Глава 1189. Кто-то вообще думает обо мне?

— Верните его труп в павильон главного учителя!

Тем не менее, поскольку Тянь Цин был уже мертв, то не было смысла продолжать расследование. Наконец-то все закончилось.

Глубоко вздохнув, У Жуфэн взмахнул руками.

Тянь Цин обладал огромной властью. Хотя он и занимал должность заместителя мастера павильона, но фактически исполнял обязанности и получал почести, как и мастер павильона Гоу. Вопрос времени, когда он бы стал Грандмастером 8 звёзд или даже выше. Никто не думал, что Тянь Цин закончит свою историю в таком месте.

Судьба непредсказуема.

«Обижать можно любого, но никогда не стоило обижать Чжан Сюаня и не ждать ответа. Похоже, моё предыдущее решение оказалось верным».

Двое старейшин подошли и хотели труп Тянь Цин, как вдруг У Жуфэн, наконец, решил оглядеться и спросил: — Где Мастер Чжан?

Поскольку битва была слишком интенсивной, он не заметил исчезновения Чжан Сюаня.

— Мастер пошел вон в тот проход, — тут же ответил Котел Золотого Происхождения.

— Проход?

Только тогда У Жуфэн заметил провал в земле и уходящую куда-то вниз лестницу.

Он подошел к каменным ступеням и, осмотрев их, заметил: — Это… Запечатывающая Ауру Формация? Кажется, этот проход скрывался формацией… и вот почему мы этого не заметили.

Формация могла запечатывать любые ауры, поэтому ранее они и не заметили этого прохода. Однако, когда формация рассеялась, и если бы они все еще не могли этого заметить, они были бы недостойны носить званий Грандмастеров 7 звёзд.

— Давайте спустимся и посмотрим! — Произнёс У Жуфэн, входя в коридор.

Чжан Цзюсяо и остальные последовали за ним, но успев спуститься, они услышали раздраженный голос. — Помогите мне п…

Все обернулись и увидели, что Котел Золотого Происхождения последовал за ними. Однако, будучи слишком большим, он застрял у входа в проход. Его три толстые ноги просто не помещались в проходе, как бы он ни пытался протиснуться.

Хотя Котел Золотого Происхождения мог легко увеличиваться, он не мог также легко и сжаться.

Им пришлось немного разломать и расширить вход, прежде чем застрявший Котел Золотого происхождения смог протиснуться внутрь.

Удовлетворенный, Котел Золотого Происхождения радостно последовал за ними вниз по лестнице.

Вскоре они добрались до подземной пещеры.

Они быстро увидели лаву, алтарь и неподвижно сидящего на земле Чжан Сюаня.

— Мастер Чжан!

Они быстро собрались вокруг Чжан Сюаня.

Заметив, что Чжан Сюань не отвечает, У Жуфэн положил на его плечо руку, и в следующее мгновение его лицо побледнело от недоверия. — Он не дышит, и сердце тоже не бьется. Он мертв? Как это возможно?

Как Чжан Сюань мог умереть за то короткое время, пока они сражались против Тянь Цина?

Он был Небесным Грандмастером и Небесным Святым! Как он мог умереть в таком месте?

В тот момент, пока У Жуфэн был сбита с толку происходящим, раздался яростный голос Котла Золотого Происхождения. — Что ты хочешь сказать? Мастер мертв? Мой учитель, очевидно, культивирует какую-то грозную технику культивирования, поэтому перестаньте беспокоить его и отойдите в сторону!

Во Дворце Цю У Котел Золотого Происхождения однажды нырнул в лаву вместе с Чжан Сюанем, и последний находился внутри него точно в таком же состоянии. Поэтому он и не слишком сильно удивился подобному.

— Технику культивирования?

— Какая техника культивирования может остановить дыхание сердцебиение?

Грандмастера нахмурились, и ни на каплю не поверили словам Котла Золотого Происхождения.

Будучи Грандмастерами, они никогда не слышали ни об одной технике культивирования, в процессе которой, тело культиватора начинало напоминать труп!

Чжан Цзюсяо тоже покачал головой. — Как может существовать такая техника культивирования?

Он считал, что Котел Золотого Происхождения произносит эти слова только потому, что не хочет смотреть в лицо смерти своего хозяина.

Как член клана Чжан, он повидал много загадочных и ошеломляющих явлений, но техника культивирования, которая останавливала дыхание и сердцебиение и даже вызывала оцепенение тела… такой техники просто не могла существовать!

Это были явные признаки смерти!

На слова Чжан Цзюсяо кивали окружающие Грандмастера.

Котел Золотого Происхождения холодно хмыкнул. — Верь во что хочешь!

Если бы он мог показать им своё лицо, оно бы сейчас выражало полнейшее к ним презрение.

«Подумать только, эти Грандмастера 7 звёзд не могут даже сравниться с артефактом наподобие меня. С точки зрения знаний, они просто кучка деревенских мальчишек!»

Чжан Цзюсяо покачал головой и сказал: — Мы узнаем правду. С помощью своей чженьци я могу проникнуть в его тело и проверить состояние внутренних органов.

Сразу после этих слов Чжан Цзюсяо немедленно протянул руку вперед и положил ее на плечо Чжан Сюаню.

Существуют четкие различия между внутренним состоянием живого человека и трупа. Во-первых, если Чжан Сюань действительно культивирует, то внутри его тела будет циркулировать чженьци. Его меридианы также будут гибкими, а внутренние органы будут переполнятья жизненной силой.

Все это можно было легко проверить, влив чжэньци в тело практика.

Как только Чжан Цзюсяо положил ладонь на плечо Чжан Сюаня, он резко ощутил, как к нему рвется яростная сила. В это мгновение ему показалось, что на него смотрит хищный зверь, и по всему телу побежали мурашки.

Он инстинктивно попятился, но было уже поздно. Ладонь, несравненно более сильная, метнулась к его лихому лицу.

Его лицо ужасно исказилось, когда тело со свистом отскочило назад.

БАМ! ПУ!

Тяжело ударившись о стену подземной пещеры, Чжан Цзюсяо побледнел, как лист бумаги, и изо рта его хлынула алая кровь.

Удар этой ладони оказался настолько силен, что его тело в стене образовало впадину.

Слезы текли по лицу Чжан Цзюсяо: — Я просто хотел проверить, мертв ли ты или нет из-за беспокойства… тебе действительно нужно было так злиться и использовать столько силы?

Как жертва, он, само собой разумеется, знал, от кого прилетела ладонь. Это был не кто иной, как «мертвый» Чжан Сюань!

«Я же не пытаюсь причинить тебе вред!»

«Почему ты так безжалостен?»

В следующее мгновение, беспрецедентное чувство усталости поглотило Чжан Цзюсяо.

Ему стало казаться, что тех пор как он познакомился с Чжан Сюанем, его мирные дни закончились.

Выбравшись из стены, и обернувшись в сторону Чжан Сюаня, он увидел, что тот все еще сидит на том же месте с закрытыми глазами. Тот сидёл всё также спокойно, как будто недавняя атака была совершена кем-то другим.

Увидев это, Котел Золотого Происхождения торжествующе потряс своим телом, и злорадство прямо текло из него: — Что посеешь, то и пожнешь. Я говорил тебе, что мой мастер сейчас практикует какую-то уникальную технику культивирования, но ты просто не слушал.…

— Он действительно культивирует…

Губы У Жуфэна и остальных недоверчиво дернулись.

Они встречал множество культиваторов с необычными методами культивации, но с таким он встречался впервые.

«В мире существует и такая техника?»

Мгновение спустя, Мастер У оправился от шока и произнёс: — Раз ректор Чжан культивирует, давайте охранять его. Старейшина Гу, вы отправитесь в Павильон Грандмастеров и вернётесь с подкреплением, чтобы они окружили территорию. Кроме того, обязательно сообщите об этом в штаб-квартиру.»

— Да! — Старейшина кивнул и быстро покинул пещеру.

Мир вокруг него вращался и искажался. Когда Чжан Сюань, наконец, пришел в себя, он уже стоял в старой хижине.

Алтарь, с которым он столкнулся в подземелье, лежал у него под ногами. Казалось, его перенесли в другое место.

Он попытался исследовать окрестности, но обнаружил, что какая-то особая всасывающая сила от алтаря удерживает его на месте и не даёт двигаться.

— Мастер Чжан, мы снова встретились.

Только Чжан Сюань собрался оглядеться, как вдруг услышал перед собой слабый голос. Подняв голову, он увидел фигуру в медной маске, которая смотрела на него, заложив руки за спину.

— Это ты? — нахмурился Чжан Сюань.

Напротив него стоял человек, который принёс на Съезд Оценщиков картину 8 ранга, чтобы во время мероприятия с неё сняли печать!

Человек в медной маске не ответил на этот вопрос. Вместо этого он долго и холодно смотрел на Чжан Сюаня и в итоге спросил: — Вы изменили содержание картины, не так ли?

— Изменил? — Сердце Чжан Сюаня пропустило удар, но он не позволил колебанию возникнуть на лице. Негодующе нахмурившись, он яростно хмыкнул. — Как это может быть? Если отбросить тот факт, что я не обладаю такой способностью, я бы никогда не сделал ничего столь неэтичного! Это было бы все равно что попирать чужие усилия, и только самый презренный из подонков способен на такие зверства!

— Да ну? — Человек в медной маске прищурился и насмешливо повторил слова Чжан Сюаня. — Под печатью присутствуют следы изменений, а также заметная разница в концепции картины. На протяжении всего Съезда Оценщиков, только ваше сознание проникало в картину, поэтому что еще это может быть кроме вас?

Вспоминая Съезд Оценщиков, когда он увидел, что под картиной оказалось не то, что он ожидал увидеть, а простая группа купающихся дам, он едва мог поверить своим глазам. В этот момент он почувствовал, что потратил много лет своей жизни на поиски тайны картины.

Однако, когда он вернулся в свою резиденцию и внимательно изучил картину, то вскоре заметил, что с ней что-то не так.

Во-первых, тот факт, что он смог сам найти скрытую внутри картины печать, означал, что его понимание живописи, как минимум, не уступало уровню главы гильдии Художников Мэн Чуню.

При внимательном осмотре он заметил, что, хотя художественный стиль купающихся красавиц был точной имитацией стиля живописи Безутешного Старика, между ними все еще оставались некоторые расхождения.

Безутешный Старик удалил слой своей картины, чтобы поверхность оставалась гладкой, когда он вставлял печать. Это ясно показывало, что он был сильно одержим совершенством своей картины, и никогда бы не допустил, чтобы какие-либо недостатки досаждали его работе.

Хотя при ближайшем рассмотрении незапечатанная картина выглядела вполне обычной, все же было очевидно, что часть, касающаяся купающихся прекрасных дам, немного выступала вперед, по сравнению другими слоями. Кроме того, цвета были немного более яркими. Из этих двух расхождений нетрудно было сделать вывод, что купающиеся красавицы на картине появились недавно.

Что касается событий, предшествовавших вскрытию картины, то, учитывая, что Чжан Сюань был единственным, кто проникал сознанием в картину, он быстро пришел к выводу, что виноват именно этот парень.

— Должен сказать, вы меня не поняли. В то время как купающиеся красивые дамы заняли лишь небольшую часть картины, я уверен, что вы можете сказать, насколько она изысканно детализирована. Мое сознание вошло в картину лишь на короткое мгновение, и, учитывая, что большую часть времени я посвятил анализу печати, где бы я мог взять достаточно времени на такую детальную замену? Это же явно невозможно! Даже Безутешный Старик не смог бы справиться с этим за такое же короткое время! — Чжан Сюань объяснился серьезно, словно опасаясь, что собеседник ему не поверит.

— Это… — человек в медной маске нахмурился.

Анализируя случившееся в своей резиденции, он также задавался и этим вопросом.

В общем, сознание парня отсутствовало примерно три минуты, и за это время было почти невозможно добавить на картину хоть что-то, что так хорошо бы с ней сочеталось. Даже Художники 8 звёзд не успели бы!

Но никто другой не смог бы этого сделать, кроме молодого человека перед ним!

Заметив нерешительность человека в медной маске, Чжан Сюань быстро добавил: — Не говоря уже о том, что у меня не было времени снять ее, я также не единственный, чье сознание в тот день проникало внутрь картины.

— Не единственный?

— Да. вы уже забыли об этом? Сознание Чжан Цзюсяо также проникало в картину, но дух внутри картины напал на него в ответ, — сказал Чжан Сюань.

Услышав эти слова, лицо человека в медной маске потемнело. — И правда… сознание Чжан Цзюсяо также проникало в картину!

— Он из клана Чжан, и, конечно, мне не нужно много говорить о возможностях Клана Мудрецов. Кроме того, клан Чжан известен тем, что любит забирать предметы силой. Не говоря уже о картине, они без колебаний схватили бы даже живого человека! Вспомните, он сказал, что знает способ расшифровать печать? Возможно, он использовал какой-то артефакт, чтобы изменить содержание картины, а затем симулировать свою неудачу, чтобы вы не заподозрили его! — возмущенно фыркнул Чжан Сюань.

— Клан Чжан… — губы фигуры в медной маске слегка дрогнули, в глазах появился страх.

— Апчхи!

Применив некоторые лекарства и ощущая, как опухоль на лице спадает, Чжан Цзюсяо внезапно чихнул.

«Кто-то вспоминает меня?»