Глава 1184. Мастер павильона Гоу признаёт поражение

Хотя учитель должен без дискриминации просвещать любого желающего, мастер павильона Гоу действительно насолил Чжан Сюаню. Из-за собственного эгоизма он предпочел пренебречь истиной и эгоистично встал на сторону Тянь Цина. Чем сильнее будет становиться такой человек, тем больше угрозы он будет представлять для человечества.

Поэтому с какой стати ему обучать такого человека Небесной Великой Ладони Печали Демона?

Чжан Сюань был добрым и щедрым человеком, но это не означало, что он был неискушенным и наивным.

У него было четкое представление, кого он должен обучать в обязательном порядке, а кого никогда и ничему.

— Простите, я забежал вперед… — лицо мастера павильона Гоу исказилось от разочарования.

Только что он вынудил этого молодого человека пойти на сокрушение Павильона Грандмастеров, так почему же ему делиться с ним знаниями о такой технике?

Он должен радоваться, что тот не убил его!

— Я проиграл… — мастер павильона Гоу на мгновение закрыл глаза и покачал головой. Мгновение спустя он открыл глаза и объявил: — Мастер Чжан успешно справился с первым шагом сокрушения Павильона Грандмастеров!

Первый этап заключался в победе над каждым Грандмастером сокрушаемого Павильона Грандмастеров, а учитывая, что Чжан Сюань стал учителем почти всех присутствующих Грандмастеров и подчинил их своей воле, а также победил сильнейшего среди них, он безусловно прошел первый шаг.

— Погодите минутку. Я еще не дрался с вашим заместителем Тянем, и я не думаю, что мы должны пробегать мимо него! — Вмешался Чжан Сюань.

— Даже я тебе не соперник, что говорить о Тянь Цине. Тебе нет смысла сражаться с ним, — ответил мастер павильона Гоу.

Однако Чжан Сюаня не убедило это объяснение. Он уже собирался возразить, когда Тянь Цин сжал кулак и сказал: — Я признаю свое поражение!

В глазах Чжан Сюаня мелькнуло разочарование.

Честно говоря, он все еще кипел от гнева именно из-за этого человека. Если бы тот только согласился на дуэль, он бы, конечно, загнал бы его настолько глубоко в землю, что тот попросту боялся показаться на свет.

Но поскольку Тянь Цин сам признал свое поражение, он не мог его заставить.

В конце концов, акт сокрушения павильона был связан правилами, и весь процесс контролировался штаб-квартирой. Было бы нехорошо, если бы он намеренно убил здесь другого Грандмастера.

— Башня вон там. Следуй за мной.

В Башне Грандмастеров хранилась воля самого сильного Грандмастера каждого поколения. Некоторые из них достигли уровня 8 звёзд, но были и намного могущественнее. Естественно, преодолеть их будет нелегко.

Проще говоря, первый шаг считался просто разминкой.

Впереди претендента ждало настоящее испытание.

Этот шаг останавливал бесчисленных гениев в истории.

Следуя за мастером павильона Гоу, Чжан Сюань вскоре увидел нависшую над ним семиэтажную башню.

Зная, что впереди трудное испытание, Чжан Сюань глубоко вздохнул и только собравшись с мыслями вошел внутрь.

Как только силуэт Чжан Сюаня исчез в темноте башни, один из Грандмастеров с опаской спросил: — Мастер Чжан сможет… преуспеть?

— Это будет очень трудно. Хотя наш павильон не самый сильный среди Павильонов Грандмастеров Центральных Империй, из него всё равно вышло четыре Грандмастера 8 звёзд. Из них одному даже удалось стать Высшим Грандмастером 8 звёзд. Тот при жизни обладал всеобъемлющими знаниями и огромной сила, а значит оставленную им волю будет нелегко преодолеть, — ответил один из Грандмастеров.

Первый кивнул в знак согласия. — И правда. Грандмастера 8 звёзд считаются почти высшими существами на Континенте Грандмастеров. Будь то их знания, состояние ума или понимание развития, обычные Грандмастера не могут сравниться с ними.

— Боже, я надеюсь, что Мастер Чжан сможет пройти испытание. Если он преуспеет, мы, его ученики, также коснёмся его славы!

— Я тоже молюсь о его успехе. Прошло много времени с тех пор, как сокрушали хоть один павильон. Если он преуспеет, подумайте о славе, которую это принесет нам! В будущем я смогу похвастаться перед друзьями, что мой учитель смог однажды сокрушить Павильон Грандмастеров!

Двое Грандмастеров с предвкушением беседовали между собой.

ПУ!

Услышав их разговор, тяжело раненный мастер павильона Гоу ощутил, как раскрываются его раны и из его рта брызнула кровь. Прошло довольно много времени, прежде чем ему удалось успокоиться.

Грандмастера других Павильонов Грандмастеров отдали бы свои жизни, чтобы защитить честь и гордость своего павильона, так почему же его собственные подчинённые ждали успеха Чжан Сюаня?

«Ты хоть помнишь, что ты рос и учился в этом павильоне? Как только он преуспеет в сокрушении павильона, тебе будет стыдно! Слава твоей голове!»

Заметив выражение лица мастера павильона Гоу, У Жуфэн сразу понял, о чем тот думает, и покачал головой. — Люди, которые ведут себя морально правильно, найдут помощь на своем пути, а те, кто поступал неправильно, будут изолированы. Мастер павильона, независимо от того, сможет ли ректор Чжан справиться с испытаниями Башни Грандмастеров или нет, вы уже потеряли сердца своих людей. Даже если штаб-квартира не будет заниматься расследованием, вполне вероятно, что ни один Грандмастер этого павильона уже не будет следовать вашим указаниям.

Хотя Тянь Цин старался скрывать акт клеветы на Чжан Сюаня, но учитывая, как обернулась ситуация, правду уже не имело смысла скрывать.

Человек, который храбро противостоял целому Павильону Грандмастеров ради собственного благородного имени, не шел ни в какое сравнение с мастером павильона, который скрывал грехи других людей, просто чтобы спасти свою собственную шкуру и уйти в мирную отставку… с одного взгляда становилось очевидно, за кем пойдут Грандмастера.

Из-за этого инцидента, куда бы ни направился мастер павильона Гоу, его будут презирать все Грандмастера в мире.

— Я… — осознав это, мастер павильона Гоу побледнел от отчаяния.

По правде говоря, он ясно понимал, что дни его славы закончились в тот момент, как Чжан Сюань объявил о сокрушении Павильона Грандмастеров.

Но … он не ожидал, что от него так же отвернутся и все обучаемые им Грандмастера.

Мастер павильона Гоу, покрасневшими от отчаяния глазами смотрел в небо сложным взглядом. — Я … действительно поступил неправильно?

Первые надежды и мечты об улучшении мира… когда он впервые стал главой, мастером павильона, разрушились за долгие пятьсот лет. Неосознанно, он стал больше стараться сохранить свой авторитет и престиж. Возможно, к нему действительно пришла и укусила его же собственная карма.

С удушающим ощущением в груди он повернулся к У Жуфэну и спросил: — Каково происхождение Мастера Чжана?

— Он самый прилежный и талантливый человек, которого я когда-либо знал, — с ярким блеском в глазах произнёс У Жуфэн.

Человек, который настаивал на обучении и улучшении, независимо от того, в каких обстоятельствах оказывался… только отношения Чжан Сюаня к обучению хватало, чтобы многие люди стремились за ним.

Возможно, именно благодаря прилежности к обучению, Чжан Сюань он смог достичь своих нынешних высот в столь юном возрасте и обладал намного превосходящей его самого силой.

Чжан Сюань медленно двинулся вперед и вошел в огромные двери Башни Грандмастеров.

Бросив вызов Башне Грандмастеров в Королевстве Сюаньюань, он знал правила.

Здесь хранились завещания выдающихся предшественников данного Павильона Грандмастеров, и каждый из них обладал большой силой. Победить их в обычном поединке было почти невозможно, и поэтому испытание, как правило, касалось фундаментальных способностей Грандмастеров вроде чтения лекций, выявление недостатков, предложение указателей в боевых техниках и так далее.

Поэтому, во время второго шага, проверялись не боевая сила Грандмастера, а насколько он был совершенен.

Ху!

Через некоторое время перед Чжан Сюанем внезапно возникла иллюзорная фигура. Он был хранителем самого первого испытания, Грандмастер 8 звёзд низшего уровня, который 13 000 лет назад вышел из этого Павильона Грандмастеров, Чжао Чжэнь.

Увидев, что сокрушал павильон всего лишь двадцатилетний парень, Грандмастер Чжао Чжэнь нахмурился. — Сокрушать павильон в таком юном возрасте — чем же тебя обидели?

— Нынешний мастер павильона встал на сторону злодея. Он пожелал запятнать мою репутацию, просто чтобы сохранить своё положение… — Сжав кулак объяснил Чжан Сюань.

— Неужели такое и вправду произошло? Мастера павильонов с каждым поколением становятся всё хуже и хуже! Самое время провести внутреннюю реорганизацию! — Чжао Чжэнь яростно хмыкнул и снова повернулся к Чжан Сюаню.

— Я знаю, что ты сильно пострадал от этого, но как один из хранителей Павильона Грандмастеров в Империи Цинюань, я не просто так пропустить тебя дальше. В противном случае каждый захочет снискать славы и сокрушить павильон, а в таком случае авторитет Павильонов Грандмастеров точно будет подорван. Надеюсь, ты понимаешь.

— Я понимаю. — кивнул Чжан Сюань.

Видя, насколько серьезен молодой человек, Чжао Чжэнь одобрительно кивнул.

— Моё испытание будет заключаться в выявлении недостатков в моей боевой технике. Я выполню боевую технику, и если ты найдёшь хоть один в ней изъян, то пройдешь дальше.

Услышав эти слова, Чжан Сюань просиял.— Я готов!

С другой стороны, видя, что молодой человек расслабился, услышав содержание его испытания, как будто это уже было сделано, Чжао Чжэнь нахмурился. — Не думай, что в моей технике так легко найти недостаток. Я не буду снисходительно относится к тебе из-за твоего положения. Я применю технику, которой гордился при жизни, и которую улучшал снова и снова. Хотя я не могу сказать, что она совершенна, но большинству Грандмастеров 7 звёзд приходилось по несколько месяцев изучать её, чтобы найти хоть один малейший изъян!

— Я понимаю. Простите, но я тороплюсь, поэтому давайте закончим по-быстрее? — Спросил Чжан Сюань.

— Ты … — Чжао Чжэнь нахмурился и недовольно закатал рукава.

Как Грандмастер 8 звёзд низкого уровня, его испытание не могло быть таким простым. Однако этот молодой человек слишком легкомысленно отнёсся к нему, даже поторопив его, будто уже прошел его испытание. Он был так уверен в своих силах, или же к нему явился еще один самодовольный дурак?

— Моя боевая техника известная как Сплетающий Шелковые Длани Осенний Бриз. Эту технику я создал, наблюдая за падающими листьями, которые сгребаются осенним ветром и в итоге запутываются в паутине. Сначала я покажу.

Чжао Чжэнь поднял руки и вытащил тонкие нити чжэньци из кончиков пальцев. Изящными движениями он искусно сплел ее в паутину, которая опутывала все, что в ней находилось. Если кто-то находился в зоне действия паутины, он, несомненно, почувствовал бы себя беспомощно запутавшимся, если бы попытался сбежать.

— Я никогда и ни перед кем не применял эту боевую технику, поэтому легко не будет. Кроме того, даже не думай заговорить меня, это не сработает. Моя техника состоит из десяти шагов, и каждый из них сильнее предыдущего. Только что я выполнил лишь первый — Переплетение Нитей Золотого Шелка. Когда я выполню все десять шагов, я дам тебе четыре часа на раздумья. Если тебе удастся найти хоть один изъян, то я пропущу тебя дальше. — произнесла воля Грандмастера Чжао Чжэня.

Обычно он предоставлял претендентам два дня для анализа его техники. Однако молодой человек высокомерно торопил его, поэтому он предпочел сократить время до четырех часов.

Когда тот, наконец, осознает своё собственное высокомерие, не сумев ничего придумать после четырех часов, он даст ему больше времени.

Чжан Сюань покачал головой и сказал: — Не нужно выполнять все десять шагов или ждать четыре часа.

Он решил начать сокрушать павильон только из-за гнева на мастера павильона Гоу. У него по-прежнему оставались приоритетные задачи — как можно скорее стать Грандмастером 7 звёзд и найти способы добыть много концентрированных духовных камней и поднять своё развитие. Он не хотел тратить время.

— Ты готов озвучить мне недостатки? — опешил Чжао Чжэнь.

Он использовал только одно движение, но молодой человек был готов перечислить недостатки? Что за вздор!

— Ваш Сплетающий Шелковые Длани Осенний Бриз достойно выглядит снаружи, и может даже сравниться с сильнейшими техниками Святого ранга среднего уровня. После овладения можно придумать много способов использования нитей чженьци для ограничения перемещений противника, и поэтому этой технике будет сложно противтостоять. Однако, к сожалению, он пронизан довольно большим количеством недостатков. Я сделал грубый подсчет и в общей сложности насчитал 37 штук! — Произнёс Чжан Сюань.

— 37 недостатков? — Лицо Чжао Чжэня потемнело от ярости.

«Я использовал только первое движение, и уже само по себе сомнительно, смог ли ты найти в ней хоть один изъян. И все же, ты говоришь, что нашел 37?»

В одно мгновение последние следы доброжелательности Чжао Чжэня исчезли без следа.

— Верно. — Не осознавая, что Чжао Чжэнь думал о нём и его умственных способностях, Чжан Сюань подумал, что другая сторона просто скептически относится к тому, что в его технике так много недостатков, поэтому он быстро объяснил: — Создание боевой техники должно включать испытание через практические сражения, а также проверить ее эффективность и мощь. Учитывая, что вы никогда не передавали боевую технику кому-либо еще или не проверяли ее в бою, я уже впечатлён тем, что в ней всего 37 недостатков!

— Ты! — Услышав эти слова, Чжао Чжэнь чуть не взорвался. — В таком случае, почему бы тебе не назвать все эти 37 недостатков? Если не сможешь, тогда не вини меня за то, что я немного побью тебя!