Глава 1389. Доведённый до бешенства Ху Цин

Разве для начала ему не нужно найти духовных камней и пилюль для восстановления жизненных сил?

Почему парень просит Старейшину Ляо, ни с того ни с сего, о прорыве к уровню Раскалывание Измерений?

В этом нет никакого смысла!

К тому же, попытка совершения прорыва заставит Старейшину Ляо встретиться с Испытанием Молнией. После долгих лет страдания от яда, его тело оказалось опустошено. Если он попытается совершить прорыв, скорее всего старейшина будет убит молнией.

Ты ведь не пытаешься толкнуть Старейшину Ляо в объятья смерти сразу после того, как вырвал его из врат ада?

Старейшина Ляо также лишился дара речи.

— Мне нужно, чтобы вы добились прорыва к уровню Раскалывание Измерений, чтобы я мог восстановиться. Причина, по которой вы смогли так быстро совершить прорыв в развитии, заключается в накопленной за несколько столетий энергии. Если я не ошибаюсь, сейчас её до сих пор достаточно для прорыва к уровню Раскалывание Измерений, правильно? — слабым голосом спросил Чжан Сюань.

Причина, по которой Старейшина Ляо совершил такой сильный прорыв одним скачком, заключалась не в невероятном таланте или чудесных способностях Чжан Сюаня, а в том, что он вложил в прошедшие века много усилий в развитие. Ранее развитие Старейшины Ляо тормозило отравление, но, как только это отравление было снято, энергия, накопленная за длительный период времени, вырвалась на волю, позволяя, мгновенно увеличить развитие.

Учитывая, сколько энергии было наполнено с годами, старейшина Ляо мог не останавливаться на уровне пре- Раскалывание Измерений. Накопленной энергии было бы более чем достаточно для прорыва, однако Старейшина Ляо подавил её своей волей из страха перед Испытанием Раскалывания Измерений.

— Но… — Старейшина Ляо сомневался.

— Не волнуйтесь, все получится, — уверенно сказал Чжан Сюань.

— Так и быть, — увидев решительность в глазах Чжан Сюаня, Старейшина Ляо стиснул зубы и снял ограничения на своё развитие.

Бум!

Как только внутренняя энергия вырвалась наружу, окружающий воздух наполнился чем-то зловещим. После этого, духовным зрением окружающие мастера увидели, как собираются тёмные тучи над их головами.

— Не стоит вызывать тут Испытание Раскалывания Измерений, формации этого места заставят молнии бить впустую. Давайте выйдем… — неожиданно глаза Чжан Сюаня округлились.

Помимо защитных формаций вокруг каждого дуэльного ринга в этом зале были изолирующие ауру формации, которые мешали энергии вырваться наружу. Поэтому, скорее всего, испытание молнией не найдёт цели и будет яростно бить по зданию, как это случилось с Испытанием Покинувшего Апертуру, которое проходил парень.

Впрочем, то, что остальные могли бы счесть трагедией, для парня было прямо противоположным явлением!

Штормовые тучи росли всё сильнее и сильнее, не в силах отыскать свою цель, что давало парню огромный источник энергии.

Просто думая о том, что это облако станет больше того, которое собралось над Ло Сюаньцином, Чжан Сюань задрожал и посмотрел на Старейшину Ляо с восторгом в глазах.

— Вы правы, мне нужно выйти… — кивнул Старейшина Ляо, но, до того, как он успел выйти, тело парня неожиданно вздрогнуло, будто он стал ещё слабее.

— Всё в порядке. Не нужно выходить. Пройдите испытание тут.

Старейшина Ляо непонимающе заморгал.

Всего мгновение назад ты говорил мне, что я не должен разрушать Зал Приличий, а сейчас просишь меня остаться?

Чжан Сюань повернулся и отдал приказ.

—Лазурный Потусторонний Дракон, выходи и напади на испытание молнией.

— Вы хотите, чтобы я напал… на испытание молнией? — Зверь чуть не рухнул на землю от таких слов.

Он прошёл через Испытание Раскалывания Измерений, и чуть не умер от одной из проклятых молний. Страх испытания молнией был так силён, что парализовал зверя, а ему было приказано напасть на испытание молнией…

Он ещё слишком молод и не готов умирать!

— Господин, могу я… не идти? —Зверь взглянул на парня огромными глазами, в которых читалась мольба и которые стали подобны глазам щенка. — Если вам кажется, что я недостаточно хорошо избил этого Бай Юя, я могу продолжить, пока вы не останетесь довольны. Просто… не заставляйте меня встречаться с испытанием молнией!

Губы Божественного Целителя Бай Юя задрожали, когда он услышал слова парня.

— А ну перестань нести чушь и выполняй приказ! — недовольно бросил Чжан Сюань.

— Хорошо… — тяжело вздохнув, Лазурный Потусторонний Дракон направился наружу с явным недовольством на лице.

Хун лун лун!

Спустя мгновение тучи стали ещё больше. Теперь они покрывали всю территорию Зала Приличий, область в несколько сотен му.

Чжан Сюань довольно кивнул и повернулся к Бай Юю.

— Врач Бай, мне нужно чтобы вы тоже напали на испытание молнией.

— Я тоже? — губы Божественного Целителя Бай Юя вздрогнули от этих слов.

— Я вас прошу. Не беспокойтесь, проблем не возникнет, — понимая, о чём может беспокоиться Бай Юй, Чжан Сюань заверил старейшину. — Я знаю, что делаю.

— Знаешь, что делаешь? — Бай Юй вздрогнул от этих слов.

Что значит, что ты знаешь, что делаешь?

Чтоб тебя!

Разве это не очевидная попытка убить Старейшину Ляо?

Заметив сомнения врача, Чжан Сюань сказал.

— Раз я могу вернуть его с порога смерти, надеюсь, вы верите в то, что я смогу провести его и помочь ему пройти испытание молнией.

— Хорошо, — после длительных размышлений Божественный Целитель Бай Юй уверенно взглянул на Чжан Сюаня и вспомнил чудеса, которые сотворил парень.

После этого он, стиснув зубы, бросился наружу.

— …

Заметив, что Чжан Сюань отправил Зверя и Бай Юя атаковать испытание молнией Старейшины Ляо, Старейшина Фэй, Фэн Цзыи и остальные потеряли дар речи.

Они никогда не видели такого грандиозного самоубийства.

Что вообще произошло с Чжан Сюанем?

В одной из комнат Зала Приличий несколько старейшин сидели овалом.

Старейшиной в зелёной робе, сидевшим с одной из сторон овала, был заведующий Залом Приличий старейшина, Ху Цин.

— Что же до этой ситуации, мы можем разрешить её так… — Старейшина Ху Цин обсуждал насущные дела с другими старейшинами, когда, неожиданно, его глаза распахнулись и он вскочил на ноги.

— Что происходит?

— Кто-то проходит испытание молнией?

— Кто может так бесцеремонно призывать сюда Испытание Раскалывания Измерений? Это к беде. Весь Зал Приличий может быть разрушен!

Ощутив концентрацию штормовых туч и услышав грохот грома в небе, старейшины также заметили, что что-то было не так.

Если подобные молнии обрушатся на Зал Приличий, всё это место превратится в обломки!

— Созовите старейшин. Мы защитим Зал Приличий! — взревел Ху Цин и бросился в небо.

Ху! Ху! Ху!

В мгновение ока за ним последовал десяток управляющих старейшин и, полетев по небу, они с удивлением наблюдали, как тучи чернеют и заряжаются всё сильнее.

Много лет они верой и правдой служили Залу Приличий, разве могут они позволить разрушить плоды своей работы?

Увидев масштабы опасности, Ху Цин взревел, отдавая скрипя зубами приказ.

— Старейшина Чжао, мне нужно, чтобы вы проверили, кто проходит испытание молнией.

Из всех мест, в которых мастер мог пройти испытание молнией, почему он выбрал именно это?

На самом деле, строения Зала Принципиальности направлены на помощь мастерам в борьбе с испытаниями молнией и подавлению внутренних демонов. Зачем было выбирать совершенно не подходящий для подобных испытаний Зал Приличий?

— Как прикажете! — Старейшина Чжао быстро кивнул.

Но ровно в тот момент, когда старейшина попытался попасть в главный зал, он увидел, как Лазурный Потусторонний Дракон на полной скорости, и с золотым блеском когтей бросился к штормовым тучам.

Кача! Кача!

От нападения зверя, никак не связанного с прохождением испытания, область штормовых туч серьёзно расширилась.

— Что он пытается сделать? Покончить с собой?

Старейшины были поражены, увидев с какой яростью атакует зверь.

Раз это не его испытание молнией, зачем он так отчаянно бросается в бой? У тебя что, счёт к человеку, который проходит испытание?

— Быстрее, остановите зверя! — мгновенно среагировал на Ху Цин.

Однако, прежде чем кто-либо успел двинуться, уважаемый в Святилище Мудрецов Божественный Целитель Бай Юй также вылетел из главного зала.

Взмахом руки он сосредоточил огромную мощь в своей ладони и с силой отправил её поток к тучам.

Кача! Кача! Кача!

Тучи растянулись в небе на тысячи му, накрыв собой весь Зал Приличий.

— Бай Юй, что ты задумал! — Ху Цин чуть не сошёл с ума увидев эту картину.