Глава 1176. Малый маневр

— Не плохо!

Видя, что Ши Хао больше не полагается на грубую силу, как в прошлом, Чжан Сюань одобрительно кивнул. Встречая его атаку, он слегка наклонился.

Хуала!

Удар ладонью Ши Хао прошел мимо плеч Чжан Сюаня, промахнувшись всего на волосок.

Уклонение оказалось прекрасным. Еще секунда — и противник сможет изменить траекторию удара, чтобы начать новую атаку, еще секунда — и он будет ранен ответным ударом.

— Это … Малый Маневр?

Стоя на трибуне Син Чжоюань прищурился.

— Мастер Син, что такое Малый Манёвр? — не понимая спросил боевой мастер.

— Малый Маневр — это действие точного расчета силы, времени и траектории атаки противника и совершая такой маневр ты можешь прекрасно нейтрализовать атаку врага. Подобным образом, можно легко уклониться от любой атаки и даже заранее подготовить контратаку, что позволяет мгновенно перевернуть направление битвы, — объяснил Син Чжоюань.

Основной принцип Малого Маневра заключался в уклонении в самый последний момент, чтобы у противника не было шанса изменить атаку, а поскольку тот оказывался в непосредственной близости, можно было мгновенно контратаковать и перевернуть всю битву.

Теория Малого Маневра была проста, но осуществить ее на практике было слишком трудно. Нужно было не только обладать исключительной проницательностью и острыми рефлексами, но и, что более важно, достичь определенного умственного спокойствия.

В конечном счете, люди были живыми существами, а не марионетками, которые слепо следовали приказам. Культиватор неизбежно будет нервничать, когда прямо на него летел острый меч, поэтому инстинктивно возникнут мысли об активации защитной техники или техники для разрыва дистанции.

— Даже среди экспертов сферы Выхода Апертуры, я знаю лишь очень небольшую горстку людей способных на такое движение, и даже я сам не смогу такого повторить. Честно говоря, я не ожидал, что ректор Чжан достигнет такого уровня, — благоговейно заметил Син Чжоюань.

Боевые мастера были поражены. Они начали лучше осознавать, почему этот молодой человек умудрился побить все рекорды в испытаниях их отделов! Его талант в боевых искусствах действительно намного превосходил их.

Пока они поражались случившимся, Чжан Сюань, который только что увернулся от ладони Ши Хао, пошел в контратаку. В этот момент Чжан Сюань стоял уже близко к Ши Хао и легким движением плеча он слегка ударил того в грудь.

Ху!

Прежде чем Ши Хао успел среагировать, Чжан Сюань уже отошел в сторону, а он сам упал на землю.

Ши Хао быстро встал, побледнел, сжал кулак и поклонился. — Я проиграл.…

Он знал, что Чжан Сюань сдерживался, иначе все не закончилось бы так легко. Он знал, что если бы Чжан Сюань захотел, то мог бы легко последним ударом плечо просто убить его!

Чжан Сюань повернулся к остальным боевым мастерам и поторопил их: — Ну же, нападайте все вместе…

Хуала!

На этот раз оставшиеся боевые мастера без колебаний прыгнули на площадку.

— Давайте окружим его и сокрушим нашими самыми сильными и быстрыми приёмами. Я не верю, что он сможет увернуться от всех атак!

Эти слова произнёс Цзяо Тань.

Как гений Дивизии Боевых Искусств, он прекрасно понимал суть боя. Одним взглядом он мог мгновенно определить ограничения Чжан Сюаня со связанными руками.

Остальные девятнадцать боевых мастеров быстро заняли свои позиции вокруг Чжан Сюаня, и когда раздался громкий клич Цзяо Таня, каждый из них применил свою самую быструю и мощную технику.

Соу Соу Соу Соу Соу!

На платформе послышалось громкое завывание ветра. В это мгновение с неба посыпались бесчисленные стрелы, полностью накрыв Чжан Сюаня.

— Посмотрим, как он справится с такой ситуацией, — пробормотал себе под нос Син Чжоюань.

Каждый член Зала Боевых Мастеров изучал все виды боевых построений, которые позволяли им объединять свои силы независимо от обстоятельств и сколько людей объединяли свои силы, поэтому применяемые ими атаки многократно усиливались.

Хотя они подавили свою культивацию до начальной стадии сферы Кокона, но когда на одного человека нападали девятнадцать боевых мастеров, это выглядело поистине страшно. Даже от Зарождающегося Святого могли остаться лишь куски мяса.

Заинтригованный тем, как талантливый Чжан Сюань нейтрализует эту ситуацию, Син Чжоюань, как культиватор сферы Покидающего Апертуры активировал одну из своих способностей, и все на площадке для него будто замедлилось. Сейчас он мог даже в мельчайших подробностях следить за каждым совершенным на площадке манёвром.

Кулак, палец, ладонь, голова, нога… все виды атак девятнадцати боевых мастеров одновременно обрушились на Чжан Сюаня. Все они были самыми талантливыми гениями и под невероятной мощью их атак даже окружающий воздух, словно пришел в неистовство, поскольку в нём зазвучали непонятные звуки.

Увидев, что после атаки девятнадцати боевых мастеров в воздухе будто возник шторм, Син Чжоюань невольно поставил себя на место Чжан Сюаня, и его тело слегка содрогнулось от дурного предчувствия.

Даже с его нынешней боевой силой, он знал, что у него самого не будет и шанса, если бы он сам стоял там с подавленной культивацией.

Внимательно наблюдая и ожидая, как Чжан Сюань справится с такой ситуацией, он заметил, что тот продолжает, не двигаясь стоять на месте. Как будто он даже не понимал, в каком опасном положении оказался!

«Эта атака может серьёзно ему навредить, даже если он не подавит свое культивирование, но он всё равно не планирует уклоняться?» В ужасе содрогнулся Син Чжоюань.

Однако в следующее мгновение его глаза сузились от удивления.

Он понял, что Чжан Сюань вовсе не стоит на месте. Напротив, для невооруженного глаза он двигался очень быстро и незаметно. Даже с помощью своего Духовного Восприятия, он едва различал кусочки и обрывки его движений!

Хуалала!

Из-за незначительных движений Чжан Сюаня атаки боевых мастеров ни к чему не привели. Удивительно, но, несмотря на окружение, они не смогли нанести ни одного удара по неподвижному Чжан Сюаню!

— Это… это… — Син Чжоюань вдруг ощутил, что у него пересохло в горле.

В прошлом, когда он, Ляо Бицзунь и Вэй Чжухэй напали на него, как только тот вышел из испытания Внутренних демонов, он явно не был таким грозным. Как он мог вдруг стать настолько могущественным за три коротких дня?

В этот момент Син Чжоюаню, казалось, будто Чжан Сюань полностью контролировал пространство вокруг себя. Независимо от того, была ли атака спереди или сзади, он будто прекрасно знал о ней и двигался соответственно.

— Ладно, теперь моя очередь.

В этот момент с дуэльной трибуны раздался беспечный голос:

В этом голосе было что-то такое, что, казалось, пришло из первобытной эры, эхом отдаваясь в его сознании, заставляя его чувствовать головокружение.

«Черт, это демоническая мелодия!» Син Чжоюань в тревоге вытаращил глаза.

Он как раз собирался предупредить боевых мастеров, но увидел, что их глаза уже остекленели. Было уже слишком поздно, они впали в транс.

Хуала!

После этого вместо того, чтобы использовать эту возможность и атаковать, Чжан Сюань небрежно окинул взглядом боевых мастеров.

Его движения были уравновешенными и исполненными достоинства, словно он был императором, который осматривает своих солдат или же строгий учитель, который смотрел на своих учеников, которые пропустили урок.

Этот, казалось бы, простой жест вызвал бесконечный страх и почтение в сердцах боевых мастеров.

Один из мастеров боя, обладавший более низкой Глубиной Души, не выдержал и сдался под взглядом Чжан Сюаня. Он опустился на колени и попросил прощения. — Я был не прав, пожалуйста, простите меня. Я не посмею сделать это снова.

Хотя другие боевые мастера сразу не сдались, их тела сильна дрожали, что говорило о том, что они уже достигали своего предела.

— Нет необходимости продолжать. Вы все проиграли. — Син Чжоюань вскочил на платформу дабы прекратить битву. После этого он подсознательно перевел взгляд на Чжан Сюаня.

Оказавшись лицом к лицу с девятнадцатью солдатами и со связанными руками, он всё равно сумел отразить их шквал атак. Более того, всего одной фразой он вывел их из строя и взглядом заставил подчиниться.

Это было слишком страшно!

— Да!

Только услышав рев Син Чжоюаня, все наконец вышли из транса. В этот момент их одежды успели пропитаться потом. Снова повернувшись к Чжан Сюаню, они подсознательно от страха отошли от него.

Они даже не осознали, когда впали в транс… но поняли, что если бы он замыслил в их сторону недобрые намерения, то на их месте уже бы лежало девятнадцать трупов.

Не обращая внимания на потрясенных боевых мастеров, Син Чжоюань подошел к Чжан Сюаню и в замешательстве шепотом спросил: — Ректор Чжан, вы ведь использовали способности Трепсихор, не так ли?

Его последние слова были пропитаны способностью Демонического Музыканта, в этом он был уверен, но последний пристальный взгляд… он не был уверен, но подумал, что тот применил способность Терпсихор.

Чжан Сюань кивнул.

— Терпсихоры… могут высвобождать такое мощное давление? — Непонимающе нахмурился Чжан Сюань.

По его мнению, Искусству Терпсихор обычно обучались девушки, которые соблазняли других своими танцами, но жест ректора Чжана напоминали царственного императора, а в его глазах светилась власть, которой никто не осмелился бросить вызов. Неужели Терпсихора могли орудовать еще и этим?

— Способности Терпсихор сосредоточены не только на обаянии. Если бы это было все, что нужно для нападения, Божественный Кун не позволил бы этому искусству стать уникальной профессией. Искусные Терпсихора способны влиять на других культиваторов простым взглядом или жестом, а в свою очередь это предоставляет им огромную боевую мощь, — спокойно объяснил Чжан Сюань, легким движением рук развязывая веревки на руках.

Если бы Терпсихоры могли бы только соблазнять других своими танцами, им бы не разрешили стать отдельной уникальной профессией.

Как говорится: «величайший звук — это тишина, а величайшая форма — бесформенна.»

Если бы наследие Терпсихор действительно было таким поверхностным, оно не смогло бы выдержать испытание временем.

— Меня просветили, — Син Чжоюань даже слегка покраснел от смущения.

Если честно, будучи боевым мастером он всегда свысока смотрел на Терпсихор. Он думал, что это простая женская профессия, и что те используют лишь свои тела для соблазнения других культиваторов, но только что произошедший жест Чжан Сюаня снова показал ему, что не стоит недооценивать представителей других профессий, лишь недостойных уважения людей.

Отвернувшись от Син Чжоюаня, Чжан Сюань снова повернулся к кандидатам: — Хотя вы все вместе и напали на меня, никто из вас не смог прикоснуться ко мне. Среди вас есть те кто не согласен и кто хочет попробовать еще?

— Мы не смеем …

— Мы в полном благоговении перед вами!

— Мастер Чжан, пожалуйста научите нас!

Толпа смотрела на Чжан Сюаня горящими глазами.

Если раньше они лишь были впечатлены его талантом, то после этой битвы, у них не было выбора и они полностью признавали его.

Как будто они жили в двух разных мирах.

Получив возможность обучаться у такого человека, им, несомненно, улыбнулась удача!

Видя выражения их лиц, Чжан Сюань удовлетворенно кивнул.

Причина, почему он решил сразиться с ними с завязанными руками, заключалась не в хвастовстве, а в том, чтобы поколебать их уверенность и завоевать доверие.

Это было бы чрезвычайно важно, если он хотел за три дня серьёзно усилить их силу и практически преобразовать её.

— Поскольку никто больше не хочет со мной спорить, я начну тренировку. У каждого из вас будет своя задача, и вы должны будете выполнить ее за три дня. Если не сможете…то не вините меня за жестокие методы!

— Да! — воскликнули боевые мастера.

— Все вы отличаетесь от членов Фракции Сюаньсюань. Вступая в мою фракцию, они не отличались ни боевой силой, ни проницательностью, поэтому я просто делился с ними своими знаниями. С вами же, всё по-другому. Усвоив много боевых техник, мои лекции скорей всего мало чем вам помогут. Поэтому я попробую другой метод.

Увидев, что все боевые мастера согласно кивали, Чжан Сюань щелкнул пальцем, вынул несколько листков бумаги и быстро набросал двадцать различных планов тренировок.

— Хорошо, я разработал учебные планы специально для каждого из вас. Культивируйте строго согласно написанному!

Боевые мастера взяли учебные планы и быстро опустив глаза, начали взволнованно изучать их. Однако, едва взглянув, их глаза чуть не повылазили из орбит от шока.