Глaва 1882. Завеpшение иcпытания

Пен Пен Пен!

Сбив с ног и уничтожив более дюжины участников сразу, глаза Фан Сяосина покраснели от волнения.

Прошло меньше двуx часов с тех пор, как он начал учиться у Сяосюй, но он уже в одиночку устранил по меньшей мере триста испытуемых!

Он никогда не мечтал о такой скорости улучшения навыков! В течение долгого времени он думал о культивировании как о чрезвычайно медленном процессе, где постепенно накапливается сила, но сейчас эт концепцию нагло разрушил Фан Сяосюй.

Тем не менее, несмотря на его значительное улучшение, он все еще был далек от соответствия Фан Сяофэну. Тот к настоящему времени уничтожили по меньшей мере семьсот человек!

Что касается Сяосюй, то он шел вместе с ними, но не сделал ни единого движения. Однако, как только они совершали малейшую ошибку, тут же ощущали на себе пронзительный взгляд и слышали много холодной критики. Именно благодаря этому они смогли так быстро совершенствоваться за столь короткий промежуток времени.

— Вот это уже больше похоже на битву. Закалите себя еще немного и стабилизируйте свое развитие. Вы оба вскоре должны суметь прорваться…

Победив последнюю волну врагов, Чжан Сюань, наконец, кивнул.

Xотя эти двое были немного туповаты, благодаря своей непреклонной настойчивости ему все же удалось добиться значительного повышения их способностей.

Даже после этого отбора они оба все равно выиграют от повышения своего душевного состояния и боевой силы. Kонечно, как далеко они зайдут в будущем, это не его дело.

— Hа горе осталось всего сто человек. Настоящим объявляю, что экзамен преждевременно окончен!

Вместе с этим громким голосом толпа ощутила прилив энергии, обернувшийся вокруг них, и в следующий момент они были телепортированы на площадь перед горой.

Чжан Сюань огляделся и заметил, что на площади собралось ровно сто человек. Однако, кроме них троих, остальные выглядели побитыми.

Несмотря на то, что большинство этих людей выглядели обычными, тот факт, что они могли выжить до конца, означал, что они, вероятно, обладали экстраординарными средствами. Конечно, что еще важнее, им также посчастливилось не встретиться с этой троицей!

— Прежде всего, я хотел бы поздравить всех вас с тем, что вы официально завербованы в Великую Фронтистерию Конфуцианства! — Торжественно объявил Чжун Цин.

Пока он говорил, его взгляд незаметно упал на Чжан Сюаня, Фан Сяофэна и Фан Сяосина. При этого его щеки слегка задергались. Он почувствовал острое желание броситься к ним и избить, но в конце концов сдержался.

Тот факт, что его потомки были уничтожены ими, означал лишь то, что те были слабее. Он не хотел отказываться от своей гордости только ради их избиения.

Глубоко вздохнув, Чжун Цин продолжил: — После этого каждый из вас обменяет свой жетон на кольцо. Внутри кольца будет находится путь и метод, как добраться до Великой Фронтистерии Конфуцианства, техника развития для сферы Углублённого Восстановления и ресурсы культивирования. У каждого из вас будет по три дня. Только добравшись туда вы станете полноправными учениками.

— Я знаю, что это испытание не будет слишком трудным для вас, но позвольте мне дать вам несколько советов заранее. Чем раньше вы доберетесь, тем выше ваши шансы выбрать хорошего учителя. Eстественно, само собой разумеется, что это проложит путь для вашего будущего развития!

Подобно другим академиям, наставничество в Великой Фронтистерии Конфуцианства было взаимным отношением. Хотя студентам было разрешено выбирать своих учителей, учителям было разрешено выбирать своих учеников.

Учителя могли выбирать определённое количество учеников, поэтому те, кто придет раньше имели больше шансов выбрать себе лучшего учителя.

— Ладно! Передайте свои жетоны!

Вскоре после этих слов в воздух поднялось множество нефритовых жетонов и сотня колец хранения полетела в руки каждого из сотни прошедших отбор.

Чжан Сюань легко положил палец на кольцо и узнал, что же внутри лежало.

Как и было сказано, внутри находилось руководство с техникой культивирования сферы Углублённого Восстановления. Поскольку не существовало общей техники культивирования, которую все культиваторы могли практиковать для этой сферы, содержание техники указывало только общее направление. Тем не менее, с таким руководством в руках всё равно было проще прорваться.

Помимо руководства по технике культивирования внутри лежала и пилюля 9 ранга.

Пилюля оказывала очищающий тело эффект и чжэньци. Процесс имитировал эффекты от прорыва в сферу Углублённого Восстановления. В общем, она увеличивала шансы на прорыв примерно на десять процентов.

И последнее, но не менее важное — внутри лежал нефритовый жетон.

Чжан Сюань достал жетон и слегка прикоснулся к нему, но ничего не почувствовал.

Видя действия Чжан Сюаня, Фан Сяофэн быстро объяснил: — На него наложена формация. Если мы хотим увидеть, что находится внутри, мы должны сначала убрать её. Это одна из преград Великого Фронтистерии Конфуцианства!

— Еще одна преграда? A как с ней справятся те, кто совсем не знаком с формациями? — Спросил Чжан Сюань.

Среди толпы могли быть и те, кто не слишком хорошо разбирался в формациях, и навязывать им такой экзамен казалось довольно несправедливым.

— Формация не слишком сложна, поэтому даже мастера формаций не получат преимуществ. Трудность заключается главным образом в том, насколько она сложна. Для её расшифровки требуется лишь точный контроль чженьци. — Сказал Фан Сяофэн.

Услышав эти слова, Чжан Сюань слегка кивнул.

Культивация Фан Сяофэна и Фан Сяосина еще не продвинулась с тех пор, как они вошли в гору, но их боевое мастерство значительно возросло, позволяя им легко побеждать противников за противниками. Главная причина этого заключалась в том, что они научились эффективно контролировать и маневрировать своей силой.

Не делая ни малейшего бесполезного движения и нанося точные удары по любым возможностям. Их боевая сила неизбежно должна была так сильно продвинуться вперед.

Быстро просмотрев содержимое жетона, Чжан Сюань заметил на нем много выгравированных надписей. Увидев их он предположил, что чтобы расшифровать их требовалось точно контролировать свою чженьци.

Хотя такой подвиг мог бы стать вызовом для других испытуемых, для него это была прогулка в парке. Он слегка взмахнул рукой над нефритовым жетоном.

Хула!

Печать сразу раскрылась, и содержимое потекло в его разум.

Знание содержало точное местоположение Великой Фронтистерии Конфуцианства и способ, как туда попасть.

Как он и ожидал, Великая Фронтистерия Конфуцианства находилась не на открытой местности, а посреди пустыни, примерно в десяти тысячах ли его нынешнего местоположения. Чтобы добраться до места назначения, он должен был следовать по определенному пути, отмеченному в жетоне.

— Хорошо, можете начинать!

Увидев, что все начали вынимать жетоны из колец, Чжун Цин оглядел молодых людей и добавил: — В истории Великой Фронтистерии Конфуцианства установлен рекорд расшифровки печати – шесть часов. За последние сто лет к этому рекорду приблизился только, — потомок Божественного Куна, Кун Шияо. Его рекорд семь часов. После него следует потомок Древнего Mудреца Цзы Юаня, Янь Сюэ, его рекорд восемь часов. Остальным удавалось сделать это лишь в течении дня!

Хотя формация на нефритовом жетоне выглядела простой, это было гораздо более хлопотно, чем казалось. Без спокойного ума и четкого контроля чжэньци было бы почти невозможно осуществить это.

Даже величайшему гению Великой Фронтистерии Конфуцианства потребовалось в общей сложности семь часов для расшифровки печати!

— Поспешность и нетерпение никуда вас не приведут. Если вы не сможете выполнить эту задачу в течение трех дней, даже если вы и прошли отбор, вас не признают официальным учеником! — Предупредил Чжун Цин, прежде чем слегка махнуть рукой.

Хула!

Перед глазами у всех возник зеркальный барьер.

— Это уникальная Телепортационная Формация. Если вы расшифруете печать на знаке, вас втянет в неё. Затем вам просто потребуется следовать по пути, записанному на жетоне и попасть в Великую Фронтистерию Конфуцианства. Хорошо, приступайте! Мне интересно, какой рекорд установит ваша партия… — сказал Чжун Цин.

Но на полуфразе он увидел, как на зеркальном барьере появилась рябь.

Фигура медленно поднялась в воздух и нырнула прямо в барьер.

— Что? Он уже … расшифровал формацию?

На долгое мгновение все вокруг погрузилось в тишину.