Глава 1576. Окончание шторма

Пресс-конференция была более тихой, чем комната для подготовки Счастливой команды. Хотя игроки видели трансляцию отставки Линь Цзиньгуаня по телевизору, новички Альянса имели ограниченный опыт беспомощности и горя отставки. Более того, они всё ещё были поглощены радостью от прохода в финал. Новости об уходе Линь Цзиньгуаня не изменили атмосферу в комнате для подготовки Счастья.

Юные игроки радостно смеялись, но в комнате для подготовки всё равно разлились невидимые волны меланхолии.

Е Сю давно знал Линь Цзиньгуаня. Они начали сражаться друг с другом ещё во втором сезоне. Играющий с первого сезона Е Сю на протяжении десяти лет наблюдал за уходом многих знакомых лиц. Некоторые из них были лицами его товарищей по команде, другие были лицами его оппонентов, но в момент их ухода это всё не имело значения. Люди чувствовали, будто уходят их близкие партнёры.

Сегодня ничего не изменилось. Ещё одно знакомое лицо покинуло сцену Славы.

Е Сю молчал.

Фан Жуй тоже был молчалив. Он не знал Линь Цзиньгуаня так долго, как Е Сю, но будучи дебютантом пятого сезона, он сразу встал на сторону Линь Цзиньгуаня. Именно Линь Цзиньгуань наблюдал за его взрослением, а впоследствии стал его партнёром. После восьмого сезона парни пошли разными путями.

Для Фан Жуя Линь Цзиньгуань был учителем и другом. Если бы ему нужно было выбрать в Альянсе игрока, которого он уважает сильнее всего, то он бы без колебаний выбрал Линь Цзиньгуаня, даже несмотря на то, что тот не был лучшим игроком про-круга.

И теперь он ушёл.

Фан Жуй, имеющий богатый профессиональный опыт знал, что этот день когда-нибудь настанет, но он никогда не думал, что он будет наблюдать за уходом Линь Цзиньгуаня в подобной обстановке.

Ему казалось, что они будут плечом к плечу сражаться друг с другом, пока однажды Линь Цзиньгуань не улыбнётся и не скажет, что он больше не может сражаться. Фан Жуй бы над ним посмеялся, но Линь Цзиньгуань всё равно бы не изменил своего решения и с улыбкой на лице попрощался бы с ним.

Сегодня Фан Жуй увидел эту сцену.

Во время прощания Линь Цзиньгуань на самом деле улыбался, но перед этим он проиграл команде, которую представлял Фан Жуй…

Скрытая за улыбкой грусть: как многие могли её почувствовать?

Фан Жуй знал, что Линь Цзиньгуань надеялся стать чемпионом. Тот очень, очень сильно на это надеялся.

Однако тем, кто уничтожил его надежду, был он и его Счастливая команда.

У Линь Цзиньгуаня больше не будет шансов, потому что он решил уйти.

Я желаю вам всего наилучшего.

Линь Цзиньгуань напоследок оставил всем добрые слова, и они, конечно же, адресовались и Фан Жую.

Но разве человек, которому были адресованы эти слова, мог почувствовать себя лучше? Фан Жуй, по крайней мере, не мог. Он не мог больше на это смотреть. Найдя какое-то оправдание, он вышел из комнаты для подготовки. После него Вэй Чэнь, старик по меркам про-сцены, покинувший её много лет назад, чтобы спустя много лет вернуться, проигнорировал все правила, запрещающие курить в комнате для подготовки, и достал сигарету.

Чень Го не стала ему ничего говорить. Будучи старым фанатом Славы, она множество раз видела подобные прощания, хотя лично в них и не участвовала. Войдя в про-круг, она почувствовала боль от ухода Линь Цзиньгуаня. Чень Го понимала, что ей придётся столкнуться с подобным прощанием и в своём кругу. Вэй Чэнь, Е Сю, а после них Су Мученг, Фан Жуй…

Чень Го была напугана, сильно напугана…

Она видела, как Фан Жуй, что-то пробормотав, вышел из комнаты. Никто не попытался его остановить. Даже продолжавшие праздновать новички на этот раз заметили, что атмосфера в комнате была не полностью праздничной. Притихнув, они проследили за уходом Фан Жуя. Посмотрев на экран телевизора, они увидели, как Линь Цзиньгуань обнимается со своими товарищами, благодарит всех и уходит.

Эм…

Те, чей мозг работал немного быстрее, уже кое-что поняли.

Фан Жуй покинул комнату для подготовки, а Линь Цзиньгуань покинул комнату пресс-конференции. Получается, эти двое должны будут встретиться в коридоре.

Комната для подготовки мгновенно затихла. Кто-кто даже убрал на телевизоре звук, будто тот мог помешать разговору парней в коридоре. Никто не двигался и не издавал звуков, пока дверь комнаты вновь не открылась и на её пороге не появился Фан Жуй.

— Наша очередь, — спокойно произнёс он.

В итоге участвующие в пресс-конференции Е Сю и Ло Цзи поднялись и вышли из комнаты. В коридоре они увидели улыбающегося Линь Цзиньгуаня, похлопавшего по плечу Фан Жуя. Он не стал возвращаться в комнату для подготовки Тирании, вместо этого продолжив идти по коридору, который вёл к выходу со стадиона.

— Пошли, — Е Сю отвёл от него взгляд. Махнув рукой, он повёл за собой ребят в сторону комнаты пресс-конференции.

— Вы знаете о том, что Линь Цзиньгуань объявил о своём уходе в отставку?

Репортёр задал первый вопрос.

— Да, — кивнул Е Сю.

— Может каждый из вас поделиться своими мыслями по этому поводу? — Репортёр особо выделил фразу «каждый из вас». Очевидно, его не особо интересовало мнение Е Сю. Всем хотелось услышать мысли Фан Жуя.

Фан Жуй не стал стесняться, забрав у Е Сю микрофон.

— Я желаю ему всего самого наилучшего, — произнёс он шесть слов.

Все тихо ждали продолжения, но продолжения не последовало. Фан Жуй всего сказал шесть слов. Своему многолетнему партнёру, своему учителю и другу, тому, чью многолетнюю мечту он уничтожил, он сказал всего шесть слов.

— Это всё? — Не желали сдаваться репортёры. Они хотели услышать более глубокие мысли.

— Это всё. — С улыбкой покачал головой Фан Жуй, в этот момент напоминая Линь Цзиньгуаня. Все свои мысли он уже донёс до Линь Цзиньгуаня в коридоре. Для Фан Жуя этого было достаточно. Он не собирался пересказывать свои слова репортёрам.

Он мог лишь пожелать Линь Цзиньгуаню всего самого наилучшего. Ему и только ему.

Тем не менее, репортёры отказывались так просто сдаваться. Даже если бы Линь Цзиньгуань сегодня не заявил о своём уходе, встреча двух старых партнёров на одной сцене всё равно была большой темой.

— Простите меня за прямоту, — взял слово другой репортёр. — Сегодня вы показали явно не лучшую свою игру. Это было из-за того, что в числе оппонентов находился ваш старый партнёр, поэтому вам было сложно ему противостоять?

— Сегодня я на самом деле не очень хорошо сыграл. К счастью, моя команда всё равно смогла выиграть матч. В последующих матчах я продолжу выкладываться на полную, — ответил Фан Жуй.

Со стороны его ответ выглядел весьма обычным, но Фан Жуй очень ловко избежал темы противостояния двух «старых партнёров». Признав свою плохую игру, он дал понять, что в будущем покажет лучшую игру.

Как репортёры могли развить эту тему? Что ещё они могли спросить?

Они больше не могли цепляться за Линь Цзиньгуаня. В итоге им пришлось начать задавать серьёзные вопросы по поводу игры Счастья в сегодняшнем матче. Проведённый Чжаном Синьцзе анализ предоставил репортёрам важную информацию, которую они могли использовать в своих вопросах Счастью.

— Рискующий жизнью удар, использованный сегодня вами против Неподвижной Скалы: это была заранее отработанная тактика? — спросил один из репортёров.

— Хахаха, — рассмеялся Е Сю. — Не нужно использовать анализ Чжана Синьцзе, чтобы задавать мне вопросы. Я смотрел трансляцию. Всё что он сказал, было неправдой.

Репортёрам хотелось приложить руки к лицам. Все знали, что Е Сю несёт чушь, но он так грубо опроверг анализ Чжана Синьцзе, что репортёры не знали, что им было делать.

Раньше Е Сю никогда не появлялся на подобных мероприятиях. Как и Ло Цзи, он был новичком на пресс-конференциях. Тем не менее, хотя он и был новичком, с ним было невероятно трудно иметь дело. В отличие от осторожно подбирающих ответы игроков, Е Сю было плевать на свои ответы. Он мог ответить какую-то чушь на заданный вопрос, а когда его просили уточнить, он уже мог забыть о своём ответе. Хуже всего было то, что он никогда не пытался ускользнуть. Е Сю с очень честным лицом спрашивал: «Правда? Я такое сказал?».

Ну и что, что он это сказал? Ну и что, что он этого не говорил?

Могли ли репортёры написать статьи на основе озвучиваемой Е Сю чуши? Конечно нет. Сделай они это, и их бы обвинили в низком IQ за то, что они поверили во всю эту чушь.

Видя, что Е Сю снова активировал свой статус, репортёры внутренне сильно перепугались, но снаружи они продолжали выглядеть очень благожелательно.

— Тогда была ли особая причина, по которой вы поставили Ло Цзи в этот матч? — спросил кто-то.

— Тренировка новичка, тренировка новичка на большой сцене. Тирания отправила Сун Циина, а мы отправили Ло Цзи, — серьёзно ответил Е Сю.

Ублюдок!

Репортёры начали ругаться про себя.

От подобного вопроса было легко увернуться. Ответу Е Сю можно было не поверить, но он не нарушал логики. Ему можно было поверить, но тогда оставалось чувство использованности.

— Причём мы храбрее Тирании. В этот критический матч мы отправили больше новичков, чем они, — продолжил Е Сю.

Репортёрам хотелось заплакать.

Попробовал бы ты их не отправить! В твоём Счастье помимо тебя, Фан Жуя, Су Мученг и Вэй Чэня остальные все новички!

— Возможно в финале мы поэкспериментурем с составом из одних новичков. Позволим им пройти через самый жёсткий тест, — произнёс Е Сю.

Кто поверит в это?

Кто поверит в эту чушь?

Отправить новичков в финал для тренировки? Эта шутка зашла слишком далеко!

Репортёры выглядели жалкими. Что им было написать в сегодняшних статьях? Некоторые их них уже ментально находились в других местах. На этой пресс-конференции они вряд ли смогут отыскать новый материал.

— Тогда, закончим на этом? — В итоге пресс-конференция Счастья быстро подошла к завершению. Репортёры особо не сопротивлялись. Они даже были не в настроении делать дополнительные снимки. Однажды все мечтали заполучить снимок с лицом Е Сю, однако сейчас при виде его лица у всех репортёров пересыхало во рту. Они не знали, какой вопрос ему задать, а также не знали, к чему из сказанного им стоит прислушаться.

Пресс-конференция завершилась.

Ветра и шторма сегодняшнего матча остались за упавшими кулисами.

Победители и проигравшие пошли собственными путями.

Однако какие бы пути они не выбрали, они всегда двигались в одном направлении. Каждый отдельный путь всегда вёл к победе, к становлению чемпионами.