Глaва 1875. Янь Исяo

Фан Сяофэн думал, что Фан Сяосюй поможет ему и если того потребуется, то вмешается и спасёт. Тем не менее, вопреки его ожиданиям, Фан Сяосюй на самом деле заявил, что не будет вмешиваться в бой, и он даже отпустит иx троих, если они смогут победить его.

Kак он мог победить их троих в настоящем бою?

Было бы уже хорошо, если они не изобьют его до смерти!

Он думал, что Фан Сяосюй пришел, чтобы спасти его, но тот лишь вырыл для него еще более глубокую яму.

Увидев выражение «это конец» на лице Фан Сяофэна, Чжан Сюань не смог сдержать смешок. — Прекрати колебаться и делай, как я говорю. Следуя моим инструкциям, ты сможешь победить.

Было бы чудом, если бы Фан Сяофэна проиграл эту битву, прислушиваясь к его инструкциям.

— Ладно…— видя, что Фан Сяосюй не шутил, Фан Сяофэн внутренне бесчисленное количество раз уже обругал его. Глубоко вздохнув, он поднялся на ноги.

Самое худшее – его могли устранить. Ему просто нужно будет обязательно рассказать обо всем главе клана по возвращению.

С другой стороны, группа из трех человек осознала несоответствие между их силой и силой Чжан Сюаня, и они знали, что от него им никак не сбежать. Таким образом, они обменялись взглядами и повернувшись холодно уставились на Фан Сяофэна.

Xу!

Bсе трое одновременно сдвинулись.

Шесть рук быстро замелькали в воздухе. В каждой из рук содержалась исключительная мощь стихии молнии и каждая их атака перекрывала возможные пути побега Фан Сяофэну.

«Hеужели это конец?» Фан Сяофэн почувствовал, как в его в жилах стынет кровь.

Pаньше он думал, что самое худшее, он получит тяжелые травмы, но теперь он надеялся, что сумеет выжить.

Как раз в тот момент, когда он уже готов был решиться на смерть, в его ушах вдруг раздался голос:

— Слушай меня. Используйте Третью Форму Техники Движения Легкого Шага вместе с Пятой Ступенью Ладони Просветления и Второй Формой Кулака Семи Aпертур.

Фан Сяофэн сразу же узнал голос Фан Сяосюй. Хотя он понятия не имел, почему тот хотел, чтобы он выполнил эти движения, он знал, что сейчас у него не было другого выбора. Стиснув зубы, он подумал: «Я поставлю свою жизнь против них!»

Чтобы выжить в суровых испытаниях клана Фан и продвинуться так далеко, он стал очень упорным. Поэтому ему потребовалось лишь мгновение для того, чтобы успокоиться и сосредоточиться. Он быстро прошелся по трем боевым техникам в своем сознании, и его тело плавно двинулось, чтобы выполнить их, как текущая вода.

Ху!

С помощью Третьей Формы Техники Движения Легкого Шага он оказался в слепом пятне троицы, и, выполнив Пятую Ступень Ладони Просветления левой ладонью и ударив правым кулаком Второй Формы Кулака Семи Апертур, он ударил в грудь двух юношей.

Пэн! Пэн!

Нефритовые жетоны на их груди разлетелись вдребезги, и с недоверчивым выражением оба были поглощены вспышкой света и исчезли.

— Это… — Фан Сяофэн был ошеломлен тем, что он только что сделал.

Он опустил глаза и в замешательстве уставился на свои руки, словно смотрел на чудовище.

Выполнив указние Фан Сяосюй, он фактически выбрался из окружения одним движением, и ему даже удалось так легко устранить двух из них…

Когда это он успел стать таким грозным?

— Ты…

Увидев, что двое его товарищей исчезли в одно мгновение, лидер троицы попятился с испуганным выражением на лице.

Будь то с точки зрения резкости движений, понимания времени или скорости его реакции, предыдущий маневр Фан Сяофэна был настолько изобретательным, что он почти выглядел как художественная форма. В противном случае тот никак не смог бы устранить двух его товарищей за такой короткий промежуток времени.

Всего десять вздохов назад Фан Сяофэн был в их руках, но в мгновение ока все повернулось против них. Неужели все это из-за того, что он следовал указаниям того парня?

Юноша не мог не обернуться и не посмотреть на молодого человека, сидящего на валуне неподалеку. Внезапно на него обрушился шок.

Даже случайный указатель от него смог вызвать такое резкое улучшение в Фан Сяофэне. Насколько же чертовски могущественным он был?

— Убери и его, — приказал Чжан Сюань.

Если раньше Фан Сяофэн все еще сомневался, то сейчас в глубине его сердца не осталось ничего, кроме восхищения. Он тут же бросился вперед и протянул ладонь.

Вот так они и начали обмениваться ударами друг с другом.

На этот раз, Чжан Сюань не давал прямые указания на Фан Сяофэну. Вместо этого он подробно рассказывал о технике противника, предоставив тому свободу выбора и какие ходы ему следует использовать для контратаки.

Поначалу движения Фан Сяофэна были дерганными, поскольку его мысли изо всех сил пытались идти в ногу с потоком битвы. Однако к двадцатому удару он уже привык к темпу и вскоре смог минимальными усилиями отбивать атаки противника.

Юноша, ранее загнавший его в угол, больше не был ему ровней.

Пэн пэн пэн!

Mощным ударом пальца Фан Сяофэн разбил нефритовый жетон на груди противника.

Он увидел негодующее выражение, прежде чем силуэт последнего был полностью окутан яркой вспышкой света и исчез из поля зрения.

—Сяосюй…

Фан Сяофэн с трудом мог поверить, что ему действительно удалось победить. Он повернулся и с благоговением посмотрел на Фан Сяосюй.

Неудивительно, что тот велел им ждать его. Кто бы мог подумать, что за несколько дней он станет таким могущественным?

Как раз в тот момент, когда Фан Сяофэн собирался выразить свою благодарность Чжан Сюаню, тот внезапно повернулся и посмотрел в сторону горного потока и неторопливо махнул рукой. — Разве вы не насмотрелись? Не думаете, что пора выходить?

Хлопки!

Оглушительные аплодисменты эхом прокатились по площади и семь силуэтов появились из тени горного ручья.

Увидев это зрелище, сердце Фан Сяофэна пропустило удар. Он и в самом деле не понимал, что вокруг него прячется так много людей!

Более того, судя по всему, они уже находились в одной команде!

Внезапно до него дошло, почему Фан Сяосюй все это время неподвижно сидел. Вполне вероятно, что тот заметил их, поэтому и внимательно следил за ними на случай, если они сделают шаг.

— Фан Сяосюй, ты действительно очень сильно улучшились с тех пор. Благодаря тебе этот обычный парень сумел победить их троих с помощью пары указаний. Обладая такой силой и знаниями, ты можешь присоединиться к нашей команде! — сказал молодой человек в белом.

Он также был тем, кто аплодировал ранее.

— Он… потомок Древнего Мудреца Цзы Юаня, Ян Исяо! — Приглядевшись к внешности молодого человека в белом, Фан Сяофэн внезапно почувствовал, как будто кто-то крепко сжал его сердце. — Он самый сильный среди всех собравшихся на площади кандидатов. На этой горе нет никого, кто мог бы сравниться с ним.

Большинство кланов каждый год собирали сведения об испытуемых, бросающих вызов Великому Фронтистизму Конфуцианства, чтобы их молодое поколение имело более ясное представление о своих конкурентах.

Если среди двух тысяч испытуемых и был кто-то, кого все надеялись избежать, то это был не кто иной, как Янь Исяо!

Древний Мудрец Цзы Юань был самым старшим из семидесяти двух мудрецов Божественного Куна, и даже если Древний Мудрец Жань Цю и мог похвастаться величайшей боевой мощью, он не смел ослушиваться его.

И человек, стоящий перед ними, Янь Исяо, был потомком Древнего Мудреца Цзы Юаня! Благодаря его невероятным способностям, слава Янь Исяо достигла даже ушей старших поколений.

Это было действительно худшее из удачи для них, чтобы встретиться с ним здесь.

— Ты хочешь, чтобы я присоединился к вам? — Чжан Сюань, похоже, ничуть не удивился такому повороту событий. Он просто с пренебрежением посмотрел на Янь Исяо.

— Да. Все, кто стоит за мной – признанные и могущественные. И ты тоже привлек мое внимание. Присоединяйся ко мне и мы вместе исключим остальных испытуемых. — положив руки за спину, слегка усмехнулся Янь Исяо. В его голосе звучала властная нотка, не оставлявшая места для переговоров.

— Прости, но от мысли, что мне придётся сражаться вместе с тобой у меня мурашки бегут по спине, и я не собираюсь присоединяться к тебе, — резко отказался Чжан Сюань.

Он не ожидал, что тот будет настолько самовлюбленным, поэтому он решил мягко отвергнуть его предложение.

Услышав отказ Чжан Сюаня, один из молодых людей позади Янь Исяо, не выдержал и яростно заорал: — Это честь, что брат Янь пригласил тебя присоединиться к нам, но ты высокомерная скотина. Если мы захотим, то можем легко устранить тебя и лишить возможности культивировать!