Глава 1375. Ло Жосинь Находится Под Домашним Арестом

— Святой восьмого дана! — Чжан Сюань прищурил глаза.

Преподать Ло Сюаньцин урок и в тоже время защитить Чжан Фэна — действительно изысканный ход. На счёт других двух старейшин он не был уверен, но тот, кто это начал, был точно не ниже восьмого дана. Обладая такой силой, он должен занимать лидирующее место на континенте грандмастеров. Тот мог бы основать свою секту и доминировать в регионе.

Пэн!

От напора собственной мощи лицо Ло Сюаньцина побледнело. Он отступил на несколько шагов, и с гневом поднял голову, чтобы посмотреть на троицу в небе.

— Старейшины, Чжан Фэн оскорбил мою младшую сестру. Пока я не преподам ему урок, мой гнев не утихнет! — проорал Ло Сюаньцин, безумно широко открыв глаза.

— Хватит! — прорычал старейшина, что отразил атаку, — Ло Сюаньцин, Гильдия Духовного Пробуждения или Святилище Мудрецов для тебя ничего не значат? Ты уничтожил нашу гильдию, но из-за младшей принцессы и клана Ло, мы позволим тебе уйти. Разве этого мало?! Или ты будешь счастлив только, когда сотрешь Гильдию Духовного Пробуждения с лица земли?

— Не имеют ничего против вас, — Ло Сюаньцин шагнул вперед и крепко сжал кулаки. — Но мне нужен Чжан Фэн. Я объяснюсь перед кланом Чжан и Святилищем Мудрецов после, а сейчас попрошу вас не вмешиваться!

Он просто не мог позволить ему уйти. Не после оскорбления младшей сестры.

— Нахал! Чжан Фэн — Зарождающийся Мудрец нашей гильдии. Идя против него, ты не уважаешь всю нашу гильдию! Убирайся сейчас же! Или мы всё тебе припомним! И не смотря, что ты из клана Ло. Это тебе не поможет! — высказался старейшина, метая молнии взглядом.

Разрушение Гильдии Духовного Пробуждения можно простить. Другое дело угрозы Зарождающемуся Мудрецу. Такое нельзя терпеть. Если они это позволят, то что станет с их честью?

— Вы мне угрожаете?! Знайте! Я, Ло Сюаньцин, не боюсь угроз! — Ло Сюаньцин взревел, его глаза налились злобой, а аура начала расти.

Похоже, он даже задействовал способность рода, так он хотел расплаты от Чжан Фэна.

— Да он псих! — дрожь пробежала по телу Чжан Фэна.

Будь это кто-то другой, он бы попытался решить дело миром. Даже старейшины выступили против него. Но Ло Сюаньцин не стал отступать и решил идти до конца, какими бы ни были последствия. Он был настоящим психом. И как только Ло Сюаньцин слетал с катушек, рациональности в его голове не оставалась места.

Видя, что битва может начаться в любой момент, Чжан Сюань положил ладонь на плечо Ло Сюаньцина и сказал:

— Брат Ло, давай, я с этим разберусь.

Все подумали, что сейчас берсерк, Ло Сюаньцин, превратит смельчака в труху, но, вопреки ожиданиям, его аура начала успокаиваться.

— Как…

Не в силах осознать происходящее, люди широко открыли рты.

По случившемуся был ясен характер Ло Сюаньцина. И все думали, что кроме младшей сестры, нет в мире никого, кто бы мог погасить его безумие. И тут, двадцатилетний парень простыми словами его успокоил. Кем он был, если разъяренный Ло Сюаньцин послушался его?

— Чжан Сюань… — не обращая внимания на потрясенную толпу, Ло Сюаньцин повернул голову к парню, стоявшего за ним.

Человеком, держащим его за плечо, был, конечно же, Чжан Сюань. Он не хотел останавливаться, но ладонь на плече была прижата к акупунктурной точке, которая отвечала за активацию силы рода, и подавляла его силу.

— Расслабься. Я расквитаюсь за младшую принцессу, — понимая, о чём думают противники, Чжан Сюань холодно посмотрел на них. — Старейшины! Не думаю, что мы сможем решить проблему мирным путём. Это их личное дело, и я прошу вас не вмешиваться.

— Мальчик, ты знаешь, с кем говоришь? — старейшина, говоривший последним, хмыкнул.

— Неважно кто ты! — ответил Чжан Сюань. — Говорю последний раз. Позвольте им решить вопрос, и я обещаю, что Чжан Фэн будет жить. Последствия иного… боюсь, вам не понравятся.

Вообще-то, он не любил создавать проблемы, но слова Чжан Фэна были действительно мерзкими. Позволить безнаказанно оклеветать свою девушку, притом публично, он не мог. И тут неважно как плохо это будет выглядеть со стороны.

Обычно он старался держаться от неприятностей подальше. Никогда не провоцировал других, даже в ситуации, когда это было оправдано. Смирение стало для него привычным. И всё же, поступая в этот раз иначе, он не чувствовал внутреннего сопротивления.

— Ну что ж, ты сам решил свою судьбу!

Старейшины дрожали от ярости. Они не ждали, что парнишка перед ними будет так высокомерен. Они входили в Святилище мудрецов уже несколько десятилетий и повидали много молодых мастеров и талантливых гениев. Но ещё ни один человек, только поступивший в академию, не говорил с ними в таком тоне.

Кем ты себя возомнил?

Следующим главой святилища?

Небесным Грандмастером?

Знай свое место!

— Мы проясним для тебя кое-что. Если хоть один волос упадёт с головы Чжан Фэна, то посчитаем это объявлением войны! Будь уверен. Ты пожалеешь о том, что родился., — злобно прорычал один из старейшин.

Если они позволят избить Чжан Фэна, то потеряют уважение своих студентов и сверстников. Авторитет, копившийся все эти годы, исчезнет за одну секунду!

— Хорошо. Раз вы не хотите отступать, то я не буду церемониться… Потусторонний Лазурный Дракон, сбрось их вниз!

— Рау!

Порыкивая, огромный зверь появился перед ними. Оглушительно заревев, дракон взмыл в небо.

— Ха?

Трое старейшин были напуганы до смерти. Они не ожидали, что против них так быстро и внезапно будет выпущен святой зверь. Старейшины даже не успели опомниться, как острые когти неслись в их сторону.

Бон!

Воздух перед ними взорвался, и появился чёрный разрыв. От него тянуло мощью.

Мощь, которую показал Ло Сюаньцин, была невероятной, но она была ничем по сравнению с силой лазурного дракона. Правда, и они были ниже уровнем.

— Что?

— Святой восьмого дана. Вершина…

Лица трех старейшин мгновенно побелели. Они поспешно атаковали своими самыми сильными приёмами, не смея играть в поддавки перед зверем такого калибра.

Суть восьмого дана лежит в понимания небесных и пространственных законов. Поэтому разница между стадиями развития этого уровня огромна. И как вишенка на торте, Потусторонний Лазурный Дракон один из самых сильных из святых зверей. Он даже владеет родословной драконов. Даже грандмастер схожего уровня не стал бы для зверя преградой, что уж говорить про них.

Молниеносно несколько потоков сил закрутились в воздухе и обрушились вниз. Одновременно с этим в воздухе появилось множество кукол и одна за одной начали взрываться. Для зверя это было простым шлепком. Благодаря превосходящей мощи и почти непробиваемой защите, зверь мог выдержать всё, что трое старейшин могли послать.

Буквально через десяток секунд головы старейшин вонзились в землю, и из их ртов потекла пена, а тела окоченели. Как бы сильны они не были, по сравнению со Зверем они ничто.

Пху!

Победив трех старейшин, Потусторонний Лазурный Дракон прыгнул на Чжан Фэна и прижал его лапой к земле.

Заложив руки за спину, Чжан Сюань посмотрел на Чжан Фэна и сказал:

— Я хочу, чтобы ты извинился.

Его голос был тих и мягок, но мощь и власть, таящаяся в нём, заставила толпу опуститься на колени.

— Я… — Чжан Фэн прокусил губу, и по его подбородку потекла кровь. — Всё, мною сказанное, — правда! Мне не за что извинятся. Маленькая принцесса из клана Ло уже призналась, что есть тот, кто ей нравится, и что помолвка будет отменена. Верхушка клана Ло и Чжан уже знают об этом. Если не веришь, то заставь Ло Сюаньцина спросить об этом клан.

— Ерунда! Если моей сестре кто-то нравится, то почему я не знаю об этом?! — сказал Ло Сюаньцин. На его голове проступили вены.

— Кхе-кхе-кхе. Брат Ло, не волнуйся так… — Чжан Сюань остудил ярость Ло Сюаньцина.

В отличие от Ло Сюаньцина, который не доверял Чжан Фэну, он понимал, что сказанное скорее всего правда. Учитывая, что Ло Жосинь согласилась быть его девушкой, она могла сказать кланам об отмене помолвки. Чжан Сюань хорошо знал свою девушку. Она была молчалива, возможно, даже, холодна, но в важных делах была решительна и упряма. Так же как и он, приняв решение, она не отступала и, столкнувшись с трудностями, шла вперёд, не оглядываясь. Даже если весь мир будет против неё, она будет идти вперёд без страха.

Вспомнив, что Чжан Фэн говорил, Чжан Сюань свёл брови и спросил:

— Ты говорил, что принцесса в клане Ло под домашним арестом. Что это значит?

Парень не мог допустить, чтобы Ло Жосинь пострадала из-за него. Как мужчина, он должен был сделать шаг вперед и взять на себя ответственность. Если Чжан Сюань не может защитить женщину, которую любит, какой смысл быть мужчиной? Зачем тогда становится сильным?

Находясь в объятьях зверя, Чжан Фэн понимал, что даже если его не убьют, то покалечить смогут. Молчание было не лучшей тактикой. Стиснув зубы, он поделился тем, что знал.

— Полмесяца назад старейшина нашего клана, как требуется, принёс подарок в честь обручения, но встречать его вышла маленькая принцесса. Она не приняла подарок. И сказала, что у неё уже есть возлюбленный, и что помолвки с кланом Чжан не будет. Поэтому не стоит больше этим заниматься.

— Её слова многих шокировали. Вскоре об этом узнала верхушка кланов Чжан и Ло, и клан Ло послал несколько старейшин успокоить принцессу и не выпускать за пределы клана.

— Что… — Чжан Сюань затрясся.

Жосинь была умна и понимала последствия своих слов, но даже так, она без колебаний высказала правду. Сколько же в ней мужества?! Она не побоялось двух самых сильных кланов на континенте, будучи, при этом, сама одной из них.

Чжан Сюань сжал губы и процедил:

— Где её держат?

— Не знаю. Мне не говорили, — с тревогой ответил Чжан Фэн.

— Ерунда! — Ло Сюаньцин не мог поверить. — Чушь собачья! Моя сестра не может влюбиться в кого-то! Нет в мире человека, который был бы её достоин!

— Кхе-кхе-кхе, — смотря на реакцию Ло Сюаньцина, Чжан Сюань не удержался и сказал. — Успокойся, брат Ло! Я знаю, что принцесса незаурядна, но обязательно найдётся тот, кто её достоин.

— Достоин? Её? — Ло Сюаньцин яростно посмотрел на Чжан Сюаня.

— И кто же? Ты? — фыркнул Ло Сюаньцин.