Глава 1329. Подавленный Цзянь Циньшэн

«Тогда позвольте, я испробую настоящий Меч Рассекающий Моря!» — воодушевившись, глаза Чжан Сюаня засверкали, и он решительно охватил окружающее пространство.

Все его предыдущие действия были лишь произведением намерения Трех Мечей Линсюй, и на самом деле он не сильно при этом усердствовал. Но то, с какой легкостью Цзянь Циньшэн смог справиться с его первой атакой, заставило его вконец отбросить все сомнения.

Пилипала!

Пространство зала заполнил оглушительный треск, произведенный более чем от ста орудий святого промежуточного уровня, в то время, как они один за другим начали парить в воздухе.

«Вперед!» — искра озарения вспыхнула в глазах Чжан Сюаня , и он умело направил достаточно сложное искусство меча в сторону Цзянь Циньшэна.

Меч Рассекающий Моря был одиночным искусством меча, но в то же самое время он являлся массивной формацией, состоящее из 108 мечей. Каждый отдельный меч сам по себе способен исполнить собственное Искусство меча, а совместное исполнение искусства походило на однородную атакующую армию.

Бум!

Шквал мечей быстро превратился во внушительную волну, обрушившуюся на зал, и множественные, пересекающиеся между собой Ци мечей пронизали всю комнату.

«Э-это что … секретное искусство старого Маэстро Меча? Но ведь …» — Цзянь Циньшэн, чья бдительность немного ослабла после успешного отражения первой атаки, внезапно увидел перед собой строй мечей и чуть не упал в обморок.

Старый Маэстро Меча был довольно-таки известным мастером меча, поэтому Цзянь Циньшэн мог и раньше слышать о нём и о его тайном искусстве.

В то время, когда он путешествовал по миру, в поисках озарений для развития своего дальнейшего искусства во владении мечем, он провел много времени в Лагуне Мечей и тренировался там достаточно долго, но из-за противоречий в идеологии он, в конечном итоге, отказался от этой затеи.

До этого момента все его представление о наследии Старого Маэстро сводилось к одному — оно уже давно исчезло. И кто бы мог подумать, что он увидит все это от молодого парня перед собой? Более того, как могло показаться, сейчас это наследие выглядело резче, быстрее, и сильнее того, о чем он слышал по рассказам.

Но что самое интересное … старейшина предположил, что у его оппонента не будет подходящего оружия и передал ему меч святого промежуточного уровня, но не успел он моргнуть глазом, как тот внезапно обнажил всю эту охапку мечей.

Если у тебя такой арсенал, зачем же ты тогда принял мой меч святого промежуточного уровня?!

Лицо Цзянь Циньшэна бесконтрольно дернулось. И как раз таки в этот момент он был вынужден направить все свои силы на отражение, обрушившейся на него, атаки. Поэтому, он раскрыл обе свои руки и мастерски создал очередной барьер, образованный из Ци меча, однако на этот раз барьер был однозначно крепче.

Бум!

Как только он закончил мастерить «баррикады», атака из ста мечей организовалась прямо перед ним. С ошеломляющей силой они набросились на барьер. «Кача! Кача!» — и вот, оказавшись в плену четких эхо, барьер дал трещину, и начал разрушаться, словно разбитое зеркало.

«Как же эти Ци мечей смогли прознать про недостатки моего Искусства Меча Текучей Воды?» — Цзянь Циньшэн вздрогнул.

Искусство Меча Текучей Воды было крайне трудно одолеть из-за его способности распространять любую силу по всей площади поля боя, однако этот молодой парень все-таки смог разрушить его за считанные секунды. Это могло означать только то, что последний нашел прорехи в его Искусстве Меча Текучей Воды, из-за чего поддержание однородности барьера стало не возможным.

Нужно знать, что никто из клана Чжан, обладающий такой же силой, как этот старейшина, не смог проявить данного мастерства. Так, как же этот молодой паренек, стоящий перед ним ухитрился это сделать?

Шокированный, сложившейся ситуацией, Цзянь Циньшэн начал быстро восстанавливать защитное ограждение, но тут он сразу понял, что это все слишком поздно. Сотня мечей уже проскользнула сквозь щели его защитных редутов, и с сокрушительной силой, напоминающей шторм, стремительно неслись к нему, атакуя по всем направлениям.

Прежде чем он смог что-либо сделать, мечи уже яростно вонзились в него.

ПУ!

Отправленный в полет Цзянь Циньшэн, ощутил, как сладкое чувство легкости, обуяло его. Пэн! Его ударило о стену.

Хулала!

Формации, укрепляющие помещение, с треском скрипели под сокрушительным ударом, и, казалось, были готовы разрушиться в любой момент.

Ху-ху-ху!

Цзянь Циньшэн был вдавлен в стену, однако атака Чжан Сюаня все еще продолжалась. Более ста мечей последовательно наносили удары один за другим, чем-то напоминая беспощадные морские волны, где каждая последующая волна была мощнее и внушительней предыдущей.

Через мгновение тело Цзянь Циньшэна было окружено силуэтами бесчисленных мечей, и холодный блеск, отражаемый от них, сильно слепил глаза, не позволяя видеть происходящее впереди.

Бум!

И вот не в состоянии больше противостоять данному воздействию, Формация начала разрываться на части, «Джия!» — и, наконец, комната быстро рухнула под воздействием безграничной силы.

Каменные осколки разлетелись по всей комнате, скрываемые под дождем пыли.

Но даже после всего этого не было даже намека на прекращение атаки мечей. Тогда Цзянь Циньшэн предпринял попытку отступить, что бы восстановить свой защитный импульс, но мечи искусно находили прорехи в любой его защите, таким образом, все его внимание и сила были направлены только на отражение атак мечей.

Бум Бум Бум!

Отправленный в полет натиском шквала мечей, Цзянь Циньшэн, в конечном итоге, проломил стены семи-восьми комнат, прежде чем все, наконец, закончилось.

Ху!

Глубоко выдохнув, Чжан Сюань убрал ладонь. Его лицо в какой-то момент побледнело, а тело с головы до ног охватила ноющая боль. Он даже не мог найти в себе силы, что бы хотя бы пошевелить пальцами.

Когда парень ранее практиковал Меч Рассекающий Моря, используя Компендиум Техник Меча, он делал это через мысленные образы, чтобы отточить свою форму, и поэтому у не имел четкого представления о том, насколько же мощным эта техника все-таки будет. И только после реально применения его, Чжан Сюань смог понять, насколько пугающим на самом деле является это Искусство Меча. Интересно, что в самый разгар его атаки, он обнаружил, что полностью потерял контроль над Искусством Меча, вследствие чего, вся его чжэньци была выжата из его тела до последней капли, прежде чем исполнение Искусства Меча полностью прекратилось.

«Это достаточно страшно — вот так потерять контроль над своим телом. Лучше не использовать это Искусство меча, за исключением некоторых экстренных случаев …» — холодный пот просочился на лбу Чжан Сюаня, когда он испуганно схватился за грудь в районе сердца.

Это никоим образом не означало, что с Мечом Рассекающим Моря было что-то не так, однако это значило, что развитие Чжан Сюаня просто напросто было слишком низким, поэтому обладание полным контролем в искусстве меча для него было не возможным. Все это походило на то, как если ребенок будет размахивать молотком, однако из –за отсутствие соответствующей силы, ему будет трудно контролировать инструмент, особенно, если молоток будет как-то задействован.

В тот момент Чжан Сюань, как раз, был точно ребенок, размахивающий молотком. Как только искусство Меча Рассекающего Моря было активировано для исполнения, Чжан Сюань не мог остановить его, до тех пор, пока последняя капля его чжэньци полностью не исчерпалось из его тела.

С тех пор, как он прошел испытание Вознесения Святого и достиг до уровня Святого, парень никогда больше не истощал свой чжэньци. Но все же, Меч Рассекающий Моря и вправду был в состоянии выудить всю его энергию до последней частицы, из чего можно было понять то, насколько все-таки мощным является это Искусство Меча.

Но для совершенствующегося как-то чересчур опасно израсходовать всю свою чжэньци в самый кульминационный момент битвы. В конце концов, это означало бы, что он будет совсем бессилен относительно любого действия оппонента, направленного против него.

«С этим все понятно, а все ли в порядке с Цзянь Циньшэн?» — слишком уж поглощенный собой, Чжан Сюань забыл о довольно-таки тяжелом положении Цзянь Циньшэна. И как только парень увидел вокруг разбросанные на земле каменные обломки, он не мог не почувствовать себя немного встревоженным.

Хотя Цзянь Циньшэн и говорил, что не будет снижать свой уровень развития, как-никак, он все-таки подавил силу до сотой части своей первоначальной мощи. И тут по-другому не скажешь, что Цзянь Циньшэн мог просто напросто умереть от его Искусства Владения Мечом в своем ослабленном состоянии… и, в конце концов, это означало бы, что Чжан Сюань обычный убийца!

Ху!

К счастью, в этот момент из—под обломков внезапно поднялся силуэт. Это был живой Цзянь Циньшэн.

Вид у него явно был далек от имиджа эксперта. Его одежда была разорвана в клочья, а тело было покрыто пылью. Притом жалкое состояние, в котором он прибывал, было таким, словно им кто-то только что воспользовался.

«Старейшина Цзянь …» — губы Чжан Сюаня на мгновение дернулись, и он с тревогой в голосе произнес.

«Я . кхе, кхе!» — Цзянь Циньшэн неуклюже хихикнул, и в тот момент, когда он хотел вот-вот что-то сказать, глоток свежей крови вырвался из его рта. Путонг! И Цзянь Циньшэн навзничь рухнул головой прямо в кучу каменного мусора.

Можно сказать, что в этот самый момент старейшина был психологически подавлен. При обычных обстоятельствах, учитывая его силу, для молодого парня, который так беспощадно обошелся с ним, было невозможно совершить это, даже независимо от того, насколько мощным может быть его Искусство Меча.

Однако Цзянь Циньшэн ограничил свою силу до её сотой части, и его защита организованная умением владеть Мечом Текучей Воды была так быстро разрушена, что он едва успел среагировать. Честно говоря, ему очень повезло, что он сейчас жив.

Лежа в груде камней, Цзянь Циньшэн проглотил пилюлю, и прошло немало времени, прежде чем он смог обрести былую силу.

Поднявшись на ноги, старейшина огляделся по сторонам и глубоко вздохнул.

Ему было интересно узнать, насколько могущественным будет человек, который постиг две Квинтэссенции Меча, что бы в конечном итоге быть сведенным в такое вот жалкое состояние всего лишь одним только движением… Но к счастью, никто не видел этого, иначе он просто умер бы от смущения…

«Учитель, вы в порядке?»

«Мастер, что случилось?»

«Мы все здесь ваша защита! Не дайте преступнику уйти!»

Таким образом, последнее утешение Цзянь Циньшэна было полностью разрушено.

Обернувшись, он увидел своих дворецких, охранников, Шуй Цяньжоу, Старшего Се и других учеников, которые стояли неподалеку, и обеспокоенно смотрели на него.

«Что вы все здесь делаете?»

Если бы не достаточное самообладание Цзянь Циньшэна, он бы, наверное, потерял бы сознание, прямо на этом же самом месте.

Старейшина до последнего был благодарен за то, что никто не видел его состояния, но вдруг более сотни людей оказались за его спиной. Здесь были почти все члены резиденции!

«Учитель, Грандмастер Чжан сказал, что вы ранены, и он попросил нас поторопиться к вам и посмотреть. Старший Се был обеспокоен тем, что могло произойти что-то плохое, и поэтому он позвал всех нас последовать за ним…» — быстро объяснила Шуй Цяньжоу.

«…» — Цзянь Циньшэн схватился за грудь, нащупывая сердце, которое болело так сильно, что он едва мог дышать.

Одно дело, довести его до жалкого состояния, в котором он сейчас находится, другое же позвать сюда его учеников и слуг, чтобы они могли взглянуть на его страдания.…

Это было уже слишком!

«Не беспокойтесь, я совсем не ранен. Просто немного переусердствовал с использованием силы, когда практиковался в искусстве владения мечом …» — с покрасневшим лицом, Цзянь Циньшэн небрежно отмахнулся от этого вопроса взмахом руки.

«Не ранен?» — Старший Се, Шуй Цяньжоу и другие смотрели друг на друга довольно-таки противоречивыми взглядами.

Совершенно изодранная одежда и распухшее лицо… неужели занятия по практике владения мечем, могут довести кого-либо до такого состояния?

«Кхе-кхе! А где же Грандмастер Чжан?» — зная, все-таки, о чем думают его ученики, Цзянь Циньшэн дважды громко кашлянул и поспешил сменить тему.

В тот момент, когда он был повержен и летел сквозь стены, разрушая их, он до последнего видел молодого парня, так почему же сейчас его нигде не было видно?

«Грандмастер Чжан попросил меня передать вам свою благодарность за то, что вы позволили ему просмотреть вашу коллекцию книг. Это дало ему некоторое вдохновение относительно его искусства владения мечом, поэтому он попрощался, и решил вернуться в свою резиденцию, чтобы снова начать совершенствоваться …» — сказала Шуй Цяньжоу.

«Он вернулся в свою резиденцию, чтобы продолжить совершенствование?» — после этих слов Цзянь Циньшэн почувствовал себя еще более подавленным.

Устроив здесь разрушения и серьезно ранив Цзянь Циньшэна, этот парень, можно сказать, тайно скрылся с места преступления …

Вы сказали, благодарность? Ах, вот как вы выражаете свою благодарность?

Как раз в тот момент, когда Цзянь Циньшэн раздумывал над тем, стоит ли ему догонять этого паренька, что бы преподать ему урок, Шуй Цяньжоу внезапно подошла к нему, и протянул какую-то книгу: «Учитель. Перед отъездом Грандмастер Чжан поручил мне передать это лично вам…»

Глубоко нахмурившись, Цзянь Циньшэн взял книгу и небрежно открыл её. Одного только взгляда ему хватило, что бы его тело замерло, а лицо расплылось в недоумении.

«Э-это…» — тело Цзянь Циньшэна бесконтрольно затряслось.

Учитывая, что чернила в книге едва были высохшими, сразу стало понятно, что книга написана совсем недавно. В ней были подробно описаны самые различные ошибки, которые он делал, совершенствуясь, а также ошибки в его понимании искусства владения мечом.

Как раз таки эта большая горсть подчеркнутых в данной книге пунктов были давними вопросами, которые в течение многих лет оставляли его в недоумении…

Другими словами, до тех пор, пока он будет использовать замечания, написанные в книге, то определенно будет способен довести свою боевую доблесть до больших высот…

«Наша встреча была совсем короткой, и к тому же я почти не двигался… но он все-таки смог распознать обо мне так много?» — несмотря на то, что Цзянь Циньшэн крепко сжимал книгу в руках, ощущал себя он как во сне.

Помимо того, что он был Мастером Меча, но также был и учителем в святилище мудрецов. Ему не редко приходилось анализировать проблемы, с которыми сталкивались ученики в своем совершенствовании или Искусстве Меча, и затем предлагать им пути решения этих проблем. Естественно, его способность видения и различения проблем была достаточно внушительной, намного превосходя способности его коллег.

Тем не менее, старейшина до сих пор был совершенно беспомощен перед тревожившей его проблемой. А тут, молодой парень смог выявить и кратко описать все проблемы, с которыми ему приходилось сталкиваться, и важнее всего то, что он даже смог предоставить ему решения всех его проблем…

Что же это за чудовищное видение, которым обладает этот паренек?

«Неудивительно, что в столь юном возрасте он смог постичь два разных типа квинтэссенции меча. С точки зрения понимания искусства владения мечом, я даже в подметки ему не гожусь…»

В этот момент Цзянь Циньшэн наконец понял, почему этот парень смог так быстро заслужить признание намерения меча своего предка.

С самого начала, они были абсолютно на разных уровнях.

«Может быть, это и есть самая настоящая гениальность!» — глубокомысленно заметил Цзянь Циньшэн, закрывая книгу и пряча ее в своем хранилище. И тут в его голову внезапно пришла мысль, и его глаза загорелись: «Минуточку, а вот это уже интересно!»

«Учитывая глубокое понимание этого парня в искусстве владения мечом, если я проведу его в клан Чжан, то возможно, смогу отомстить за прошлые обиды!»