Глава 1859. Птица в джунглях

Несмотря ни на что, Чжэн Ян был ее старшим. В прошлом он предложил свое сердце Су Фэйфэй, но был жестоко отвергнут. Если бы она с тех пор прожила свою жизнь правильно, ей бы нечего было сказать. Тем не менее, она вышла замуж за старого толстяка и жила с ним.

Конечно, Су Фэйфэй имела право выбирать, как ей жить, но Вэй Жуянь просто не могла не злиться на это.

И учитывая, что она была в бешенстве, как она могла позволить им продолжать жить счастливо?

Не ожидая, что Вэй Жуянь откажется уйти, Чжэн Ян внезапно ощутил дурное предчувствие. — Младшая, не вмешивайся. Они просто обычные люди…

— Не волнуйся, я не собираюсь заходить слишком далеко. — Не обращая внимания на протесты Чжэн Яна, Вэй Жуянь уселась за чайный столик и мило улыбнулась хозяину. — Принесите сюда чайник чая!

Как только ей принесли чайник с чаем, она стала неторопливо попивать его, будто бы просто бездельничала.

Зная, что он не сможет силой утащить её отсюда, Чжэн Ян схватился за лоб и сел прямо перед ней с беспомощным выражением на лице.

Су Фэйфэй посмотрела на мужчину средних лет рядом с собой и спросила: — Сян-гэ, мы действительно направляемся в королевский дворец?

— Я велел этому Шень Чжую принести мне несколько смертников, но он еще не сделал этого. Он, наверное, больше не хочет сидеть на своём императорском кресле! — Мужчина средних лет, к которому обращался Сян-Гэ, холодно хмыкнул, и злобный блеск мелькнул в его глазах.

— Осмелиться ослушаться Сян-гэ, этот Шэнь Чжуй наверняка наглый! Если мы не преподадим ему урок, он может продолжать творить, что захочет! — Су Фэйфэй прикрыла рот рукой и застенчиво усмехнулась, полностью демонстрируя свое презрение к императору Королевства Тяньсюань.

В глазах окружающих Шэнь Чжуй был уважаемым императором Королевства Тяньсюань, но для нее он ничего не значил.

— Именно! Он всего лишь император жалкого Безрангового Королевства, но он очень высокого мнения о себе. Если бы не моя благосклонность, он бы уже давно умер… — холодно усмехнулся Сян-гэ.

В середине его слов лицо внезапно дернулось, и силы внезапно покинули его ноги.

Путонг!

Он упал и опустился на колени.

Застигнутая врасплох, Су Фэйфэй в ужасе воскликнула: — Сян-гэ!

Она прекрасно знала, насколько он был сильным. С точки зрения силы, даже Шэнь Чжуй не мог сравниться с ним. Он был существом, которое намного превосходило уровень сферы Чжицзунь. И все же, чтобы он упал вот так… что-то должно было произойти!

— Нападение?

Не ожидая публичного унижения, Сян-гэ свирепо оглядел окрестности и стиснув зубы сплюнул.

— Ты был поражен моим Божественным Призрачным Соблазняющим Сердце Ядом. — Раздался в воздухе спокойный голос. — Если хочешь выжить, кто-то должен добровольно перелить тебе собственную кровь. В противном случае, за время сгорания ладана ты умрешь от чрезмерной потери крови из всех семи отверстий. Даже боги не спасут тебя!

Проследив за его голосом, Сян-гэ поспешно поднял голову и увидел грациозно сидящую перед чайным столиком с чашкой обжигающе горячего чая в руках молодую девушку.

— Кто ты такая? Мы не держим зла друг на друга, так почему ты хочешь убить меня?

Судя по тому, что она смогла отравить его издалека и сделать бессильным, а также по тому, что он оказался не в состоянии оценить глубину её силы, Сян-гэ понял, что он не был ей ровней. Поэтому он не осмеливался действовать опрометчиво.

— С чего ты взял, будто ты меня чем-то обидел? Я просто нахожу твой вид утомительным. — Вэй Жуянь неторопливо убрала прядь волос за уши и поставила чашку обратно на стол. С абсолютной беспечностью она заметила: — У тебя осталось не так уж много времени. Если конечно, ты хочешь жить.

— Я…

Сян-гэ быстро зациркулировал чжэньци по всему телу в надежде нейтрализовать яд, но обнаружил, что не может смыть его. Он пришел к выводу, что все было именно как и говорила девушка. Кто-то должен был перелить ему своей свежей крови.

С мертвенно-бледным выражением лица он повернулся к Су Фэйфэй и крикнул: — Фэйфэй, иди сюда!

— Я … — зная, о чем думает Сян-гэ, лицо Су Фэйфэй побледнело от ужаса, и она испуганно отступила.

Даже истинно любящие друг друга люди будут колебаться перед лицом жизни и смерти, не говоря уже об отношениях, построенных на взаимной выгоде.

Наблюдая, как Су Фэйфэй отступает, Сян-гэ угрожающе прищурился. — Ты смеешь ослушаться моего приказа?

— Я… — Су Фэйфэй задрожала от страха.

— Ты просто деревенская девка. Неужели ты действительно считаешь себя благородной? За всё в этом мире нужно платить! Поторопись и перелей мне свою кровь! Если я излечусь от этого яда, между нами останется всё как и прежде. Иначе я заберу твою жизнь прямо здесь, прямо сейчас! — Взревел Сян-Гэ и в его глазах вспыхнуло убийственное намерение.

Кто такие Су Фэйфэй и Су Маоцин? Все они были просто удобными инструментами в его распоряжении!

— Не надо!

Зная, что она, скорее всего, потеряет свою жизнь от переливания крови, Су Фэйфэй испуганно попятилась. Однако, едва сделав несколько шагов назад, она вдруг почувствовала, как мощная энергия захлестнула ее. В это мгновение она поняла, что если продолжит отступать, то Сян-гэ, без сомнения, заберет её жизнь.

Свет в ее глазах тут же исчез, сменившись печальной темнотой.

Она вспомнила юношу, который год назад признался ей. Но она презирала его за убогое происхождение и отвергла. Кто знал, что тот действительно найдет себе хорошего учителя и поднимется на вершину? Даже Шэнь Чжуй должен был почтить его как почетного гостя!

Она думала, что потеряла единственную в своей жизни возможность вырваться из нищеты, но кто мог ожидать, что она встретит Сян-гэ год назад?

Сян-Гэ относился к ней очень хорошо, даже построил ей это огромное поместье. Она думала, что он действительно влюблен в нее, но сейчас поняла, что была для него не более чем игрушкой.

Не обращая внимания на их споры, Вэй Жуянь повернулась и с улыбкой посмотрела на Чжэн Яна. — Ну что?

Для проверки чувств человека не существовало ничего более эффективного, чем испытание, от которого зависела жизнь… и ей стало очевидно, что оба лишь использовали друг друга!

— Как она хочет прожить свою жизнь — это ее собственный выбор. Я не имею права вмешиваться, — ответил Чжэн Ян, но его сердце будто кто-то разрезал на бесчисленные куски.

Эта девушка нравилась ему с самого раннего возраста, и долгое время самым большим его желанием было встретиться с ней. Он никогда не думал, что все так закончится.

— Я дам тебе возможность сыграть роль героя. Разве ты не хочешь, чтобы она пожалела о своем решении? — Продолжила подстрекать его Вэй Жуянь.

— В этом нет необходимости. Я уже удалил ее из своего сердца! — покачала головой Чжэн Ян.

Он понял, что всё бессмысленно, даже если он заставит ее пожалеть о своем решении. Они уже были людьми из двух разных миров и уже не могли быть вместе.

Кроме того, видя, что сейчас случилось с Су Фэйфэй, даже если они и встретятся, он знал, что никогда не узнает, любит ли она его по-настоящему или ей нужны лишь его деньги и власть. Ему не хотелось бы постоянно сомневаться в своем партнере.

Если это так, то зачем вообще беспокоиться?

— Не имеет значения, удалил ты свои чувства к ней или нет. Если ты сейчас ничего не сделаешь, она действительно умрет, — продолжая потягивать чай спокойно заметила Вэй Жуянь.

Чжэн Ян поспешно поднял голову и увидел, что глаза Сян-гэ полностью покраснели. Он поднял руку и тянул к себе Су Фэйфэя своей чжэньци. Используя свой палец как меч, он слегка рассек бледное запястье девушки и теплая кровь потекла наружу.

Переливание крови и передача родословной были двумя разными вещами. Через переливание крови можно было заменить свою собственную отравленную кровь. Процесс был не слишком сложным, и даже обычный Врач 2 звёзд мог бы провести такую операцию. Даже если Сян-гэ и был отравлен, его культивация не была подавлена. Действовуя осторожно, он мог сделать это и сам.

Видя, что Су Фэйфэй действительно потеряет свою жизнь с такой скоростью, Чжэн Ян немедленно встал и проревел: — Остановись!

В ответ Сян-гэ повернул голову и холодно посмотрел на Чжэн Яна.

В то же время, Су Фэйфэй услышала знакомый голос, и ее тело задрожало. Она быстро перевела взгляд на идущую к ней фигуру, и из ее глаз потекли слезы.

— Чжэн Ян… ты вернулся?

Она не могла не узнать этот голос. Он принадлежал молодому человеку, который год назад набрался смелости и признался ей, и которого она отвергла.