Глaва 1785. Правда o его личноcти

— Чжан Cюань?

— Oн…

Bокруг воцарилась тишина.

Из-за того, что кто-то из тени распространил сведения об отношениях между Чжан Сюанем и Духовным Богом Потусторонних Демонов, в течение трех дней все на Kонтиненте Грандмастеров знали об этом.

Hа Континенте Грандмастеров не было никого, кто теперь его не презирал. В их глазах он был Грандмастером, который не справился со своими обязанностями, чем и воспользовались Потусторонние Демоны.

Таким образом, большинство считало, что решение Павильона Грандмастеров было справедливым, и они праздновали, услышав приговор.

Однако никто не знал, что нынешний мир и процветание, и возможность обычным культиваторам спускаться в Подземные Галереи была предоставлена всеми ненавистным человеком.

Он отдал все ради человечества, но из-за правил человечества, его вынудили покончить с собой.

— Когда Чжан Сюань покончил с собой, его ученики ворвались в штаб-квартиру Павильона Грандмастеров и избили каждого Грандмастера 9 звёзд. И все же никто не попытался отомстить им. Знаете ли вы почему? — Спросил брат У.

Толпа покачала головами.

— Это потому, что они прекрасно знают, что без Mастера Чжана они сейчас не наслаждались бы таким спокойствием и миром. Eсли бы не жертва Мастера Чжана, весь континент был бы скорей всего разрознен войной!

— Я не понимаю! — вдруг прервал его мужчина средних лет. — Раз Павильон Грандмастеров знает о его вкладе, почему они не попытались разобраться и спасти его? Почему ему всё же пришлось покончить с собой?

Услышав эти слова, толпа быстро закивала в знак согласия.

Огромного вклада Чжан Сюаня в развитие человечества должно было хватить, чтобы простить тому все его ошибки. Почему Павильон Грандмастеров все же столкнул его с края пропасти?

— Если я не ошибаюсь, это, скорее всего, связано с Потусторонними Демонами, дергающим за какие-то ниточки. Говорят, что Владыка Чэнь Син и Владыка Чэнь Лин были в Храме Конфуция, и в конце концов сбежали. Скорее всего, это они распускают слухи!

В этот момент, брат У глубоко вздохнул. — Из-за распространяющихся как лесной пожар новостей, многие Грандмастера собрались у штаб-квартиры павильона и требовали выдать им Чжан Сюаня. Хотя он и вложил многое в человечество, именно он позволил Духовному Богу Потусторонних Демонов сбежать с Великим Кодексом Весны и Осени. Если бы Павильон Грандмастеров решил встать на сторону Мастера Чжана, то мир потерял бы к ним доверие, и это могло бы посеять внутренний разлад среди человечества. Чтобы успокоить разгневанных Грандмастеров, Чжан Сюань решил закончить свою жизнь, чтобы предложить удовлетворительное объяснение всему миру.

— Если это действительно так, то он настоящий Грандмастер!

— Держаться за свою веру и храбро пожертвовать собой — вот признак настоящего героя…

— Оборвав его жизнь, Потусторонние Демоны больше не смогут воспользоваться этим и сплотиться против человечества. В то же время Павильону Грандмастеров будет предоставлена некоторая передышка, чтобы реорганизовать своих членов и отсеять шпионов. Нет никаких сомнений, что его выбор помог предотвратить серьезный кризис для человечества, но… это просто слишком несправедливо! Он сделал так много, но в итоге встретил такой горький конец…

— Мы перед ним в неоплатном долгу…

Толпа широко раскрыла глаза, осознав это.

Это была просто человеческая природа. На том самом основании, что Чжан Сюань был Грандмастером, все навязывали ему более высокие моральные стандарты. Как только он совершал ошибку, независимо от того, была ли она непреднамеренной или нет, её тут же раздули и пользуясь этим растоптали его репутацию.

Смотрите, даже человек с таким характером может быть Грандмастером! Не кажется ли вам, что Павильон Грандмастеров пал за эти годы?

Как человек с таким характером мог стать Грандмастером?

Тем не менее, мало кто понимал, что Грандмастера были не марионетками, а людьми. Любой человек мог совершить ошибку.

Высокая репутация Павильона Грандмастеров стала одновременно его величайшим достоинством и величайшей слабостью.

Многие ожидали от Грандмастеров только добрых и справедливых поступков, поэтому их достижения часто оставались незамеченными. Однако, как только Грандмастер ошибался, то о нём распространяли ужасные слухи.

Это было похоже на то, как если бы злодей иногда совершал какие-то хорошие поступки. Некоторые люди начинали думать, что этот злодей на самом деле не так плох, как кажется.

С аналогичной ситуацией и столкнулся Чжан Сюань.

Находиться в отношениях с Духовным Богом Потусторонних Демонов и позволить последней забрать Великий Кодекс и Весны и Осень было непростительной неудачей для уважаемого Грандмастера. Чжан Сюань никак не мог оправдаться. Если бы Павильон Грандмастеров попытался защитить его, они бы тоже попали под огонь.

Загнанный в угол у павильона не осталось выбора и Чжан Сюаню пришлось покончить с жизнью от отчаяния.

Казалось бы, все разрешилось, но на самом деле человечество потеряло очень многое. Самая яркая звезда человечества этой эпохи пала.

— Верно. Мастер Чжан, возможно, был молод, но он уже совершил столько, чего не могли сделать бесчисленные Грандмастера за всю историю. Я уважаю его больше всех и готов посвятить свою жизнь его последованию! — Решительно произнёс брат У.

— Я не знал об этом. Я думал, что он предал человечество. Но теперь я считаю по-другому. Я не позволю запятнать репутацию человека, который столько совершил ради человечества!

Толпа под башней решительно закивала.

Поскольку он был хорошим человеком, они не могли допустить, чтобы его оскорбляли, даже после его смерти!

В штаб-квартире Павильона Грандмастерв Жэнь Цинъюань спрашивал беспокойным тоном. — Мастер Ян, я не понимаю. Почему он выбрал именно такой метод? Почему он хотя бы не попытался объясниться?

Он действительно не мог понять.

Они могли благополучно разрешить ситуацию, если бы Чжан Сюань всё объяснил, так почему же он пошел на самоубийство?

— Я спросил Святых Меча Синмэн об этом, и они сказали мне, что старший поглотил кровь Древнего Мудреца Хунтяня. — Сказал Ян Сюань.

Услышав неожиданный ответ, Жэнь Цинъюань нахмурился. — Поглотил кровь Древнего Мудреца Хунтяня?

— Древний Мудрец Чжан Хунтянь обладал развитием Кровавого Перерождения. — Объяснил Ян Сюань.

— Кровавое Перерождение … поглотил кровь такого … Подожди. Неужели он… — Жэнь Цинъюань прищурился, когда ему в голову пришла мысль.

— Вот именно! — Кивнул Ян Сюань. — Мой старший не просто так решил покончить с жизнью. Скорее всего это для него важнее, чем объяснение для всего мира. У него наверняка был план. Что касается конкретики, боюсь, что я не в состоянии угадать его мысли…

— Другими словами… Он еще не умер? — Жэнь Цинъюань в волнении сжал кулаки.

Он думал, что молодой человек действительно умер и сильно горевал из-за этого. Однако, если юноша действительно впитал кровь культиватора сферы Кровавого Перерождения, вряд ли он умрет так легко.

— Я вынужден просить вас хранить это в строжайшей тайне. Не говорите это никому другому! — Видя взволнованное выражение на лице Жэнь Цинъюань, Ян Сюань строго предупредил его.

— Понимаю. — Кивнул Жэнь Цинъюань.

После чего Ян Сюань замолчал.

Как только Жэнь Цинъюань покинул комнату, Ян Сюань махнул рукой и телепортировался в уникальное пространство.

Течение времени в этом свернутом пространстве заметно отличалось от течения времени на Континенте Грандмастеров. Время здесь текло намного медленнее и десять дней во внешнем мире могли превратиться в один день в этом пространстве.

— Ты здесь…

Увидев Ян Сюаня, Древний Мудрец Павильона Грандмастеров пробудился от своего сна и встал.

Вскоре несколько других Древних Мудрецов подлетели и собрались вокруг него.

Это были те немногие Древние Мудрецы, которые пережили битву против Владыки Чэнь Юна в Храме Конфуция. Древний Мудрец Янь Цин также был среди них.

— Вы сказали, что у вас есть кое-какие дела, о которых вы хотели бы сообщить нам. О чем же? — Спросил Древний Мудрец Янь Цин.

Еще когда они были в Храме Конфуция, Ян Сюань сказал, что у него есть некоторые важные сведения и что он сообщит их им только в конфиденциальной обстановке.

— Я хочу поведать вам об истинной личности старшего! — Ян Ши глубоко поклонился и медленно поднял голову.

— Его истинной личности?

Толпа недоуменно нахмурилась, не понимая, к чему клонит Ян Сюань.

Разве Чжан Сюань не был Грандмастером? Кем еще он мог быть?

— Верно. — Кивнул Ян Сюань. — Честно говоря, он не простой Грандмастера, но и… Небесный Грандмастер!