Глава 1155. Вы мне нравитесь

— Старейшина Сунь, мы запомнили содержимое учебников, которые вы нам передали!

Спустя час Старейшина Сюй сложил руки, доложив Чжан Сюаню о готовности.

— Тогда уничтожайте книги. — Махнув рукой, ответил Чжан Сюань.

Старейшина Сюй и остальные кивнули, и могучими щелчками пальцев обратили учебники в пепел, развеяв его по воздуху, чтобы никто не мог собрать его воедино.

— Старейшина Сунь, как мы можем найти вас в будущем? Мы хотели бы отплатить вам за помощь! — понимая, что момент, когда «посланник основателя» их покинет это лишь вопрос времени, не мог не спросить Старейшина Сю.

Этот человек подарил им новую жизнь, и никаких слов не будет достаточно, чтобы рассказать о благодарности, которую они испытывают.

— Как можно меня найти? — Чжан Сюань покачал головой. — Вам не нужно меня искать, если мне потребуется ваша помощь, я сам вас найду.

— Тогда… — Старейшина Сюй замешкался, прежде чем спросить. — Могу я узнать о вашем положении, Старейшина Сунь? Если у вас будут какие-то распоряжения, мы поймём, что они исходят от вас, даже если вас не будет лично, вы сможете просто отправить нам посланника, а мы храбро пойдём за вами даже в адское пламя!

— Ну… — Чжан Сюань собирался отвергнуть и этот запрос, но посмотрев в глаза мастеров яда какое-то время помешкал, прежде чем вздохнуть. — Ладно. На самом деле я ректор Академии Грандмастеров Хунюань, Чжан Сюань… его дворецкий! Но я предпочитаю оставаться незамеченным, так что, надеюсь, вы сохраните это втайне!

— Дворецкий Ректора Чжана?

— Я слышал о Ректоре Чжане. Он известный гений, говорят такие рождаются раз в тысячелетие, несмотря на свой юный возраст, он был назначен ректором Академии Грандмастеров Хунюань!

— Так вы слуга Ректора Чжана! Понятно!

— Господин Сунь, можете быть спокойны. Мы никогда никому не проболтаемся о вашей личности…

Узнав «настоящую» личность Чжан Сюаня, мастеря ядов восторженно закивали головами.

— Итак, пора покинуть подземную тюрьму! — сказал Чжан Сюань, махнув рукой.

Кивнув, старейшина Сю и остальные двинулись к двери. Убедившись, что все вышли, Чжан Сюань вздохнул с облегчением. Он вернулся к своему обычному виду, и также двинулся к выходу.

К тому времени, как он покинул подземную тюрьму, мастера ядов уже отправились в Зал Боевых Мастеров, остались только Глава Зала Син, У Жуфэн, Ло Цици и остальные.

— Ректор Чжан …

Заметив, что Чжан Сюань в порядке, все вздохнули с облегчением, после чего быстро собрались вокруг парня.

— Я уже переговорил с мастерами ядов, они будут подчиняться командам Главы Зала Боевых Мастеров в будущем. — Улыбнулся Чжан Сюань.

— Ректор Чжан, спасибо вам за мудрые слова! — Глава Зала Син сложил руки в благодарность.

— Мудрые слова? — заметив довольство и радость на лице мужчины, Чжан Сюань слегка удивился.

Он заметил, что Глава Зала Син был против подобного решения, когда парень впервые о нём сказал, и беспокоился, что глава зала может передумать. Так почему после короткого спуска в подземную тюрьму, глава зала его ещё и благодарит?

Что такого должно было случиться, чтобы глава зала так быстро изменил своё решение?!

— Вы слишком вежливы. Это часть моих обязанностей в качестве грандмастера. — Несмотря на то, что Чжан Сюань не представлял, что творилось в голове Главы Зала Сина, скромность всегда была одной из самых выделяющихся его черт, поэтому он быстро ответил на благодарность.

Видя скромность Чжан Сюаня, совершенно не принимавшего на свой счёт величину сделанного дела, Глава Зала Син лишь проникся к парню большим уважением.

Разве может в мире существовать более бескорыстный человек? Уж не живое ли парень воплощение альтруизма?

— Ректор Чжан, могу я узнать, что вы намереваетесь делать дальше? — спросил У Жуфэн.

— Я собираюсь сходить в Гильдию Мастеров Живописи и Зал Оценщиков чтобы сдать семизвёздные экзамены и получить повышение до семизвёздного грандмастера. — Чжан Сюань, не скрывая, передал свои намерения.

Поначалу он собирался сходить в Зал Оценщиков, но его неожиданно вызвал Король Чжунцин… Если подумать, парень не мог не ощутить, что потерял огромное количество времени.

— У вас есть какие-то вопросы ко мне, Грандмастер У? — спросил Чжан Сюань.

— На самом деле, я думал, что если бы у вас, Ректор Чжан, не было неотложных дел, было бы неплохо, если бы вы проследовали за мной в Павильон Грандмастеров, чтобы обсудить результаты моего расследования…

— Результаты расследования?

— Да. — Кивнул У Жуфэн. — Согласно сказанному Чжаном Иньцю, грандмастера, который не донёс до нас информацию, зовут Чэнь Чжэ, так случилось, что он прямой ученик Главы Павильона Тяня. Я уже арестовал Чэнь Чжэ, сейчас он находится за решёткой в Павильоне Грандмастеров. Если вы сейчас свободны, Ректор Чжан, я хотел бы пригласить вас с ним встретиться.

— Но… — Чжан Сюань слегка замешкался.

На самом деле, это расследование не было слишком ему интересно.

Поскольку даже Заместитель Главы Павильона Тянь оказался в заключении, Павильон Грандмастеров расследует всё, что с ними связано. Поэтому будет ли парень вовлечён в процесс или нет, уже не важно.

Когда парень собирался отклонить запрос У Жуфэна, тот неожиданно улыбнулся.

— На самом деле, вам не стоит так торопиться на экзамены мастера живописи и оценщиков. По правде говоря, вскоре пройдёт Конвенция Оценщиков, и, если вы свободны, я могу взять вас на неё с собой. Главы гильдий Оценщиков и Мастеров Живописи также примут участие, если я вас им представлю, экзамены пройдут гораздо быстрее.

— Конвенция Оценщиков? Что это? — озадаченно спросил Чжан Сюань.

— Время от времени, когда появляются новые артефакты с неизвестной подноготной, проводится конвенция, чтобы опознать артефакты и оценить, могут ли они быть исправлены. Несмотря на то, что это, по большей части событие для оценщиков, с годами оно вовлекло весь высший свет, самые известные и влиятельные люди Столицы Цинюань будут присутствовать. — Ответил У Жуфэн.

Чжан Сюань поразмыслил над предложением, а потом кивнул.

— Так и поступим.

Он вышел из Зала Боевых Мастеров ранним утром, и после событий в Гильдии Терпсихор и в поместье Короля Чжунцина уже близится вечер. Вместо того, чтобы тратить время на дорогу в гильдии, будет лучше встретиться с главами Гильдии Мастеров Живописи и Зала Оценщиков одновременно.

Услышав, что Чжан Сюань согласился, У Жуфэн ответил довольной улыбкой.

— Замечательно! В таком случае я пойду, чтобы сделать все приготовления. Я встречу вас в Павильоне Грандмастеров позже!

После этого он развернулся и ушёл.

Вскоре за ним последовали Глава Зала Син и остальные, так же попрощавшись с Чжан Сюанем. Остались только сам парень, Сунь Цян, Ло Цици и Юи Фэй-эр.

Чжан Сюань повернулся к оставшейся троице и добавил.

— Вам стоит вернуться в наше расположение в Зале Боевых Мастеров.

— Конечно! — полностью осознавая, что причиной проблем был он сам, Сунь Цян послушно кивнул.

— Наставник, у меня есть мысли, о которых я хотела бы вас спросить… Могу я отнять ваше время? — Ло Цици прикусила губу, нервно обратившись к Чжан Сюаню.

— Разумеется, спрашивай что угодно. — С улыбкой ответил Чжан Сюань.

Заметив, что Ло Цици хочет поговорить о чём-то личном, Сунь Цян и Юи Фэй-эр отошли.

Убедившись, что она осталась наедине с наставником, Ло Цици установила изолирующий барьер и задала свой вопрос.

— Наставник, события сегодняшнего дня зародили сомнения в моём разуме, и я надеюсь, что вы их развеете. Я внимательно обдумала произошедший конфликт… Заместитель Главы Павильона Тянь и Король Чжунцин попытались обвинить вас в преступлении, используя низость, и я согласна, что они должны быть наказаны, но… не слишком ли велико подобное наказание? Стоило ли заходить так далеко? Разве это не противоречит Пути Учителя?

Она знала Чжан Сюаня с первого появления в Империи Хуанью и долгое время видела в нём пример для подражания.

Парень спас её из подземного зала У Янцзы, рисковал собой, чтобы спасти Юи Фэй-эр, взял на себя опасность приручения всех святых зверей Гряды Облачного Тумана…

Все эти поступки выставляли его в благородном и бескорыстном свете.

Со временем, это представление становилось только больше, девушка даже начала думать, что парень, как и Учитель Мира, истинный грандмастер во всём… Конечно, время от времени он прибегал к определённым заговорческим методам, но всё это время инциденты были незначительны, и всегда завершались хорошо.

Но… произошедшее сегодня изменило точку зрения девушки на него.

Как бы там ни было, Заместитель Главы Павильона Тянь был семизвёздным грандмастером и заместителем главы Павильона Грандмастеров Империи Цинюань… Напрямую противостоять уважаемому старейшине, который уже прошёл через все формальности и признал все ценности, в которые верят грандмастера.

После такого противостояния вера девушки начала колебаться.

Вместо ответа Чжан Сюань задал Ло Цици вопрос.

— Что для тебя значит положение грандмастера?

— Грандмастера… Как наставники мы служим, чтобы развеивать все сомнения и вести человечество к новым высотам и процветанию. Как пример для подражания мы обязаны держать себя с честью, показывая другим людям ценности, которым они должны подражать…

— Неверно! Твоё понимание в корне неверно! — покачал головой Чжан Сюань.

— Неверно? Но это пункты, которые все грандмастера обязаны заучить наизусть. Нет такого грандмастера, который бы об этом не знал… — Ло Цици непонимающе нахмурилась.

— Грандмастера действительно должны служить в качестве примера для подражания всему человечеству, но мы не должны пренебрегать тем фактом, что каждый из грандмастеров человек! — ответил Чжан Сюань.

— Человек?

— Да. Пока мы остаёмся людьми, у нас есть собственные эмоции и мысли. Такова наша природа. Божественный Кун не создавал Павильон Грандмастеров, чтобы обратить нас одного за другим в бездумные марионетки. Формальности и правила нужны, чтобы нас направлять, а не ограничивать. В тех ситуациях, когда следования правилам идёт в разлад с внутренним миром человека, лучше от них освободиться и сделать так, как тебе кажется правильным. — Сказал Чжан Сюань.

— Грандмастера никогда не должны слепо следовать сложившимся догмам, это ведёт к застою и увяданию. Только когда мы откроем свой разум новому и начнём задавать вопросы, которые нам кажется верным, мы сможем привести человечество к новым высотам, вот что такое быть грандмастером!

— Вот как… — Ло Цици погрузилась в размышление.

— Однажды, я встретил мастера, чей отец был грандмстером. С самого юного возраста он уважал своего отца и послушно повиновался его словам, не подвергая их сомнению, посвятив всего себя развитию. Он всегда полагался на слова отца, как на истину в последней инстанции. Но его отец так и не достиг прорыва перед своей смертью и это ранило сердце мастера. Где-то в глубине своей души он ощущал, что поскольку его отце не достиг прорыва, он и сам не сможет совершить последний шаг… Над этим мастером нависала тень отца, даже накопив достаточно чжэньци и знаний для достижения прорыва, попытки ни к чему не приводили. — Сказал Чжан Сюань.

— Всё дело в том, что он был зациклен на словах прошлого! Несмотря на то, что все мы грандмастера, все мы ученики на долгой дороге под названием жизнь. И как ученики, мы должны расширять границы познания и сомневаться в том, что мы видели и слышали, вместо того, чтобы слепо следовать словам тех, кто был в этом мире до нас. Взять, к примеру, сегодняшний случай, было ясно, что Заместитель Главы Павильона Тянь был неправ, так почему я должен был принимать его слова и его суждение?

— Его положение гораздо выше моего, поэтому у меня не было возможности противостоять ему напрямую. В результате я мог лишь полагаться на другие способы, чтобы выстоять против него и защитить себя.

— Но… что, если влиятельный грандмастер будет использовать правила и слова, чтобы заставить меня принять его точку зрения? — с блеском в глазах сказала Ло Цици.

— Следуй за своим сердцем! — с улыбкой ответил Чжан Сюань. — Как бы ни был влиятелен тот грандмастер, может ли он быть таким же великим, как Божественный Кун? На самом деле, даже если Божественный Кун прикажет тебе убить человека, заявив, что это всё ради благополучия человечества, разве это означает, что ты должна это сделать? В общем и целом, тебе не следует позволять другим людям диктовать тебе то, что делать. Загляни в себя и определи, что верно, а что нет, сама! Если ты не согласна со словами другого человека, у тебя всегда есть право доказать свою правоту, опровергнув его точку зрения! В первую очередь, если этот человек использует правила и уговоры, чтобы добиться твоего подчинения, игнорируя твои личные мысли, он уже нарушает основы, которые делают его грандмастером. Раз так, не нужно придерживаться правил и приличий перед таким человеком!

— Но… — глаза Ло Цици блестели всё ярче и ярче, осознание снизошло на девушку.

— Впрочем ладно. В конце концов, уловки можно использоваться только для самозащиты. Я не могу сказать, что это благородно, но иногда, остаётся только на них положиться. Если не перебарщивать и никогда не использовать уловки для причинения вреда невинным людям, это по большей части не нарушает учения Павильона Грандмастеров. Не нужно так серьёзно им противиться. — Покачал головой Чжан Сюань.

Было ясно, что в этот раз девушка очень крепко задумалась о грандмастерах.

Грандмастера не должны быть прямолинейными людьми, которые знают только, как подчиняться общим правилам. Различные условия призывают к различным действиям, а грандмастера должны понимать, как им адаптироваться под ситуацию, когда это требуется.

Ло Цици была талантлива, но её не хватало той гибкости, которой обладали Ху Яояо и остальные.

— Я поняла! — после всего услышанного глаза Ло Цици заблестели. Она подняла взгляд, посмотрела Чжан Сюаню прямо в глаза и сказала.

— Учитель, раз вы так считаете, я думаю, что должна прислушаться к своему сердцу. Учитель…

— …вы мне нравитесь!

— … — Чжан Сюань.