Глава 16. Товарищи (часть 3)

Вспыхнуло пламя.

— Мы сделали это!

Жун-Хо был так счастлив, что чуть не прыгал от радости.

Собранные листья, солома и сухой хворост положили в огонь, а затем, сверху, расположили дрова. огонь перед входом в пещеру был успешно разведён.

— А теперь время приготовить кролика…

— Мы будем жарить его целиком?

— Точно. Мы насадим его на вертел и поджарим, поворачивая над огнём.

— А это подойдёт?

Жун-Хо достал деревянное копьё, что я ему сделал.

— Конечно. Если оно придёт в негодность, то я сделаю тебе ещё одно.

— Ок.

Я пронзил тушку кролика копьём и поместил её над огнём. Повернувшись к Ли Хё-Су, я окликнул её.

— Мисс Хё-Су, пожалуйста, пожарьте это.

— …. Ок.

Ли Хё-Су безропотно приняла копьё и начала жарить кролика. Я сказал тихо и только для неё.

— Если вы будете помогать в большом количестве дел, то карма должна повыситься. Мисс Хё-Су, с боевыми навыками у вас совсем плохо, поэтому постарайтесь выполнять как можно больше хозяйственных дел.

Я продолжал говорить тихим голосом.

— Когда количество кармы позволит вам приобрести умения и стать сильнее, тогда Парк Го-Чан не сможет себе позволить Вас тронуть.

— Благодарю Вас от всего сердца.

Выразила она свою благодарность.

В свете разгорающегося костра, стало видно её лицо.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что она без макияжа, но её ненакрашенное лицо было красивым само по себе.

Белая и нежная кожа. Её короткие, вьющиеся волосы прекрасно сочетаются с худощавым лицом. Ростом она примерно как у Хён-Жи, около 165 см, а её стройные ножки в чёрных тренировочных штанах выглядят весьма притягательно.

«Потому то Парк Го-Чан слюни и распустил.»

Даже после того, как Канг Чен-Сунг сбил с него спесь, Парк Го-Чан оставался хамом. Пользуясь отсутствием интереса Канг Чен-Сунга к происходящему, он временами нарывается на ссору. Совести у него не наблюдается, и, очевидно, он продолжит доставлять проблемы Ли Хё-Су.

«С этого момента я буду её защищать.»

Канг Чен-Сунг не заинтересован, Жун-Хо добрый, но слабый, так что остаюсь только я. Мы в любом случае уже противостоим друг другу.

Жареное мясо источало притягательный аромат на всю округу. Хё-Су медленно вращала копье, и кролик был уже почти готов.

— Он уже достаточно прожарился?

— Думаю, что да.

— Тогда я его порежу.

Хё-Су убрала приготовленного кролика от костра. С помощью Сильф, я разрезал кролика на пять порций и раздал всем. Реально, из-за отсутствия ножа, я вынужден полагаться на Сильф даже в таких тривиальных делах.

Мясо кролика было довольно приличным на вкус. И очень горячим, так что голыми руками было есть неудобно, и из-за отсутствия приправ мясо было пресным, но мне было всё равно, желудок то совсем пуст.

— Аа, оно пресное.

Жаловался пак Го-Чан. Тогда почему бы тебе не сдохнуть с голоду?

— Слышь, засранец, смотайся ещё за одним. Мне здесь только раз укусить.

Вот ведь, даже слов на него жалко тратить. Я достал из кармана конфету и протянул её Парк Го-Чану.

— Мм? Что это?»

— А ты не видишь?

— Где ты это взял? Ты смог пронести это сюда?

— Обычно это невозможно. Но мне было сделано разовое послабление.

— Вот дерьмо, я даже курево и зажигалку, что за мать её дискриминация или ещё какая хрень.

Но как только он сунул конфетку в рот, сразу заткнулся. Я буду счастлив, если ценой за его заткнутый рот будет конфета.

Так же я раздал конфеты и остальным.

— Спасибо, хён.

— Спасибо.

Выразили свою благодарность Жун-Хо и Ли Хё-Су. Может мне просто раствориться в ночи с этими двумя?

Ужин закончился глубокой ночью.

— Мы должны выставить часового.

Предложил я перед тем, как лечь спать.

— Это ещё что за хрень?

Конечно же, это Парк Го-Чан.

— Нам нужно поддерживать огонь и сторожить лагерь от возможного нападения. Думаю, что каждый из нас мог бы провести за этим 1 час 20 минут. Ведь хорошо, если мы выставим часовых?

Я намеренно задал вопрос Канг Чен-Сунгу. Он кивнул головой. Благодаря его согласию, Парк Го-Чан не посмел возражать.

Дежурства распределили следующим образом.

Ли Хё-Су, Ли Жун-Хо, я, Канг Чен-Сунг, Парк Го-Чан. Откладывая дежурство Парк Го-Чана напоследок, я рисковал, но решение было не случайным, а результатом долгих размышлений.

Он мог и не проснуться, когда его будут будить. Поэтому, перед ним я поставил Канг Чен-Сунга. Если его будет будить Канг Чен-Сунг, что ему ещё останется сделать, кроме как подняться?

Также он мог разбудить следующего до того, как его время дежурства закончится.

Потому и пойдёт последним. В этом случае с дежурствами не должно возникнуть проблем.

Первым заступила на пост Ли Хё-Су, оставшаяся у огня перед входом в пещеру. Для оставшихся были приготовлены спальные места внутри пещеры. Большинство из нас металось и ворочалось, так как было очень неудобно. Я набил шкуру кролика соломой и сделал себе подушку. Охота и разделка была выполнена мной, так что эта подушка — привилегия, которую только я один заслуживаю.

Благодаря тёплой одежде, я едва мог вынести холод ночного воздуха.

Так закончилась первая ночь второго экзамена.

***

— Просыпаться!

Голос, что разбудил нас принадлежал Канг Чен-Сунгу.

— Ухгм.

Устало простонал я и открыл глаза. Я вызвал блокнот, чтобы проверить время, и понял, что прошло ещё только 40 минут с окончания моего дежурства.

— Что случилось?

— Твари здесь.

От этих слов я окончательно проснулся. Остальные тоже подскочили и выхватили оружие.

— Сильф, оружие, экипировка.

Только после занятия боевой позиции я спросил Сильф.

— Сильф, враги близко?

— Миау.

Сильф кивнула головой.

— Они похожи на обезьян и у них красный мех?

— Миау.

В этот раз Сильф тоже кивнула.

— Точняк, это те самые ублюдки.

Парк Го-Чан крепко сжимал рукоять меча. Сильф начертила число 21 на земле.

— Их 21?

— Это же, это много!

Услышав про двадцать одного врага, Жун-Хо перекосило, а лицо Ли Хё-Су стало белым как мел. Обе её руки, сжимающие копьё, тряслись как осиновые листья.

— Пока мы можем удерживать вход в пещеру, плевать, сколько их будет. Пусть приходят.

Уверенно произнёс Парк Го-Чан. Но я возразил.

— Нет, мы должны защищать огонь.

— Что?

— Они специально пришли среди ночи. Потому что в темноте они чувствуют себя уверенно. Они возможно сначала…

Я хотел сказать, что они вначале должны лишить нас костра.

— Кии-ек! (верещат)

— Кии-ек!

Красные обезьяны верещали из темноты леса и бросали камни. камни попадали в костёр и раскидывали пепел и искры во всех направлениях.

Если огонь потухнет, мы сразу окажемся в ж… в невыгодном положении!

Я зачерпнул ладонью свинцовых пуль и вложил одну из них в камору ружья.

— Сильф, направляй меня.

— Мяу!

Я приложил приклад к плечу и нажал на спуск.

…Тунг-Пук!…

— ККек!

После выстрела из леса раздался короткий вскрик красной обезьяны. Были прострелены голова, шея или сердце, потому что именно туда мы тренировались попадать с Сильф.

Я продолжил заряжать пули и стрелять. У меня была Сильф, так что мне не требовалось целиться.

…Тунг-Пук!…

— Ккек!

Каждый раз, после выстрела ружья, из темноты леса раздавался короткий вскрик.

— Вау…

Затрепетал Ли Жун-Хо.

— Как ты попадаешь, даже если их не видно?

На лице Парк Го-Чана застыло недоверие. Я убил шестерых за считанные мгновенья.

— Ки-екк!

— Гги-екк!

Злобный ор раздался из леса. Вооружённые каменными топорами красные обезьяны не смогли сдержаться и стремительно кинулись на нас.

15 красных обезьян неслись к нам как волна.

— Я прикрою со спины!

Крикнул я. Как я и думал, первым, кто выпрыгнул из пещеры, был Канг Чен-Сунг. Я думал, займёт оборону, но он бросился на них и выбросил вперёд свою правую руку.

… Ббук!..

Раздался хлопок.

Лицо, попавшей по удар ладони обезьяны, развернулось на 180 градусов. В тот же момент даже с моего места я услышал звук ломающейся шеи.

— Гги-екк!

Спереди возникла другая тварь и замахнулась топором. Её взгляд заставил нас вздрогнуть.

… Ббук!..

Красная обезьяна атаковала первой, но кулак Канг Чен-Сунга ударил раньше. Канг Чен-Сунг развернулся в противоположном направлении и схватил двух обезьян за шею и ногу, а затем бросил их вперёд. Брошенные обезьяны столкнулись с другими тварями.

«Вот это да!»

Это был бросок без усилия. Он использовал инерцию своего тела и задействовал минимальное количество силы для броска обезьян. Вот что значит мастер школы Багуачжан.

Он реально силён. Думаю, что Канг Чен-Сунгв одиночку может побить их всех.

«Я не могу стоять здесь и пялиться» После зарядки ружья, я выстрелил.

… Тунг-Пук!..

У одной из обезьян разлетелась голова, и кровь хлынула фонтаном.

Благодаря моей стрельбе и бою Канг Чен-Сунга, остальным приходилось только наблюдать.

Ли Жун-Хо осторожно продвинулся вперёд со щитом и перехватив копьё.

— Если мне нужна карма, я должен драться!

Выкрикнул Парк Го-Чан и рванул вперёд.

— Хух, хух…!

Только Ли Хё-Су в страхе застыла и не двигалась. Бой быстро завершился.

Я убил 9.

Ли Жун-Хо дрался отчаянно, но до конца битвы ранил только одну или две, Парк Го-Чан усердно махал мечём, но делал это так беспорядочно, что смог убить одну и вторую ранить.

Несколько валялось вокруг Канг Чен-Сунга. Он был близок к идеалу, один удар, одно убийство.

— Кек!

— Киик!

Оставшиеся две обезьяны убегали в страхе. Я заорал.

— Сильф! Вскрой им глотки и убей их всех!

— Мяу!

Сильф пулей улетела. Через короткое время раздались полные муки предсмертные вопли.

Итак, бой закончен, и мы одержали большую победу.