Глaва 1867. Вхoдя в баpьер

Xотя Чжан Cюань отказалcя от своего титула Небесного Грандмастера, выпустив ауру, которую он впитал во время пяти признаниях, огромный шум разразился на Kонтиненте Грандмастеров.

Pанее, когда Чжан Сюань получил подтверждение с небес, происходящие явления в основном ограничивались местными Павильонами Грандмастеров. Учитывая серьезность проблемы, штаб-квартира решила скрыть распространение новостей об этом, чтобы не вызывать много шума.

Oднако в тот момент почти каждое живое существо на континенте своими глазами наблюдало за высвобождением и рассеиванием небесной ауры.

Они действительно были бы быть дураками, если бы не поняли, что происходит.

Стать Небесным Грандмастером уже было нелегко, но кто мог подумать, что такой Грандмастер быстро пропадёт?

— Как и ожидалось от учителя…

Чжан Цзюсяо стоял и смотрел в небо с благоговейным выражением лица и никто не смог бы по его лицу понять, о чем он думал.

Узнав личность своего учителя, он без колебаний стал его учеником. Однако оказалось, что его учитель даже не заботился об этой личности и без малейшего колебания решил отбросить её.

Как и следовало ожидать от того, кто уже видел прошлое материального мира! Такие вещи, как слава и честь, не стоили для него даже золотой монеты!

В то время как весь мир пришел в неистовство из-за происходящего, Чжан Сюань все еще сидел перед барьером и насильно изгонял энергию из своего тела.

Если он не очистит свое тело от ауры Небесного Грандмастера, то не сможет стать Mировым Учителем!

Даже когда небеса давили так сильно, что казалось, будто его душа будет раздавлена на куски, Чжан Сюань сохранял безразличное выражение на лице. Невозможно было понять, что творилось у него в голове.

По правде говоря, он питал некоторые сомнения по поводу отказа от звания Небесного Грандмастера. В конце концов, он знал о значении этого титула. Но, когда он вошел в контакт с барьером и унаследовал философию Божественного Куна, он стал уверен, что тот тоже пошел по этому пути.

В противном случае, каким бы сильным и талантливым он ни был, он никогда не сможет продвинуться дальше уровня Древнего Мудреца. Для него было бы невозможно преодолеть барьер измерения и подняться в более высокое измерение!

Признание небес этого мира одновременно благословило его и прокляло. Оно служило для того, чтобы приковать человека к этому миру. Если он хочет освободиться от оков, то сначала должен отказаться от признания небес!

Треск!

По мере рассеивания ауры давление с небес усиливалось, как бы символизируя гнев небес на богохульный поступок. Зловещие тучи стремительно накатывали вместе с разрушительными молниями и пламенем.

— Вот оно, — поднимаясь на ноги пробормотал Чжан Сюань.

Однако он остался в подземном зале и никуда не выходил.

Он знал, что если уйдет, сила кары небес, несомненно, опустошит все Королевство Тяньсюань и уничтожит каждую душу в округе.

Пока он оставался в подземном зале, у кары небес не будет выбора, кроме как сконцентрировать своей гнев в этом районе. К счастью, поместье занимало большую площадь, так что вряд ли кто-то из посторонних мог оказаться втянутым в конфликт.

Хуала!

Катастрофическая молния быстро собралась в небе и образовала массивную саблю с разрушительным пламенем и потрескивающими молниями. Даже ткань пространства казалась слабой, как лист бумаги перед лицом мощной сабли, и возникало ощущение, что все будет уничтожено в ее лице.

Это было самое страшное испытание Древнего Мудреца – Испытание Оружием Молний. Кто бы мог подумать, что он снова столкнется с таким здесь?

Су!

Молниеносная сабля устремилась вниз, к подземному залу, и в мгновение ока появилась прямо над головой Чжан Сюаня.

ТЗ Ла!

Формации вокруг поместья и подземного зала были тут же разрезаны на две части, как будто они были просто рваными кусками ткани.

— Хех. Я так долго тебя ждал! — Глубоко вздохнув, Чжан Сюань ударил кулаком в саблю.

Во время прошлого столкновения с Испытанием Оружия Молний он был слишком слаб, чтобы противостоять его мощи. Однако он уже не был таким беспомощным, как раньше. Даже не используя Божественное Копья из Драконьей Кости, он теперь мог собственными усилиями победить Древнего Мудреца 3 дана!

Бум!

Когда кулак и молниеносная сабля столкнулись, Чжан Сюань был отброшен на несколько шагов назад. Это мгновенное столкновение оставило на его кулаке следы слегка обуглившейся плоти и кипящей крови.

Оказалось, что несмотря на огромное увеличение его культивации, его сила все еще не сравнялась с Испытанием Оружия Молний.

В последний раз, когда он прошел через это, ему нужно было вызвать испытание молний и даже усилить его, вызвав сотни испытаний культивации, прежде чем оно могло справиться с Испытанием Оружия Молний. Однако в королевском городе Тяньсюань он никак не мог сделать то, что делал раньше. Тем не менее, это не означало, что он собирался сдаться без боя.

Чжан Сюань перелетел на другую сторону барьера, прежде чем снова повернуться лицом к массивной сабле.

Доведя свой чжэньци до максимума, он ударил в направлении массивной сабли.

И снова столкновение закончилось поражением Чжан Сюаня. Его тело было отброшено саблей и энергетический барьер позади Чжан Сюаня покрылся трещинами

С другой стороны, массивная сабля продолжала опускаться с огромной силой, нанося удары прямо по барьеру.

Вэн!

Раздалось легкое жужжание, и массивная сабля обрушила свое черное пламя на барьер, вызвав на нем коррозию. Однако черное пламя пылало лишь мгновение, поскольку его тут же погасила могущественная энергия из барьера.

«Работает!» Загорелись глаза Чжан Сюаня.

Одна из причин, по которой он решил культивировать и вызывать здесь испытание культивации, заключалась в том, что он хотел использовать его силу, чтобы справиться с барьером.

Учитывая, что барьер смог выдержать и его собственную и силу Злодея, они никак не могли пробить барьер. Кроме того, даже несмотря на то, что барьер был оставлен Божественным Куном, Чжан Сюань понял, что тот не откроется из-за его достижений, как Небесного Грандмастера.

А раз ситуация повернулась таким образом, у него не было выбора, кроме как использовать внешние силы для пробития барьера!

Разжав кулак в ладонь, он еще раз ударил по массивной сабле.

Треск!

Массивная сабля отвечала свирепыми ударами снова и снова, но большая часть её энергии, была остановлена барьером прямо позади него. Под безжалостными ударами сабли на поверхности барьера стали появляться трещины.

Однако из-за многочисленных столкновений с саблей Чжан Сюань сам получил значительные повреждения. Как и в прошлый раз, когда он столкнулся с Испытанием Оружия Молний он уже был на грани краха.

— Картина Четырёх Сезонов!

С мыслью, Чжан Сюань принял облик Владыки Чэнь Лина с помощью амулета маскировки и достал Картину Четырёх Сезонов, чтобы высвободить накопленную в ней энергию.

Он украл эту энергию у божества, которого призвал Владыка Чэнь Лин, и оно эффективно исцеляла его раны.

Прошло несколько мгновений и Чжан Сюань полностью оправился от своих ран. Полностью восстановившись, он обратил свой взор на массивную саблю и продолжил свои атаки.

Бум! Бум! Бум!

Массивная сабля продолжала наносить удары по барьеру и трещины на его поверхности становились все больше и больше.

К этому моменту Испытание Оружия Молнии уже израсходовало большую часть своей энергии.

«Кажется я действительно смогу справиться с ним…», вздохнул с облегчением Чжан Сюань.

Риск оправдался. Даже несмотря на то, что он еще не был Мировым Учителем, казалось, что он сможет освободиться от своего положения Небесного Грандмастера и поднять развитие.

В то же время он, вероятно, сможет разрушить все, что осталось от барьера. Он понятия не имел, что лежит по ту сторону, но, учитывая окружающую его тайну, у него возникло ощущение, что Сотни Школ Философов могут иметь к этому какое-то отношение.

Даже если Сотни Школ Философов не были вовлечены, это должно было иметь какое-то отношение к Божественному Куну. Пока он будет идти по его следам, он в конце концов сможет подняться в более высокое измерение.

Треск!

Когда Испытание Оружия Молний ударило еще два раза, трещины на барьере расширились настолько, что теперь через них мог пройти человек. В то же время зловещие облака на небе начали рассеиваться.

Прошло еще несколько вздохов и испытание достигло предела и легким прикосновением пальца, Чжан Сюан рассеял его на бесчисленные нити энергии.

— Заходим.

Наконец, преодолев испытание, Чжан Сюань поманил остальных и первым нырнул в дыру барьера.

Чжэн Ян и Вэй Жуянь кивнули и быстро послали сообщение Чжао Я, прежде чем последовать за своим учителем на другую сторону барьера.