Глава 1325. Волос, который разбил меч

Посвятив немало лет своей жизни раскрытию секретов мастерства меча, оставленных ему предками, Цзянь Циньшэн ознакомился со множеством изменений этой техники.

Движения, которые исполнял Чжан Сюань, содержали восемнадцать различных типов превращений, но, к сожалению, ответить на атаку с этого ракурса мастер не мог!

Простой удар, которым казался удар Чжан Сюаня, на самом деле был мастерским движениям, загоняющим противника в угол.

Цзянь Циньшэн не мог поверить своим глазам. Чтобы подобное исполнить, нужно абсолютное постижение времени битвы и возможных движений противника. Даже мне потребовалось немало времени прежде, чем я смог бы придумать нечто подобное, а сейчас речь идёт о напряжённой битве, в которой жизнь и смерть определяются малейшими различиями…

Даже он не смог бы использовать подобные движения в битве.

— Ах ты…

Пока Цзян Циньшэн молча поражался происходящему, Старший Се ощущал, как какое-то непонятное чувство разрывает его сердце.

Несмотря на то, что он не мог постичь всей глубины искусства парня, но ощутил, что поток чжэньци и инерция бросят его прямо на волос, которым тот орудовал. Учитывая текущие направления движения, если он не найдёт какого-нибудь выхода, то напорется прямо на него!

Несмотря на то, что ему противостоял всего лишь волос, чжэньци, которое его наполняло, по остроте могло сравниться с любым мечом. Оно определённо способно пронзить его горло или даже снести голову!

Отступить!

Понимая, что попытка прорваться лишь сильно его покалечит, поэтому стиснул зубы и выставил вперёд ладонь.

Пах!

Звук взрыва разнёсся по воздуху, и Старший Се использовал инерцию этого взрыва, чтобы отстраниться.

Поскольку ему пришлось внезапно изменить поток своей энергии, Старший Се потерял контроль над чжэньци в своём теле, и его будто ударило мощным молотом, относя назад. Его лицо покраснело, а из уголков рта полилась кровь.

За это время, они с парнем обменялись двумя ударами, но, даже без соприкосновений он был ранен.

Скорее всего, никто бы не поверил Старшему Се, если бы он об этом кому-то рассказал.

— Что происходит?

— Я тоже понятия не имею. Что Старший Се делает?

Наблюдательность окружающих не позволяла им заметить мощь техник меча Чжан Сюаня. Все они видели, будто Старший Се одерживает верх, когда тот, неожиданно, начала отступать, отчего поток его энергии пострадал.

Удивление заставило окружающих застыть в недоумении.

— Неужели… Старший Се на самом деле мазохист?

— Кстати, если подумать, в этом месть определённый смысл. Я помню, как Старший Се преследовал Госпожу Шуй, а на следующий день у него лицо было разбито.

— Я тоже об этом слышал. После этого он даже взгляд на Старшую Шуй бросить не мог, так ведь? Только вот, как это может быть связано с мазохизмом?

— Да по всем признакам он мазохист! Все в академии знают, что он преследует Госпожу Шуй, и всё никак от неё не отстаёт. Разве он этим не напрашивается на избиение?

В толпе раздались уходящие в пространные мысли разговоры.

Увидевший странные выражения на лицах своих подопечных, Старший Се примерно мог предположить, о чём они начали говорить и его лицо помрачнело.

Он собирался преподать этому выскочке урок вместо своего наставника, но, несмотря на меч повышенного ранга уровня Святого в руках, мужчина не мог выстоять против парня с волосом, лишь сам себя загнал до кровотечения изо рта.

— Если сможешь выдержать мощь этого удара, я приму поражение!

Сделав шаг назад, Старший Се сделал глубокий вдох и его глаза опасливо прищурились.

Хулала!

Мощный поток воли меча поднялся к самому небу.

— Это же козырная карта Старшего Се, Беспечальный Меч!

— Эту технику ведь создал наш наставник? Меч, который рассекает все сомнения, лишая человека забот и печалей. На том же уровне развития нет никакой техники, которая была бы способна сравниться с этим искусством!

— Наш наставник способен создавать 99 потоков ци одновременно, используя эту технику. Среди нас, Старший Се показывает самое глубокое постижение этой техники, хоть он и не может сравниться с наставником, но уже способен создать 32 потока ци!

— Когда 32 потока ци запечатают акупунктуры парня, он не сможет даже применить свою силу и контратаковать…

Среди присутствующих поднялись новые разговоры, в глазах Шуй Цяньжоу мелькнуло беспокойство.

Это она привела сюда Чжан Сюаня, поэтому ощутила бы свою вину, если бы тот оказался ранен в бою с её старшим.

Но с его силой, этот приём не должен стать для него проблемой…

Однако, вспомнив что парню удалось пройти Коридор И, маловероятно, что Старший Се достаточно сильный для него противник.

Пшшшш!

Разогнав свою мощь до пика, Старший Се вошёл в состояние Единства С Мечом, и двинулся вперёд.

Искусство меча требует от человека погружения его духа, разума и души в мастерство меча, чтобы поднять его силу до невероятных высот. Очень сложно достичь истинной мощи без постижения истинного мастерства меча.

В таком состоянии Старший Се мог одним взмахом запечатать 32 акупунктуры противника, поставив его в невыгодное положение. Такова истинная мощь техники.

Глаз Проницательности!

В одно мгновение различные недостатки движений Старшего Се стали видны Чжан Сюаню, как на ладони.

Мощь техники велика, но в ней слишком много недостатков.

С первого же взгляда Чжан Сюань определил десяток уязвимых мест. Вместо того, чтобы отступить парень решил броситься вперёд.

— Что он делает?

— Неужели он решил встретить технику Старшего Се лицом к лицу с волосом в руках?

— Я даже заставить себя смотреть дальше не могу. Это самоубийство!

Действия Чжан Сюаня вызвали настоящий взрыв.

С точки зрения собравшихся, единственным логичным действием против яростной атаки, было уклонение. Но парень вместо этого бросился вперёд. Он, похоже, умереть собрался!

Даже Цзян Циньшэн не мог не удивиться, развернувшейся перед ним картиной.

Он был создателем Беспечального Меча и прекрасно знал мощь, которой эта техника обладает. Даже мастера меча, владеющие техниками подобного ранга, не смеют бросаться на него в лобовую атаку, а парень собрался отразить её с волосом в руках. Это может привести не к простому ранению в столкновении, а к самой настоящей смерти!

Хулала!

Под пристальными взглядами собравшихся мастеров меч столкнулся с волосом.

Ху!

Все думали, что волос будет рассечён на множество кусочков яростным ци, но тот, неожиданно, изменил траекторию и ударил в меч Старшего Се.

Вэн!

Раздался металлический удар, после которого на весь зал разнёсся скрежет.

Кача! Кача!

Удивившись, все замерев наблюдали, как трещины паутиной разрастаются по мечу. В мгновение ока, и его лезвие, разлетаясь на осколки, ссыпается на землю.

Пу!

После сокрушения меча Старший Се снова ощутил, как его поражает собственный поток чжэньци. Его лицо покраснело, а кровь брызнула изо рта. Тело Старший Се тряхнуло, и он рухнул на землю.

Беспечальный Меч — это могущественная техника, но она требует непревзойдённого уровня фокусировки на мече. Разбивание меча неизбежно приводит к серьёзным повреждениям разума, духа и души мастера, который эту технику использует.

— Что… — все наблюдатели затихли. Каждый в зале, затаив дыхание, уставился на парня.

Проглотив пилюлю, Старший Се дрожа поднялся на ноги и пробормотал практически себе под нос:

— Я проиграл…

Несмотря на то, что он не желал этого признавать, ему не осталось выбора, кроме как признать поражение.

Для мастера меча поражение с мечом повышенного ранга уровня Святого волосу во много раз сокрушительнее…

Старшему Се всё происходящее казалось ненастоящим, будто сейчас он был во сне.

— Не стоит чувствовать такой горечи от поражения, — Цзянь Циньшэн заговорил с учеником. После этого он повернулся к Чжан Сюаню с пылающим взглядом, будто нашёл настоящее сокровище.

— Этот молодой человек просто достиг более великого понимания пути меча, чем ты!

— Я понимаю… — смущённо кивнул Госпонил Се.

Заметив признаки замешательства, Чжан Сюань заговорил.

— Мы ведь всего лишь провели дружескую дуэль, чтобы обучиться друг у друга. Я также восхищён выдающимся мастерством Старшего Се.

— Поскольку ты смог волосом сокрушить меч, твоё постижение пути меча недалеко от вершины на континенте, — Цзянь Циньшэн не сдерживаясь рассыпался в комплиментах. — Впрочем, если я правильно всё отметил, твой волос также оказался серьёзно повреждён, правильно?

— Так и есть, — кивнул Чжан Сюань, убирая своё чжэньци.

Ху!

Лёгкий порыв ветра заставил волос будто испариться.

Собравшиеся снова восторженно выдохнули.

Поддерживать цельный волос своим чжэньци это не слишком сложная задача, но то, что держал в руках парень, оказалось рассечено на бесчисленное количество кусочков. Поддерживать в таком волосе циркуляцию чжэньци, достаточную, для сокрушения меча Старшего Се… Как можно так ужасающе хорошо контролировать чжэньци?

Убедившись в своём утверждении, Цзянь Циньшэн успокоил своего ученика с улыбкой.

— На самом деле, тебе не стоит так разочаровываться. Твой меч был сокрушён не волосом, который твой противник держал в руках.

Эти слова вызвали на лице Старшего Се непонимание. Другие ученики также не понимали, о чём идёт речь.

Разбитие меча началось после того, как в него ударил волос. Что, если не этот волос вызвало уничтожение прочного предмета, если не волос?

— Когда ты использовал Беспечальный Меч, из-за твоей фокусировки вся мощь техники сосредоточилась в кончике меча, которым ты надеялся поразить противника. Поэтому, его лезвие осталось совершенно беззащитным. Место, в которое ударил волос, было местом пересечения чжэньци, отчего оно неправильно побежало по мечу. Строго говоря, твоя собственная сила сокрушила меч. Твой противник просто нашёл идеальную позицию и время для удара! — объяснил Цзянь Циньшэн, опасавшийся, что его ученик может потерять уверенность в техниках меча после этого боя.

После этого мастер повернулся к Чжан Сюаню и спросил.

— Могу я узнать, всё ли правильно я сказал?

— Старейшина Цзянь, у вас острый взгляд! — кивнул Чжан Сюань.

Цзянь Циньшэн был прав. Сколько бы парень не вливал чжэньци в волос, который держал в руках, ему бы никогда не удалось сокрушить оружие повышенного ранга уровня Святого. Причина, по которой он смог достичь такого эффекта, заключалась и в силе самого Старшего Се.

Вливание чжэньци в меч через волос нарушило собственный поток собранного в мече чжэньци, что и привело к уничтожению клинка.

Отдача этого удара также превратила волос, который парень держал в руках в пыль. Если бы не чистота чжэньци Чжан Сюаня, волос давно бы развеялся по ветру.

— Увидеть недостатки техники противника и совершить идеальную контратаку, если я не ошибаюсь… — с нотками восторга во взгляде Цзянь Циньшэн уставился на Чжан Сюаня и спросил. — Твоё постижение мастерства меча достигло уровня Квинтэссенции Меча?

Только те, кто достиг уровня Квинтэссенции Меча обладает достаточным постижением искусства меча, идеально представляя движения ци меча и успешно контратаковать, что позволило парню выиграть у Старшего Се даже после того, как он воспользовался Беспечальным Мечом.

— Именно так! — ответил Чжан Сюань.

Всё это время парень скрывал свои настоящие навыки, и мог бы скрыть их, если бы ему не пришлось сражаться, но если бы после того, как Чжан Сюань воспользовался своей силой, Цзянь Циньшэн не смог бы этого увидеть, все годы, которые старейшина изучал мастерство меча, были бы потрачены им впустую.

— Достичь понимания Квинтэссенции Меча, несмотря на возраст в двадцать лет… Ты ведь из Клана Чжан? ؅ — услышав подтверждение от самого Чжан Сюаня, Цзян Циньшэн всё равно с трудом мог поверить в подобные навыки.

Каким глубоким должно быть постижение парнем мастерства меча, раз он смог забраться так далеко? Стоит заметить, что сам Цзянь Циньшэн считался в своё время несравненным гением, но достижение подобного уровня мастерства заняло у него долгие годы.

— Клан Чжан? Я не из Клана Чжан, — с обречённой улыбкой ответил Чжан Сюань.

Почему все постоянно заявляют, что он из Клана Чжан, услышав его имя?

Неужели из Чжанов только отпрыски Клана Чжан могут обладать талантом?

Будто все вокруг считают, что самые обычные мастера не могут достичь подобного уровня одним лишь своим усердием!

— Так ты не из Клана Чжан? — Цзянь Циньшэн удивился, а потом расхохотался. — Это же просто замечательно!

— Что… — увидев, как весел неожиданно стал Цзянь Циньшэн, Чжан Сюань не мог не потерять дар речи.

То, что старейшина так обрадовался, узнав, что он не из Клана Чжан, может указывать на то, что Цзянь Циньшэн затаил на Клан Чжан какую-то обиду?