Глава 1. Хён-Хо Ким (часть 1)

На планете живёт 7 миллиардов человек.

Я предполагаю, что из этих людей около трёх миллиардов являются безбашенной алкашнёй. И я хочу, чтобы эти 3 миллиарда сдохли. Очень хочу.

Сегодняшняя ночь в круглосуточном магазине выдалась особенно трудной.

Около часа ночи пьяный в хлам кретин начал вливать в себя пак пива.

Изрядно набравшись и даже не подумав заплатить, он начал хватать и жрать чипсы, мороженое и сушеные кальмары.

Когда я попросил его заплатить и попытался остановить, он начал ругаться, что такие, как я, смотрят на него свысока, и даже пытался меня ударить...

Я хотел было позвонить в полицию, но подумал, что это только прибавит проблем, так что просто успокоил человека.

После того, как его злость прошла, он зарыдал и ушёл. Должно быть, его жизнь - полное "Г". Уходя, он имел довольно жалкий вид.

Даже если так, никто не давал ему право превращать в такое же "Г" и мою жизнь, верно?

Вскоре я закончил смену и пошёл домой.

В мою тёмную и жутковатую однушку в подвале.

С залоговой стоимостью в 5 миллионов вон (USD $5000) и ежемесячными выплатами в 300 тысяч вон (USD $300).

Здесь холодно осенью, ещё холоднее зимой, и, что интересно, в этом подземелье холодно даже летними ночами. И, в качестве бонуса, его ещё и подтапливает.

Скинув с себя одежду, я залез в постель под толстые одеяла. Я странная сволочь, не желающая менять свою привычку спать голым. Даже в холодном, не отапливаемом помещении.

Телефонный звонок выдернул меня из хищных лап Морфея.

Судя по надписи на экране, звонила моя мама.

‒ Великолепно.

Мама как логичное завершение труднейшего дня. Безусловно, она собирается опять меня пилить.

‒ Да, пофиг…

Не буду я брать трубку. Могу потом сказать ей, что спал после работы и не слышал звонка.

Как только вибрация прекратилась, я подумал, что мама сдалась, но тут же раздался сигнал, сообщающий о получении текстового сообщения.

"Сын, не притворяйся, что ты спишь. Возьми трубку. А не возьмёшь, твоё содержание будет урезано".

...Ох.

Ну, конечно, как только раздался звонок, я сразу ответил.

‒ Алло?

‒ Сын, ты почему не отвечал?

‒ Дык, притворялся спящим.

‒ Действительно? Наш сын прямо как "Хйоджа" .

‒ Ну, ты же знала.

‒ Содержание. УРЕЗАНО.

Выкручивает мне руки, используя деньги. Она думает, что это заставит зажать мой хвост между ног?

‒ Я сожалею.

Это сработало. Я поджал хвост так быстро, как мог. Мама засмеялась.

‒ А хорошо ли продвигается твоя учёба?

‒ Я только-только вернулся с работы. И займусь учёбой, после того как проснусь.

‒ Уже 2-й год ты пытаешься сдать экзамены, и всё ещё спокойно спишь?

‒ Не надо давить на больную мозоль.

‒ Сын, не перебивай, просто слушай, что мама говорит. Голова моего сына подобна камню, и я не думаю, что ему стоит тратить свою жизнь на учёбу. Почему бы тебе просто не вернуться домой и не заняться продажами жареной курицы в мамином магазине?

Прямо как гром среди ясного неба.

Намёк настолько прозрачен, что не понять его невозможно.

Я был в шоке и отвечал уже заикаясь.

‒ Ох, мам. Моя голова в порядке, просто я учусь недостаточно прилежно.

‒ Я тоже так думала, два года назад. Но сейчас я не буду возлагать на тебя напрасные надежды. Даже если ребёнок не посещает школу, задача хороших родителей состоит в том, чтобы найти ему подходящее занятие.

Её тон давал мне однозначно понять, что самое подходящее для меня занятие ‒ торговля жареной курицей в её магазине. Меня охватил страх, и я тут же ответил.

‒ Мам... почему бы тебе не дать мне ещё один шанс. Если я провалю экзамены и в этот раз, то по твоему желанию я проведу остаток своей жизни среди жареной курятины.

‒ Конечно. Сын, в следующем году тебе будет уже 30. Дочь владельца соседнего магазинчика младше тебя на два года, но уже замужем и родила двоих детей. Знаешь ли ты, что они постоянно нам хвастаются своими внуками?

Опять она завела эту песню.

Та толстая старая женщина из круглосуточного магазина по соседству. Она снова все уши прожужжала про своих внуков моей маме.

‒ Я мечтаю о том дне, когда мой сын встретит девушку, на которой женится...

‒ Как насчёт позволить мне сначала немного разобраться в своей жизни, прежде, чем мы сможем разговаривать о невестке и внуках.

Какая дура свяжется с чудаком, который не смог сдать экзамены до 29 лет?

‒ Так что просто бросай всё и возвращайся домой к жарке курятины.

‒ Я отключаюсь.

Я нажал на кнопку отбоя и быстро вынул из трубы батарею.

Жареные цыплята, стукнувшие мне 30 лет, невестка, внуки, снова жареная курятина. Это страшная комбинация, что всегда выбивает меня из колеи. Кто бы пожелал потратить всю свою жизнь на жарку курятины?

Я даже возможности не рассматриваю своего участия в этом бизнесе.

Моя мама продаёт курятину постоянно, и всё для того, чтобы её дети учились в колледже.

Но я ненавижу тяжёлый труд.

Я просто хочу стать госслужащим.

Я хочу жить своей жизнью, ходить на работу, получать стабильную зарплату, и уходить вечером домой по окончании рабочего дня.

У меня вырвался вздох разочарования. Я зарылся поглубже в одеяла и закрыл глаза.

Отчаяние сдавило мою грудь. Даже дышать стало труднее, как будто кто навалился.

Вот чёрт, это всё стресс.

Надо бы выспаться и хорошенько отдохнуть.

И я уснул.

... и мне снился сон.