Глава 1770. Уникальное Сокровище

Ранее Глубина Души Чжан Сюаня уже достигла 29,99, и ему не хватало последнего толчка, чтобы подходить под требование для Древнего Мудреца.

Он планировал усердно культивировать под деревом Бодхи и все же, кто мог знать, что глубина его души подскочит до 30,0, пока он будет читать все эти книги?

30.1!

30.2!

30.3!

Глубина Души Чжан Сюаня подскочила до 31,9 и только тогда остановилась.

За очень короткий промежуток времени глубина его души поднялась на 2,0.

Бум!

Из-за увеличения Глубины Души Чжан Сюань почувствовал, как будто в его голове поднялась буря. Все его чувства вдруг стали невероятно чувствительными, и он почувствовал себя деревенщиной, который впервые в жизни въехал в оживленный город. Казалось, он видит ту сторону мира, о существовании которой даже не подозревал.

Техники культивирования и боевые техники, которые в прошлом он не мог понять, заполнили его разум и логически соединились. Ставившие его ранее в тупик загадки вдруг стали ничем не отличаться от детской игры.

Более того, он также начал смутно ощущать существование Эона Древних Мудрецов в окрестностях. Если бы он захотел, он мог бы даже поглотить его и использовать для закалки своего тела, повысить свой уровень существования.

С такой способностью его шансы на становление Древним Мудрецом существенно повысятся!

«Не зря говорят, что только те, кто достиг Глубины Души в 30,0, получат шанс стать Древними Мудрецами …», понимающе кивнул Чжан Сюань.

Ранее его родители рассказали ему о различных условиях, необходимых для прорыва и становления Древним Мудрецом и среди них они выделили Глубину Души. Судя по всему, так оно и было.

Если сравнить узкое место Древнего Мудреца с наглухо запертыми вратами, то прорыв глубины души до 30,0 был бы эквивалентен открытию щели в наглухо запертых вратах. Пока человек накапливает достаточно энергии, он может заставить ворота открыться и наслаждаться прекрасным пейзажем позади.

Другими словами, если он достигнет завершающей стадии сферы Вечности, то имея собранные капли крови Древнего Мудреца, он сможет сразу стать Древним Мудрецом!.

«При этом давление Древних Мудрецов больше не сможет меня побеспокоить! Кроме того, я смогу убедительно замаскироваться под Древнего Мудреца!» Улыбнувшись подумал Чжан Сюань.

Его разум стал намного яснее, и он почувствовал прилив сил. Все негативные эмоции будто кто-то начисто смыл.

— Продолжать!

Глубоко вздохнув, Чжан Сюань продолжил собирать книги по всей горе в Библиотеку Небесного Пути и преобразовывать их в свои знания.

Ему не потребовалось много времени, чтобы добраться до вершины горы.

На вершине горы не было ничего уникального, кроме каменного алтаря. Он подошел к нему и положил на нее ладонь.

Хон! Лон!

И снова его поглотила ослепительная вспышка света, и он тут же исчез.

К тому времени, когда он пришел в себя, гора книг уже исчезла. Вместо этого он обнаружил себя лежащим посреди плавающего посреди океана листа.

Среди качающихся океанских течений он сел и осмотрелся. Голубое небо, казалось, сливалось прямо с океанской водой, оставляя горизонт немного размытым. В каком бы направлении он ни смотрел, бескрайнему океану не было конца.

Это привело Чжан Сюаня в полное замешательство. Он понятия не имел, где находится, и не знал, куда ему следует направиться.

— Путь через гору книг через усердие, а плыть через океан для обучения преодоления трудностей, — пробормотал Чжан Сюань.

Вместо паники, его как будто накрыло прозрением. — Это, кажется, так называемый океан обучения…

Раньше перед ним возникла гора книг, и только когда кто-то что-то изучал, появлялись ступени на верх. Вероятно, те же принципы применимы и к океану обучения. Если он не научится, лист не сдвинется с места, и он никогда не доберется до берега.

Легкий океанский бриз дул через океан, издавая четкие звуки, напоминающие оркестровый ансамбль.

Поверхность воды покрылась рябью, как на красивой синей картине.

Под водой можно было увидеть бесчисленное множество рыб. Казалось, они имитировали какое-то построение.

Глядя на них, Чжан Сюань обнаружил, что его внимание медленно погружается в них.

Имея пару острых глаз, можно разглядывать мудрость предков. Наблюдая за необъятностью мира, и изучая свободные движения рыб, Чжан Сюань подумал, будто весь океан заключал в себе великое знание, которое сливалось воедино с тем, что он изучал ранее на горе книг.

С легким покачиванием листа сердце Чжан Сюаня постепенно начинало стучать всё тише и тише.

В его сознание вливались всевозможные знания, и, словно сухая губка, он жадно пожирал мудрость.

Некоторое время спустя тело Чжан Сюаня тряхнуло, и он встал.

Художник, Демонический Музыкант, Кузнец, Укротитель Зверей, Пробуждающий Духов, Врач, Мастер Формации… все полученные знания безукоризненно усваивались и теперь он не уступал ни одному эксперту 9 звёзд в каждой из этих профессий.

Сейчас, даже без каких-либо особых исключений, он легко сможет сдать все требования для рангов всех этих вспомогательных профессий, что сделает его настоящим Грандмастером 9 звёзд.

На самом деле, с точки зрения понимания в этих профессиях, он, возможно, даже достиг уровня Божественного Куна и намного превосходил гениев своих профессий.

Несмотря на огромный приток информации, его разум не был одурманен. Вместо этого, все становилось яснее и яснее, поскольку все, что он узнал, образовывало связи друг с другом, внося большую ясность в его сеть знаний.

Ху!

Чжан Сюань продолжал учиться многим другим занятиям, и как раз в тот момент, когда на него начало накатывать чувство всеведения, появилась еще одна вспышка света и его снова ослепило.

Когда он, наконец, снова смог видеть, то стоял уже у прохода. Он чувствовал себя так, словно отсутствовал по меньшей мере десять дней, но сознание подсказывало ему, что он отсутствовал всего минуту или две!

Несоответствие между проведенном временем его сознания и полученным опытом на мгновение ошеломило его, поскольку разумом он изо всех сил пытался понять эту аномалию.

Казалось, он только что проснулся от скоротечного сна.

Он обернулся, но увидел лишь неподвижно стоявших Ло Цици и двух Грандмастеров. Их тела сильно дрожали, словно они находились под огромным давлением. Даже при том, что их глаза были широко открыты, было очевидно, что их сознание находилось далеко за пределами Главного Зала Храма Конфуция.

«Где Жосинь?» Подумал Чжан Сюань.

Из шести людей, Чжао Я и Вэй Жуянь провалили испытание и были телепортированы. Ло Цици и оставшиеся два Грандмастера всё еще держались, но по какой-то причине Ло Жосинь нигде не было.

«Может быть … она провалила испытание и была телепортирована?»

Как раз в тот момент, когда Чжан Сюань все еще пытался осмыслить происходящее, в воздухе снова раздался голос Божественного Куна. — Ты прошел испытание. Пройди до конца, и увидишь перед собой Великий Кодекс Весны и Осени. Если ты сможешь слиться с ним, то получишь квалификацию получить моё наследие.

Услышав этот голос, Чжан Сюань на мгновение заколебался, прежде чем направиться к концу прохода. — Сперва я должен получить Великий Кодекс Весны и Осени, а потом решу, что делать дальше…

Закаленный горой книг и океаном знаний, его Глубина Души уже достигла уровня, как у Древних Мудрецов. Давление прохода больше не могло его смутить.

Довольно скоро он добрался до конца.

Подобно входам в Главный и Вспомогательный Залы, здесь была невидимая печать, которая не позволяла посторонним культиваторам проникать внутрь.

Взмахнув запястьем, Чжан Сюань достал Амулет Прайма и приложил его к печати. Печать медленно осыпалась, и он быстро пробрался внутрь.

Показался величественный зал, в самом центре которого стояла мраморная подставка с книгой. От него исходило сияющее сияние.

На обложке книги было два массивных иероглифа, написанных древним шрифтом — Весна Осень. Время будто бы текло вокруг книги, вызывая у него ощущения, будто книга была артефактом, который существовал в прошлом или будущем. Этот артефакт словно существовал в расщелине времени.

— Значит это и есть Великий Кодекс Весны и Осени! — Глаза Чжан Сюаня загорелись, и он сжал кулаки.

Он уже собирался подойти к книге, когда в поле его зрения внезапно появился человеческий силуэт. Чья-то рука потянулась к книге на мраморной подставке и подняла ее.

Приглядевшись к человеческому силуэту, Чжан Сюань замер. — Жосинь…