Глава 1518. Обычные люди преследуют гениев

Домашние фанаты Тирании были крайне недружелюбно настроены по отношению к Счастью и к Е Сю в частности. Пожав руки игрокам Тирании, Е Сю помахал рукой зрителям, чем вызвал волну недовольного гула. Некоторые импульсивные фанаты, расстроенные поражением Тирании в прошлом раунде, начали бросать в него разные объекты. Охрана быстро вывела смутьянов за пределы стадиона.

— Хахаха, — рассмеялся Е Сю. Очевидно, его вообще не обеспокоило поведение фанатов Тирании. После церемонии рукопожатий команды проследовали на свои места. Тем не менее, посмотрев на сцену, они увидели, что Е Сю остался стоять на ней.

Что это значит?

Это значит, что он будет первым игроком Счастья на групповой арене!

Проблема заключалась в том, что этот стадион не был домашним стадионом Счастья, однако он героически стоял на его сцене. Фанаты Счастья пришли в восторг при виде этой сцены, однако недовольный гул фанатов Тирании быстро их поглотил.

Оставшийся на сцене Е Сю начал махать рукой зрителям. Матч ещё не начался, а его уже трижды окатили волнами недовольного гула.

— Какие могучие! — Услышал Е Сю чей-то голос неподалёку. Обернувшись, он увидел стоявшего на сцене Линь Цзиньгуаня.

— Хаха, — рассмеялся Е Сю. — Я слышу. Они недовольны тем, что у тебя отсутствует креативность.

Когда он произнёс эти слова, недовольный гул сменился аплодисментами, ставшими задним фоном для Линь Цзиньгуаня, вышедшего поговорить с Е Сю. Эта сцена наглядно показывала, кому предназначался гул, а кому аплодисменты.

— Спасибо, спасибо за ваши аплодисменты. — Е Сю начал оборачиваться по сторонам и с энтузиазмом махать рукой зрителям. Фанаты Тирании внезапно растерялись. Им было тяжело поймать тайминг для гудения на Е Сю и для аплодисментов Линь Цзиньгуаню.

Линь Цзиньгуань не знал, смеяться ему или плакать. Сам он был неспособен на нечто подобное, но в то же самое время, внутри себя он немного завидовал бесстыдности Е Сю.

Фанаты Тирании больше не могли этого выдерживать. Аплодисменты снова сменились недовольным гулом. Е Сю повёл себя так, будто этот гул предназначен не ему. Линь Цзиньгуань невольно рассмеялся.

Да, это была не любовь, а ненависть, но не нужно было акцентировать на этом внимание. Две стороны хорошо понимали друг друга. Когда Е Сю уйдёт в отставку, фанаты Тирании определённо будут скучать по их своеобразному общению. Возможно из-за знания того, что он однажды уйдёт с про-сцены, Е Сю постоянно дразнил их?

В реальности Линь Цзиньгуань завидовал не бесстыдности Е Сю, а его живому общению с фанатами Славы.

У него имелись свои преданные фанаты, но где они сейчас были? Наблюдали ли они за ним?

Линь Цзиньгуань поддался саморефлексии на некоторое время, пока к нему не подошёл Е Сю и не произнёс:

— Значит, Тирания отправила тебя на заклание?

— Хахаха, — сухо рассмеялся Линь Цзиньгуань. Если бы на его месте находились Хань Вэньцин или Чжан Цзялэ, то они могли ответить нечто подобное: «Посмотрим, кто из нас умрёт!», но подобные ответы были не в стиле Линь Цзиньгуаня. С самого начала он отличался от таких игроков как Е Сю, Хань Вэньцин и Чжан Цзялэ. Эти игроки были гениями. Одного брошенного взгляда хватало, чтобы понять, что им было суждено стоять на вершине Славы. Линь Цзиньгуань знал, что сам он не был гением. Он был одним из многих игроков, преследующих гениев. К счастью ему удалось очень близко к ним подобраться. К сожалению, несмотря на все усилия, ему так и не удалось подняться на одну с ними высоту.

Ничего нельзя поделать… потому что не существовало правила, запрещающего гениям тяжело работать. Гении перед ним работали не меньше, чем он сам. Эти гении не предоставляли шанса другим их догнать.

— Находиться рядом с вами на протяжении стольких лет по-настоящему выматывает! — внезапно произнёс Линь Цзиньгуань.

— Хм? — Е Сю недоумённо на него посмотрел. Его слова были слишком неожиданными. На мгновение он не знал, как отреагировать.

— К сожалению для вас у меня тоже есть цели, от которых я не отступлюсь! — продолжил Линь Цзиньгуань.

— О? Ты сегодня выглядишь заряженным! — произнёс Е Сю.

— Да, я собираюсь победить! — заявил Линь Цзиньгуань.

— Попробуй, — улыбнулся Е Сю.

— Увидимся в игре.

— Увидимся в игре.

Пожав руки, парни разошлись по своим кабинкам. На большом экране стадиона появились имена двух соперников.

Команда Счастья — Е Сю — Мрачный Лорд.

Команда Тирании — Линь Цзиньгуань — Тёмный Гром.

Когда пришло время, судья проверил готовность игроков и матч официально начался.

Уже было понятно, кто будет играть на групповой арене. Следующий вопрос касался выбранной Тиранией карты.

Это… арена?

Все были ошеломлены.

Тирания внезапно выбрала самую распространённую дуэльную карту для важного матча плей-оффа. Арена!

Эту карту чаще всего выбирали в игре, потому что она была небольшой, простой и самой прямой…

Этот стиль отлично подходил Тирании, но критерием для выбора карт не являлась простота. Как правило, выбранной картой домашняя команда хотела обеспечить себе преимущество. Карта являлась первой атакой домашней команды. Она могла повлиять на импульс всего матча.

Тем не менее, Тирания выбрала Арену. Выбором этой простой и незатейливой карты они отказывались от своего домашнего преимущества. Более того, Е Сю любил эту карту. В регулярном сезоне Счастье часто выбирало эту карту для индивидуальных соревнований. Неужели в Тиранию прокрался шпион, иначе, чем ещё можно было объяснить их выбор карты?

— Тренер Ли, почему Тирания выбрала эту карту? — обратился к Пан Линю Ли Ибо.

— Эта карта не могла быть выбрана под влиянием момента, ведь стратегии Тирании планирует Чжан Синьцзе. Должна существовать причина, по которой они выбрали эту карту, — произнёс Ли Ибо. На этот раз он не пытался отговориться общими фразами. Это были его истинные мысли. К сожалению для него Пан Линь не так его понял. Тот просто добавил:

— Что ж, тогда подождём и увидим.

— Я… — Ли Ибо хотел что-то сказать, но его остановило начало матча. Арена была самой простой картой. Ли Ибо не имел времени, чтобы развить свою мысль, потому что появившиеся на карте персонажи быстро добрались до её центра.

Мрачный Лорд, Тёмный Гром.

— Эта карта… ты выбрал её специально для меня? — спросил в чате Е Сю.