Глава 184. Экзаменуемые (часть 1)

Раздался звонок от Им Чоль-хо, директора Корейского исследовательского центра Арены.

— Правительство приняло решение по вопросу, касающегося вознаграждения, которое будет выдаваться экзаменуемым.

— И каково же было ваше решение?

— Во-первых, наряду с освобождением от уплаты налогов, им присваивается 1 класс Национальных заслуг*, им будут предложены многие другие социальные льготы. Эта информация будет передана всем участникам экзаменов перед следующим тестом.

*(Прим.Пер.: Закон о льготах и компенсациях лицам, внесшим значительный вклад в оборону государства, ветеранам, участникам различных событий, попадающих под этот закон, погибшим при исполнении и не только. Касается как самих людей, попавших под эти определения закона, так и членов их семей).

— И это все?

— Когда последний этап экзамена будет завершен, в зависимости от степени вклада, будет предложена сумма вознаграждения от 100 000 000 до 1 000 000 000 вон.

— Я не уверен, что такой уровень вознаграждения будет иметь какое-либо значение для топовых экзаменуемых, которые могут внести свой вклад в завершение экзамена.

— Однако это самое лучшее, что может предложить правительство. Этот бюджет был с трудом сформирован с помощью взносов нескольких крупных корпораций, которые инвестировали в Корейский исследовательский центр Арены, и даже правительство внесло свою лепту.

Вздохнув, произнес директор Им Чоль-хо.

— Если страна разорится, они не смогут пользоваться даже такими льготами. Разве мир, в котором рухнула вся инфраструктура современного общества, не является плохим местом даже для экзаменуемых?

Я задумался над этими словами.

На самом деле меня не интересовали государственные льготы. Потому, что я уже накопил огромное количество денег.

Просто мое мнение было таково, что нужно было что-то сделать, чтобы экзаменуемые могли сосредоточиться на завершении экзаменов.

Теперь, когда правительство обещало вознаграждение, по крайней мере, экзаменуемым не придется беспокоиться о своем будущем, когда они вернутся к своей обычной гражданской жизни.

«Те экзаменуемые, которые обладают продвинутыми умениями, уже владеют достаточными богатствами, а те, которые не столь искусны, будут в восторге даже от таких преимуществ для своего уровня?»

Кроме того, необходимо было решить еще одну проблему.

То есть, по какой-то причине, даже если экзамен не сможет завершится он все равно закончится.

Не было никакой гарантии, что умения, полученные в качестве экзаменуемых, останутся. Маленький ангел никогда не говорил ничего подобного.

Не было никакой гарантии, что мир, после объединения с Ареной, будет благоприятен для экзаменуемых.

— Кроме того, каждое совершенное до этого преступление подлежит помилованию без учета его тяжести. Это был способ охватить тех экзаменуемых, которые совершили уголовные преступления, и, в частности, порочных корейских экзаменуемых.

— Если это так, то я вовсе не думаю, что это плохо. Я говорил как экзаменуемый, а не от имени всех экзаменуемых.

— Да, я знаю. Поскольку мы делаем все, что можем, пожалуйста, пообещайте мне завершить экзамен.

— Я сделаю все, что в моих силах.

— И еще, я хотел бы упомянуть кое-что относительно следующего экзамена

?

Что еще?

Директор Им Чоль-хо поднял еще одну тему.

— Организации, связанные с миром Арены, решили провести совещание, чтобы обсудить, что делать дальше.

— Всемирная организация Арены?

— Нет, это неофициальная встреча. Некоторые мировые организации были опорочены, и в качестве примера, например, китайская команда экзаменуемых, которую возглавляют порочные экзаменуемые.

То есть будут собираться вместе те правительственные организации, которые, как и скандинавская экзаменационная группа, имеют определенное мнение и желание завершить экзамен.

— И что же?

— Без экзаменуемых эта встреча стала бы лишь перепалкой теоретиков. Поэтому каждая организация должна послать на встречу одного-двух экзаменуемых, занимающих руководящие должности, и от нас, конечно

Я был лидером корейской команды экзаменуемых, вот к чему он клонил.

Я полагаю, что если бы не я, занимавший 7-е место в мире, то кто еще представлял бы корейскую команду экзаменуемых.

— А ничего, если Чжи-хе тоже будет присутствовать?

— Конечно. Поскольку Ча Чжи-хе была также членом вашей команды и работала в Корейском исследовательском центре Арены, она определенно квалифицирована.

И хотя я не упоминал об этом, она недавно стала мастером ауры. Она никогда не отступит на задний план, даже если сравнивать ее с теми, кто лучше всех сдает экзамены.

— Я понял. Когда состоится встреча?

— В Копенгагене в Дании, через четыре дня.

— В Дании?

— Да, поскольку скандинавская экзаменационная группа считается самой надежной, лучшей штурмовой организацией, а Один, в настоящее время, считается ключевой фигурой в завершении следующего этапа. Итак, местом встречи был выбран Копенгаген, где он живет.

— Вот и прекрасно. Тогда мы едем.

***

Как и было обещано, через четыре дня мы отправились в Данию. Поездка была довольно комфортной, так как Кица прислали машину, чтобы забрать нас у дома.

Даже в аэропорту не было никакой волокиты, и мы сели в частный самолет, который предоставил председатель Парк Жин-сунг.

Однако во всем этом был небольшой дискомфорт.

Из-за Ли Су-хен, стюардессы.

Увидев меня, она быстро взглянула на Ча Чжи-хе и изобразила на лице сдержанную улыбку. Очевидно, она наслаждалась тем дискомфортом, который я испытывал.

Пройдя таможню в Международном аэропорту Копенгагена, мы взяли такси и направились прямо в отель.

Отель был почти пуст, и не было видно ни души.

Нам сказали, что весь отель был арендован для проведения встречи.

Я получил ключ от номера после того, как назвал свое имя.

— Тогда увидимся за ужином.

Директор Им Чоль-хо исчез, получив ключ от своей комнаты.

Как только мы добрались до номера и распаковали вещи, Ча Чжи-хе села в полном одиночестве и начал медитировать. Это была тренировка, чтобы приспособиться к умению Контроль ауры высшего уровня 1.

Оставшись один на один со своей скукой, я вызвал Сильф и Касу поболтать.

Как вдруг.

…Бзззз Бззззз…

Мой смартфон завибрировал. Звонил Один.

— Вы уже прилетели?

— Да, я сейчас в отеле.

— Чудесно. Мы тоже в Копенгагене.

— А Мари с тобой?

— Белла тоже со мной.

О, Белла!

Я вспомнил, какой милой и очаровательной была дочь Одина.

Я отвлёк Ча Чжи-хе от ее медитации, и мы вместе отправились навестить ее.

— Хен Хо!

Мари была первой, кто быстро прыгнул в мои объятия.

Наблюдая за этим, маленькая блондинка сверкнула глазами.

— Хееенооо!

Белла тоже подбежала и залезла мне на руки. Вначале она схватила меня за ногу, так как была небольшого роста, а я поднял ее одной рукой и обнял. Белла счастливо рассмеялась.

Я спросил Одина.

— Все в порядке?
— Мы регулярно ходим на осмотры, но поскольку никаких симптомов пока не проявилось, все вроде бы в порядке. Конечно, еще рано говорить о полной уверенности.

— Очень рад это слышать.

— Это все благодаря тебе.

Ча Чжи-хе тупо смотрел на меня, пока мы с Одином обменивались любезностями таким образом.

Если быть точным, она, скорее всего, смотрела на Беллу, которая была в моих объятиях. Я очень хорошо знал, что она любит красивые вещи.

Высоко подняв Беллу, я положил ее на руки Ча Чжи-хе.

— Вот, это Белла. Белла, это Ча Чжи-хе, Чжи-хе.

— Жхе?

— Чжи-хе.

— Джи?

— Хм, это точно, Джи.

Белла, которая оказалась в объятиях Ча Чжи-хе еще до того, как поняла это, опустила голову и нежно улыбнулась.

Как будто ее ударили прямо в сердце, Ча Чжи-хе безучастно посмотрел на Беллу. Ах, она отдала ей свое сердце, отдала свое сердце.

— Ну что ж, пойдем ужинать. Белла вся извелась, ожидая съесть что-нибудь вкусненькое.

Голос Одина казался очень бодрым.

Хороший аппетит означал, что его дочь поправляется.

— Пойдем.

Пока мы шли, я не смог не указать Ча Чжи-хе шепотом на одну вещь.

— Эй, может, тебе лучше поставить Беллу на землю?

— Ах, ты прав, конечно.

Только тогда Ча Чжи-хе поспешно опустила Беллу на землю.

Это был первый раз, когда слово «поспешно» было использовано для ее описания.

«После экзамена надо поскорее жениться и завести детей.»

— Я бы хотела иметь детей после того, как мы поженимся.

— Ха!

Боже, это мена напугало.

Я был так удивлен, услышав те же самые слова, которые я думал, из уст Ча Чжи-хе. На мгновение мне показалось, что она прочла мои мысли, как маленький ангелочек.

— Мы так и сделаем. Было бы здорово, если бы это была дочь, похожая на тебя.

— Но мальчик с твоей внешностью тоже был бы симпатичным.

— Нет. Это было бы большой проблемой, потому что он может не быть прилежным, если унаследует мой характер.

— Мы можем сделать так, чтобы у него все было хорошо.

Я почувствовал озноб. Если вспомнить, что Ча Джихэ была старым служакой, она, безусловно, смогла бы сделать моего сына, даже если он пойдет в меня, прилежным.

Если бы моя мама была такой же, как она, это было бы большой проблемой.

— О чем это вы так увлеченно беседуете?

Спросил Один, так как он не мог понять наш разговор, потому что происходил он на корейском языке.

Я сказал, что мы скоро поженимся.

Один поздравил нас, хотя и был удивлен.

— Поздравляю. Я желаю вам много милых детей. Конечно, они никогда не будут такими милыми, как Белла.

Это было первое проявление легкомыслия Одина за очень долгое время.

— Хен Хо, мои поздравления.

К счастью, Мари не сошла с ума, узнав, что мы собираемся пожениться. Она только ярко улыбнулась и просто поздравила меня.

Мне казалось, что я вот-вот расплачусь

Я вспомнил, как она держала меня за руки, делала все эти милые вещи и беззаботно хлопотала, когда была как ребенок. Воспоминания о том, как она громко заявляла, что является моей женой для моей семьи, заставляли меня смущаться и все такое.

Теперь ее рассудок окреп, она повзрослела и уже не была ребенком.

Мне хотелось, чтобы она успешно прошла экзамен, а также встретила хорошего мужчину и была счастлива.

***

Когда мы ужинали и общались к нам подошли какие-то люди и забрали Беллу. Должно быть, это были те самые люди, которых нанял Один, поэтому Белла, уходя, махнула рукой, как будто привыкла к этому.

— А теперь пойдем.

— Конечно.

Мы вернулись в гостиницу.

Отель был переполнен людьми, хотя он должен был быть пуст, так как мы арендовали все помещение.

Это были люди из различных национальных организаций, связанных с Ареной.

Когда они увидели, что мы входим в вестибюль, они начали перешептываться. Время от времени нам удавалось слышать слова на языке Арены, которые мы могли понять.

— Это Один, Мари и Йоханна.

— А кто эта азиатская пара с ними?

— Этот парень — Ким Хён-хо из Кореи. Согласно разведданным, он хороший друг Одина.

— Ха, это тот самый Ким Хён-хо 7-го ранга, который просто появился без всякого предупреждения?

— Есть также сведения, что у него очень близкие отношения с Даной Литалин из семьи Макглунов.

— Возможно, в следующем экзамене он будет ключевой фигурой, а не Один.

Я был удивлен, обнаружив, что другие экзаменуемые знали меня только понаслышке. Я понял, что значит быть знаменитым.

Похлопав меня по плечу, Один тихо заговорил со мной, когда я почувствовал это.

— Тогда я уйду первым.Увидимся позже.

— Ок.

Затем Один ушел.

Через некоторое время нас провели в большой зал знакомыми из скандинавской экзаменационной группы.

Зал был приготовлен нарочито аккуратно, как в кино.

Официанты разносили бокалы, наполненные вином и шампанским, и люди разных стран разговаривали друг с другом, попивая выбранные напитки.

Для меня это был первый раз, когда я увидел такую обстановку, потому стоял и смотрел вокруг, загипнотизированный этим зрелищем.

В это время директор Им Чоль-хо нашел нас и направился к нам.

— Вы уже здесь.

— Да.

— Похоже, встреча вот-вот начнется.

Вскоре на сцене появился Один в смокинге.

Вот почему он ушел первым.

Держа микрофон. Один заговорил:

— Леди и джентльмены, спасибо, что пришли. Я, Один из скандинавской экзаменационной группы, приветствую вас.

Один поздоровался со всеми подобающим приличиями образом.

Люди захлопали в ладоши.

Шепот, доносившийся отовсюду в зале, заставил меня осознать всю силу узнавания его имени.

— Все в этой комнате прошли через странные вещи, которые невозможно объяснить логикой. Для одних это были дни страданий, а для других — новые возможности. И…

Продолжал Один.

— Мы собрались здесь после того, как прошли через все эти испытания. Да, мы должны завершить последний экзамен, который дал нам Бог. То есть, чтобы защитить мир, в котором мы живем, защитить нашу драгоценную семью. Я хочу обсудить эту тему сейчас.

Народ снова захлопал в ладоши.

Конечно, эти люди, которые серьезно слушали эти слова, были такими же экзаменуемыми, как и я.