Глава 96. Похоть

Я использовал «оценку» на двух неизвестных навыках, которыми владел Архидемон.

X

Тёмная магия: призывает Тёмную материю с других миров.

X

Духовное единство: увеличивает силу техник и магии в 5 раз за определённый период времени.

Что это за Тёмная материя в описании Тёмной магии? Не это ли разрушило весь исследовательский центр?

Как и ожидалось, Жадность подтвердил мои догадки через Чтение мыслей.

«Всё так, как ты думаешь. Тёмная материя в этом мире является очень нестабильной субстанцией. Её форма не может долго сохраняться, и вскоре она исчезнет. Это именно та энергия высокого давления, которая исходила ранее».

– Тогда мне интересно, использовал ли он Духовное единство в предыдущей атаке?

Духовное единство было очень опасным навыком, который мог увеличить силу магии. Вопрос в том, применял ли он его при предыдущем взрыве?

Если да, то область атаки монстра-короны не стала бы шире.

Однако, если это не так, то он на самом деле способен произвести взрыв в пять раз больше, чем тот, который он только что создал.

С такой силой, если он применит эту атаку несколько раз, может исчезнуть целое королевство.

Я сам обладаю Силой геркулеса. Это может на какое-то время удвоить мою физическую силу. Хотя это и мощный навык, он не лишен недостатков. Я получаю штраф на статы, и восстанавливаюсь только через день.

Эти навыки периодического умножения статов обычно имеют огромные недостатки. Но это не относится к Духовному единству.

Нет никакого риска в его использовании, даже не накладывалось никакого штрафа на характеристики пользователя.

«Ну, трудно сказать… действительно ли монстр-корона его использовал».

– Рафал… тот парень, который забрал его тело. Он сказал, что исполнит желание Рафала.

Честно сказать, этого уровня разрушений может оказаться вполне достаточно. Архидемон Нежить молчал, его глаза были закрыты, когда сам он всё ещё продолжал парить в небесах.

Я взглянула на Аарона. Хотя его дыхание было прерывистым, он также понимал ситуацию. Его оценка не отличалась от моей. Вероятно, из-за своего многолетнего опыта, он мгновенно понял, насколько опасен этот новый монстр.

– Это всё, что я могу сделать. Я буду только тянуть тебя вниз, если продолжу сражаться в таком состоянии. Фэйт, оставь Мимир здесь.

– Хорошо, я оставлю её тебе.

Я передал Мимир Аарону. Когда он осторожно забрал у меня девочку, я коротко предупредил его:

– Девочка потеряла слишком много крови. Дай ей отдохнуть.

– Понял. Однако, в зависимости от ситуации, было бы неразумно приводить её в особняк. Нам нужно эвакуировать как можно больше граждан, укрывшись в гоблинском лесу. И потом, если эта штука действительно настолько опасна… тогда, возможно, придётся бежать ещё дальше.

Аарон ожидал худшего.

В это время позади нас раздался голос.

Обернувшись, я увидел, что к нам приближаются два белых рыцаря. А между ними виднелась знакомая фигура с голубыми волосами. Увидев её, я невольно улыбнулся.

– Я заставила тебя ждать, Фэйт. Но я пришла как раз вовремя, не так ли?

– Ты слишком долго. Эрис, что, если мы не сможем справиться с этой штукой? Тогда Королевству конец!

В этот момент белые рыцари направили на меня копья. Но почему?!

– Как грубо, ты знаешь, с кем говоришь?!

– Это Эрис, разве нет?

– Какой грубиян!

Они собирались нанизать меня на белое копье.

Однако Эрис, которая, похоже, их контролировала, дала им знак остановиться.

– Ладно, оставим это на потом. Так вот что вы пытались сообщить. Да, Аарон Барбатос?

Аарон был больше всех удивлён появлением Эрис. Казалось, он быстро пришёл в себя, но потом с облегчением опустился на колени. Почему он сделал что-то подобное посреди битвы только из-за Эрис?!

Кроме того, воспоминаний об оружии чёрного цвета, которое Эрис принесла с собой, было достаточно, чтобы по спине пробежал холодок.

– Как? Разве это не чёрный штык Зависть!

– Ну, это моё оружие смертного греха. Тогда мы поссорились из-за недоразумения, но помирились после событий в Галлии. Он просто вернулся в свои первоначальные ножны.

Сказав это, Эрис постучала по чёрному штыку, который идеально подходил к украшенному чехлу.

Времени было не так много, поэтому объяснять пришлось вкратце. Получалось, что королевство было создано и управлялось Эрис и Завистью. Сто лет назад эти двое поссорились из-за различий в своих идеалах.

Эрис бродила по свету в поисках цели, в то время как Зависть, способный взять под контроль человеческое войско, с тех пор стал правителем королевства.

Однако в конце концов Зависть застрял в попытке найти идеальное тело, которое могло бы заменить Эрис.

А потом возникла идея создания человека с уникальным титулом Розы. Но для этого требовалось огромное количество обиды. Это породило эксперимент с применением феноменов ненависти к людям.

Поддерживая низшие слои населения для жизни, Зависть позволял Святым рыцарям делать то, что они хотят, на протяжении многих лет. А потом, когда обида достигла пика, он планировал убить Рокси Хартс, которая была светом надежды простых людей в Галлии.

Я не мог за это простить этот чёрный штык.

Именно Зависть управлял Тенрю. Другими словами, именно по приказу Зависти Терню лишил жизни отца Рокси. Что, в свою очередь, проложило путь для отъезда Рокси из Галлии.

Даже если ты – правитель королевства, есть вещи, которые делать можно, а есть поступки, которые совершать нельзя.

Думаю, по выражению моего лица мой гнев был очевиден. Судя по тому, как белые рыцари схватились за свои белые копья, они определённо насторожились.

Эрис пришлось за всё это извиняться.

– Я часто говорила Зависти об этом. Но всё это, в основном, вызвано его тиранией. Первоначально я хотела принести извинения, сломав этот чёрный штык, но он не разрушим. Но в будущем я хочу найти возможность, чтобы компенсировать всё каким-то другим способом. На мне тоже лежит вина за то, что я игнорировала всё, что все эти годы творил Зависть.

Эрис, которая должна была прибыть в королевство раньше нас, на самом деле отстала, и всё это было для того, чтобы примириться с Завистью. Мы вошли в королевство первыми, потому что она пошла забрать Зависть из Галлии.

Кстати говоря, когда меня официально провозгласили наследником семьи Барбатос, интересно, кого из них мы на самом деле встретили.

– Зависть упрям. Быть побеждённым тобой в Галлии стало для него шоком.

– Н-да… Что он сейчас говорит?

– «Давай уже сделаем это. В конце концов, я проиграл,» – со смехом, Эрис разглядывала Зависть в безвкусном чехле. Видимо, он действительно меня ненавидит.

– Давай отложим долгий разговор на потом. Вы помогаете эвакуировать граждан! Противник обладает силой, превосходящей силу Тенрю. Будет не смешно, если столица окажется опустошена этой штукой.

– Да!

Следуя указаниям Эрис, белые рыцари собрали Святых Рыцарей и солдат, а затем начали эвакуацию.

Аарон последовал за ними, неся на спине Мимир.

– Фэйт, увидимся позже.

– Да, береги Мимир.

– Хорошо.

Я увидел, что они уходят, и повернул голову.

– Самое время начать двигаться. Эрис, ты идёшь?

– Прошло много времени с моей последней настоящей битвы, но я сделаю всё возможное. Ты, возможно, уже знаешь это, но я скорее выступаю в роли поддержки. Я оставляю линию фронта тебе.

Теперь, когда она упомянула об этом, я тоже уже давно не сражался вместе со старшим владельцем навыка смертного греха.

Мм? Интересно, что сейчас делает Майн? В конце концов, со временем суета становится больше.

Но у меня не было времени думать об этом.

Я принял стойку с моим чёрным мечом, в то время как Эрис направила дуло чёрного штыка на Архидемона Нежить.