Глава 54. Слезы Жасмин.

После этого, Юнь Чэ потерял сознание, а тело Жасмин перестало быть эфирным. Она медленно открыла глаза и заметила следы крови на губах Юн Чэ, его израненную левую руку. И весь холод и безразличие в ее глазах растворились, как тающий лед и взамен им пришли полные не понимая и потерянности.

Юнь Чэ не знал, сколько провалялся. После того как он очнулся, первое что он увидел была Жасмин.

 — Жасмин! Ты пришла в сознание?! — Юнь Чэ сразу вскрикнул от удивления и радости. Однако его голос был немного странным, и когда он попытался встать, ему казалось, будто его тело весит миллионы килограмм. Он был чрезвычайно слаб, однако боролся чтобы встать, но все же никак…

 — Зачем ты спас меня? — Жасмин спросила своим слабым голоском. Она взглянула еще раз на шрамы на руке и тут же отвела глаза, — Если бы я умерла, тебе бы было не лучше? По крайней мере тебе не нужно будет выполнять столь сложное условие; не говоря уже о том, что я могу убить тебя после того как ты поможешь восстановить мое тело!

 — Потому что …. Жасмин спасла меня ценой своей жизни.

 — Я спасала себя! — в повышенном тоне заявила Жасмин.

Юнь Чэ был слегка озадачен; он не понимал, почему она так хочет узнать почему он спас ее. Он чувствовал беспомощности и сказал:

 — Тогда … это потому что ты мой мастер. Как ученик, как я мог просто смотреть, как мой мастер умирает перед моими глазами?

 — Мастер? — Жасмин улыбнулась с оттенком грусти, — Если я хочу переродиться, то мне придется помочь тебе в приобретении силы в кратчайшее время. Став твоим мастером только потому, что не была готова помочь тебе просто так…. В конце концов, это все было для себя. Ты действительно веришь, что я делаю это для тебя?

 — Я понимал это с самого начала! — После сказанного ей не удалось найти и следа разочарования на лице Юнь Чэ, но вместо этого увидела его милую улыбку. Он подполз ближе к Жасмин, взглянул ей в глаза и мягко сказал, — Но это всё не важно. Причина, почему я спас тебя, — это… потому что Жасмин очень … очень красивая девушка, красивая как ангел.

Жасмин обомлела…

 — Хоть ты и пыталась всегда вести себя безразлично до такой степени что было страшно, но эта теплота и доброта всегда были реальными и не могли быть скрыты даже если бы ты хотела этого. Такую красивую девушку, неважно кто это будет, никто не захочет навечно потерять ее. Без сомнений я тоже …. Это должно быть достаточной причиной, да?

 — Что?… это причина ….? — Губы Жасмин слегка дрожали, — Я убила … так много людей… В прошлом году … в день моего 12-летия, в один день… один день… я убила более 1,3 млн человек… Все мое тело было пропитано кровью, даже имя … Жасмин пропитанная кровью…

“!!!!!” сердце Юнь Чэ яростно подпрыгнуло…. В один день … погибло более миллиона человек???!

Глубокий шок отразился на его лице, Жасмин закрыла глаза и скорбно говорила:

— Такого человека как я назвать красивой девушкой… Я Жасмин… Пропитанная кровью Жасмин… я страшный демон убивший бесчисленное количество людей…

Юнь Чэ надолго остановил свой взгляд на ней …. Впрочем, в выражении этих глаз уже не было ни шока, ни страха; он выражал настолько сложное чувство, что никто не мог понять. Длительное время спустя он медленно покачал головой:

 — Жасмин, хоть и нет мне способа испытать чувства от убийства стольких людей в 12 лет, но я считаю, что это должно быть жутко больно… вид неописуемой боли, что никто никогда не захочет вспоминать. После этого наверно сны сопровождались бесконечными кошмарами и чувством вины, чувство ненависти, кроме того, окоченение собственной души и ярлык демона, бессердечность и беспощадность к себе…

Глаза Жасмин вдруг расширились и уставились на него в изумлении.

 — Но я считаю, что Жасмин всегда была доброй девушкой. Причина, по которой ты превратила себя в демона, безусловно заключена в важных тебе людях. Возможно, это близкие друзья или может быть члены семьи…для такого человека это не имеет значения, даже если бы ты убила еще больше людей и окрасилась в алый, ты бы не смогла стать демоном, для тебя это невозможно. Кроме того, милые и красивые девушки, вне зависимости от того, насколько большой была их ошибка, они всегда могут быть прощены. Если ты веришь, что на твоем теле бесчисленное количество презренных грехов, тогда позволь мне нести их с тобой. Ты ведь мой Мастер и я, как твой ученик, тоже несу ответственность.

Жасмин полностью оцепенев уставилась на Юнь Чэ, как будто потеряла душу. Её зрение всё более и более размывалось…. Она не могла понять, почему после её признания ужасных грехов, он не только не показал страха и неприязни, а вместо этого говорил такие нежные слова и смотрел таким же нежным взглядом….

Я не должна быть такой…. Я убила множество людей; я страшный демон. Очевидно, что все меня боятся. Очевидно, что никто мне бы не понравился… Почему он спас меня? Почему так нежно смотрит на меня… После смерти мамы и брата это абсолютно невозможно, чтобы кто-то заботился обо мне….

Глаза Жасмин становились все более и более туманными, и через пелену слез, лицо Юнь Чэ превратилось в лицо её нежно улыбающегося брата…. В одно мгновенье слёзы начали ручьем течь из уголков её глаз. В то время она, поклявшаяся больше никогда не проронить слезинки…. Но не в силах больше контролировать рыдания она сдалась… Крошечный зазор её сердца, запечатанный горестью и ненавистью, был открыт.

 — … Жасмин, так ты умеешь плакать? Хммм, так ты больше похожа на девочку, верно? — Юнь Чэ улыбнулся. Он протянул руку, погладил её и мягко вытер слёзы.

Однако Жасмин не сопротивлялась, а зарыдала еще сильнее вместо этого. Судорожно всхлипывая, с текущими слезами, она сказала:

 — Я… Я твой Мастер… Когда… когда ты пытался спасти меня… ты украдкой поцеловал меня так много раз, и сейчас… ты даже заставил меня плакать перед тобой… Ты не можешь так … вести себя с мастером, так что, … *плач*…уууууу 

 — Ух, осуждение мастера верны. — Сказал Юнь Чэ улыбаясь, — После того как мастер Жасмин восстановится, накажите меня как душе угодно. Даже если вы хотите вернуть те поцелуи, я буду абсолютно не против.

Его предположения оказались верны и истинная природа Жасмин была совсем не та что она показывала ему до этого. Поскольку он перенес переживания, которые были очень похожи на ее, а также обладал такого же рода аурой и взглядом ранее, он понял, что было внутри ее сердца, понимал, как добиться ее слабости и нежности.

После плача, настроение Жасмин постепенно улучшилось. Хотя ее тело и душа были еще очень слабенькие, опасности для жизни не было. Она протянула миниатюрные руки и энергично вытерла слезы со своего лица. Она тогда очень старалась вернуть свое холодное и безразличное выражение лица; однако, ее глаза всматривались куда-то в сторону, и не могли взглянуть на Юнь Чэ. Затем, она заговорила строгим голосом:

 — Хотя опасность миновала сейчас, но в течение 3 месяцев я не могу использовать хоть кроху своей внутренней силы. В противном случае, даже используя все твою кровь меня не спасти.

 — Я понимаю. Я буду стараться изо всех сил, что бы подобное не повторилось вновь. — Юнь Чэ сказал с крайне виноватым выражением лица.

 — Поглоти рубин полученный нами… Этот камень может быть тем о чем мы говорили не так давно… Семя Бога Зла!

 — Аааа? —  В полном удивлении, Юнь Чэ взял рубин, который почти отобрал жизнь Жасмин, — Ты говоришь, это… это…

 — Я только предположила. Вероятно, это было причиной, почему Огненный Дракон был здесь так долго. Когда ранее ты его поднял, я ощутила очень странную огненную стихию внутри него, и даже я никогда не видела такой вид огненной стихии. Ты также сказал до этого, что он манил тебя и взявшись за камень ты не обжегся. Поэтому он действительно может быть одним из пяти Семян Бога Зла, что упомянутые в памяти крови! — Жасмин сказала это несколько неуверенным тоном.

 — Также… — Жасмин слегка прикусила губы склонив голову, так что бы Юнь Чэ не мог ее видеть, — Тебе запрещено дотрагиваться до моего лица без разрешения.

После сказанного она превратилась в луч красного света и вернулась в Ядовитую Небесную Жемчужину. Юнь Чэ лишился дара речи на некоторое время.

Сначала холодное без эмоциональное лицо, затем залитое слезами, а теперь суровое личико, которые пришло вместе с желанием убийства… Скорость, с которой она может внезапно изменить свое отношение шокирует.

Тело Юнь Чэ было очень слабым. Потеряв обильное количество крови, его жизненные силы значительно снизились и просто пройтись есть не посильная задача. Не говоря уже об Огненном Драконе, даже если обычный магический зверь появился, он и Жасмин умрут здесь.

“Если убийство 1,3 миллионов человек есть непростительный грех и тебя прозвали Кровавой Жасмин… То, как назвать меня, кто в одни день убил 7,7 миллионов человек Ядом из-за которого города стали местом вечных мук и смерти” Юнь Чэ тихо пробормотал в своем сердце: “Назвать себя демоном… Я настоящий демон… У которого был ангел беспокоящийся обо мне… пока я не потерял ее навсегда…”

Юнь Чэ закрыл глаза и молчал продолжительное время. Затем, он открыл глаза и раскрыл ладонь. Он смотрел как рубин сиял странным красным светом в руке, он думал о том, что Жасмин сказала. После небольшого раздумья он закинул его прямо в рот.

Проглотить его не вызвало никаких трудностей, но вместо этого было какое-то необъяснимое чувство тесной связи. Кроме того, не нужно было беспокоиться, что это было что-то ядовитое… Так или иначе, не должно быть плохого результата от приема камня в виде пиши, верно?

Рубин был решительно проглочен.

В этот миг, он обнаружил резкое движение во внутренних каналах. У него даже не было времени для обследования аномалий движения во внутренних каналах, потому что на поверхности его тела неожиданно выступила сфера, состоящая из малинового свечения. Сразу после, эти малиновые лучи света фактически превратилась в пылающие пламя, неистовый малиновый ад бушевал на поверхности его тела и внутри.

“Это… Это?”

Непредвиденные вспышки пламени сильно напугали его. Что удивило его еще больше, это тот факт, что его тело не чувствует себя горящим, но вместо этого он почувствовал неописуемый уют. Даже его одежда была совершенно цела внутри пламени, как будто эти ужасные языки пламени были лишь воображаемыми лучами яркого света.