнь Чэ на его стороне, это было будто несколько жизней у него за пазухой. Даже если кто-то будет искалечен как псина, они всё ещё смогут быть исцелены… Если Му Юй Баю придётся выбирать между десятью Монархами[9] и Юнь Чэ, Му Юй Бай определённо без малейших сомнений выберет Юнь Чэ.

Юнь Чэ поморщился: «Сеньор Му, я просто… просто…»

Настрой Му Юй Бая сразу же спал, когда он несчастно сказал: «Что? Я не достоин твоего внимания? Ты думаешь, что я не достоин стать твоим названным братом?»

«Разумеется нет.» Юнь Чэ отмахнулся: «Я конечно же вне себя от восторга, зная, что Му Юй Бай хочет стать со мной побратимом. Но проблема в том, что я уже стал названным братом с Юнь Сяо. К тому же ваша сестра и зять мои крёстные родители. Если я стану с вами названным братом, то старшинство будет полностью перепутано. Это несправедливо по отношению ни ко мне, ни к моим крёстным родителям.»

«И что? Это не имеет значения. Не то, чтобы я не знал, что ты стал названным братом с этим Юнь Сяо.» Му Юй Бай выпалил без стеснения, махнув рукой. Его сердце было слишком открытым.

«Ладно, Большой Брат, не создавай Чэ'эр больше сложностей.» Му Юй Жоу с изумлением сказала: «Раз ты не волнуешься о вопросе старшинства и хочешь стать побратимом с Чэ’эр несмотря ни на что, ты по крайней мере должен показать свою искренность. Кто будет столь же агрессивен, как и ты? Будет чудом, если ты не отпугнёшь Чэ’эр.»

Глаза Му Юй Бая расширились, он хлопнул себя по голове и раздражённо сказал: «Ты права! Посмотри на мои мозги, случайно предлагают кому-то стать моим побратимом. Я не хотел, чтобы до этого дошло… Эй! Юнь Чэ, паре… О, нет, маленький брат Юнь, я был груб ранее. Приходи как-нибудь с визитом в мою Семью Му. Я определённо позволю тебе узреть мою искренность. Я, Му Юй Бай, обещаю, что я достоин того, чтобы стать твоим названным братом!»

«Хорошо, хорошо, поговорим об этом, когда придёт время. Большой брат, возвращайся домой и скажи отцу о том, что сегодня произошло, пусть он к этому подготовится. Что-то серьёзное должно произойти во время Торжественной Церемонии Императрицы-Демона. Через два дня, я вернусь с Цин Хуном с визитом.» Сказала Му Юй Жоу.

«Угу, если старик узнает, что ты и зять полностью исцелились, я думаю, он будет так счастлив, что три дня не сможет уснуть… О! Когда придёте с зятем, убедитесь, что взяли с собой парня!» Сказал Му Юй Бай с выраженным акцентом.

«Сяо’эр, иди с матерью и проводи дядю,» Сказал Юнь Цин Хун.

«А? Да, Отец.» Юнь Сяо всё ещё был немного ошеломлён, было ясно, что он ещё не полностью переварил всё, что сегодня произошло.

Му Юй Бай взглянул на Юнь Цин Хуна. Он знал, почему он отсылает Му Юй Жоу и Юнь Сяо с ним; Скорее всего он хотел что-то обсудить наедине с Юнь Чэ, так что не возражал. Взмахнув рукой, он перестал пытаться возыметь успех.

«Отец, у тебя есть что-то, что ты хочешь мне сказать?» Когда они ушли, только Юнь Цин Хун и Юнь Чэ остались во дворе.

«Угу.» Юнь Цин Хун кивнул, затем улыбнулся и сказал: «Чэ’эр, это всё благодаря тебе. Если бы не ты, то десяти тысячелетняя история верности Семьи Юнь была бы уничтожена в один день. На столько, что мы могли бы остаться в долгах.»

Юнь Чэ усмехнулся: «Хе-хе, Отец слишком вежлив. Я всё ещё считаюсь лишь полу-членом Семьи Юнь. К тому же, тем, кто всех подавил, был ты, отец. С мудростью и дальновидностью Отца, даже если бы меня не было здесь, ты всё равно всё давным-давно уже знал, так ведь?»

Юнь Цин Хун покачал головой и сказал: «За прошедшие годы, в связи с тем, что я был парализован, я знал, что не смогу больше поддерживать Семью Юнь, так что всегда закрывал свои глаза и уши. Не смотря на то, что я знал о неверности Герцога Хуай очень давно и предполагал, что он уже протянул руки в Семью Юнь, я не знал, откуда они тянутся. Более того, если бы ты не помог нам восстановить здоровье и внутреннюю энергию, даже если бы я всё знал, у меня не было бы сил, чтобы это предотвратить.»

Юнь Чэ поразмышлял некоторое время, и сказал: «Отец, у меня есть предположение… Я знаю, что среди старейшин твоего поколения, некоторые не отвернулись из-за того, что ты был искалечен. Все эти годы, что ты был один, было то, что ты делал намеренно, не так ли?»

Юнь Цин Хун засмеялся, и посмотрел на него с восхвалением в глазах: «Да, ты прав. Не смотря на то, что я не хотел, чтобы место Патриарха от нашей Патриархальной линии было передано другой, в то же время, я был полностью искалечен и Сяо’эр не был моим биологическим сыном. Я предпочёл бы отдать позицию Юнь Вай Тяню, чем быть бременем для Семьи Юнь. В конце концов, хоть честь нашей родословной Патриарха важна, как она может сравниваться с будущим Клана Юнь. Чэ’эр, ты не только помог мне исцелиться, я уже был готов лицезреть, как Юнь Вай Тянь займёт мою позицию Патриарха. Но теперь, когда я исцелился, и у меня достаточно сил, чтобы взять ответственность клана, позиция Патриарха ни коим образом не может быть передана другим. Чэ'эр, ты действительно изменил судьбу всей нашей Семьи Юнь. Такого рода благосклонности достаточно, чтобы наша Семья Юнь запомнила это на тысячи поколений.»

«Причина почему я хотел остаться с тобой наедине, это чтобы признаться тебе кое в чём.» Юнь Цин Хун глубоко вздохнул и печально сказал: «Я намеренно позволил Почтенному Каменному Дракону убить Юнь Синь Юэ.»

«Я знаю.» Вразрез с ожиданиями Юнь Цин Хуна, Юнь Чэ ответил прямо без, колебаний. Он продолжил: «С силой Отца, и на таком близком расстоянии, защитить Юнь Синь Юэ от атаки Почтенного Каменного Дракона было легко, как махнуть своей рукой.»

«... Так получается, ты не думаешь, что я слишком безжалостен?»

«Нет!» Юнь Чэ покачал головой: «Наоборот. Я полностью поддерживаю решение Отца. Раз Юнь Синь Юэ уже сказал ‘Хе Лянь’ и ‘Герцог Хуай’, больше не было нужды продолжать расспросы. Не смотря на то, что его отравили и заставили, он всё таки зашел далеко на столько, что тайно отправил убийц на своего собрата, за обещание позиции Патриарха и звания Короля. И ещё более презрительно, что он не колеблясь мог навредить всему клану! Умереть десять тысяч раз за это преступление, не было бы чрезмерным! И если бы он был казнён кланом, то хоть Юнь Вай Тянь ничего бы и не сказал, он всё равно бы от этого негодовал. То, что он ‘своевременно замолчал’ при помощи Герцога Хуэй Е, лучше быть просто не могло. С одной стороны, он должен ощущать ненависть к клану Герцога Хуай за убийство сына, а с другой, он должен быть тронут тем, что прощён Отцом. Более того, чувство вины, что он будет ощущать, сделает его непоколебимо верным Отцу и Семье Юнь. В конце концов, Юнь Вай Тянь Великий Старейшина Семьи Юнь, за исключением Отца, он важнейший столп семьи Юнь, что не должен быть потерян. Этот исход является самым идеальным.»

Юнь Цин Хун внимательно смотрел на Юнь Чэ, затем от всего сердца засмеялся: «Хахахаха… Чэ’эр, я до сих пор тебя недооцениваю. Сложно поверить, что тебе всего лишь двадцать два в этом году. С твоим талантом и темпераментом, я не буду сомневаться, даже если ты мне скажешь, что у тебя тысячелетний опыт.»

Юнь Чэ тоже рассмеялся и слегка вздохнул в своём сердце… То с чем я сталкивался, ситуации на краю жизни и смерти, что я испытал, если кто-то поставит рядом свой тысячелетний опыт, их опыт на вряд ли сравнится с моим…