Глава 580. Убей Себя!

Как все и думали, Демон, на самом деле, был готов впасть в ярость.

Даже если ты меня не боишься, зачем было меня до такого доводить?

Я вложил все свои силы. Хотя бы просто для того, чтобы признать мои усилия, ты обязан отреагировать!

Взгляни на то, как все на арене валяются на земле без сознания, и только ты стоишь, будто так и не очнувшись от сна… Разве ты не слишком неуважительно относишься к своему противнику?

— Я тебя убью…

Чем больше демон думал о поведении парня, тем злее он становился. Взревев ещё раз, Демон заскрипел зубами и из его рта пошла кровь. Его глаза покраснели, а леденящая кровь аура стала только сильнее.

— Это плохо! Демон активировал состояние Кровавого Берсерка!

— Состояние Кровавого Берсерка?

— Именно так. Вдобавок к силе своих тел и душ, Демоны также могут жертвовать своей кровью, чтобы временно увеличивать свою боевую силу. Я читал “Историю Войны Против Демонов” написанную Грандмастером Чжэн Сяо, и этой силой было убито немало грандмастеров.

— Что нам делать?

— Я и сам не знаю. Однако… Поскольку Старейшина Хун запечатал его кости Золотой Духовной Печатью, он должен быть неспособен к использованию силы!

Заметив, что огромный монстр впал в ярость, грандмастера, стоящие за пределами арены, начали беспокоиться.

Демон и в своём обычном состоянии уже достаточно страшен, насколько же он ужасен в состоянии берсерка?

Старейшина Хун крепко сжал оружие в руках. Если демон попытается сделать хоть что-то, старейшина сразит его без малейшего промедления.

Даже после кровавой ярости… он был уверен в способности Золотой Духовной Печати, останавливать движения Демона. Пока Демон не может преодолеть его печать, старейшина был уверен в своей силе. В конце концов, главная задача теста проверить храбрость участников. Поэтому ему нет нужды вступать раньше времени, поскольку жизням участников ничего не угрожает.

К тому же, ему стоило огромных усилий поймать Демона живым. Старейшина Хун надеялся, что в награду за поимку его пригласят в главный павильон. Если старейшине придётся убить демона, он не получит никакой награды.

Хун лун!

Пока все смотрели ничего не делая, Демон наконец активировал Кровавую Ярость и зарычал на Чжан Сюаня.

— Умри…

Громоподобная кровожадность и давление силы, исходящее от демона, достигло даже небес. Круглая арена треснула, не выдержав давления силы.

Все грандастера окружающие парня задрожали от неконтролируемого страха, не в силах даже двинуться.

И всё же… Чжан Сюань остался в дремоте, совершенно не замечая ярость, исходящую от демона.

— Ты…

Демон чуть не взорвался от ярости. После того, как он замер, изо рта демона ещё раз брызнула кровь. С силой оттолкнувшись от земли демон рванул на Чжан Сюаня.

Несмотря на то, что демон неспособен драться из-за Золотой Печати на его костях, он может двигаться. Демон оставался неподвижен только потому, что боялся, что Старейшина Хун его убьёт. Но теперь его больше не волновал этот страх.

— Я тебя убью…

Хулала!

Гигантский демон, приблизившись к Чжан Сюаню, меньше чем на пятьдесят метров, начал яростно реветь.

Даже с издали присутствие Демона заставляло всех дрожать от страха. Поэтому с его приближением всем начало вообще казаться, что они находятся в объятьях смерти, оставляя всех окружающих в ужасе и истерии.

И, всё же… Чжан Сюань остался неподвижен в своей дремоте.

— Чжан Сюань!

Старейшина Хун больше не мог на это смотреть.

Что ты творишь?

Как ты можешь дремать в таком состоянии, не слишком ли ты далеко заходишь?

— А?

Услышав, как кто-то крикнул его имя, Чжан Сюань пришёл в чувства.

Написанные в книге недостатки Демона оказались слишком объёмными и шокирующими. Несмотря на огромное количество знаний, которое Чжан Сюань получил из прочтённых им книг, содержимое этой книги его удивило, поэтому книга полностью поглотила его внимание.

Что же до рёва демона… Чжан Сюань думал, что тот просто пытается запугать остальных поэтому не обращал никакого внимания.

Стоило парню оторваться от книги, как он заметил морду демона прямо перед своим лицом. Испугавшись, он инстинктивно ударил демона.

Пах!

Останки арены издали подозрительный треск.

Все озадаченно посмотрели на произошедшее.

Демон также яростно уставился на парня.

Чтобы сломить душу этого парня, он даже воспользовался кровавой яростью и пытался запугать своей кровожадностью. Он даже подошёл, лишь бы преподать этому высокомерному выскочке урок… а тот не только не очнулся от дремоты из-за него, но и даже ударил!

— Жалкий человечишка, сдохни!

Разум Демона захлестнул гнев, так что он больше не беспокоился о наложенной на него Золотой Печати Души. Демон направил в парня удар.

Ху ху!

Поднялся пронизывающий ветер.

Из-за печати на костях Демон мог полагаться только на физическую силу своего тела. Но, несмотря на это, он был благословлён врождённой силой и после такого удара даже Выдающиеся Смертные Третьего дана не выживут.

— Зверь, ты смерти ищешь…

Заметив, что Демон действительно собрался ударить, Старейшина Хун удивился. Подняв меч, он собрался вступить в бой. Но прежде чем старейшина успел что-либо сделать, Чжан Сюань отпрыгнул в сторону, уклоняясь от атаки. Парень недовольно смотрел на Демона.

— Неслыханно! Это кого ты назвал жалким?

Махнув рукой, Чжан Сюань гордо выпрямился. Одежды грандмастера колыхнул ветер, отчего он казался несравненным мастером.

— Ты помесь Демона и Зверя Пыльной Раковины, твоя кровь грязна и энергия испорчена. К тому же техника, которую ты использовал, чтобы воздействовать на души других полна недостатков. Раз ты даже с обычным человеком, вроде меня справиться не можешь, какое право ты имеешь называть людей жалкими?

— Ты…

Не ожидая, что стоящий перед ним человек может узнать его происхождение, Демон замер. На какое-то мгновение он даже забыл о своей ярости.

— Что? Я разве в чём-то ошибся?

Сложив руки за спиной, Чжан Сюань неторопливо подошёл к Демону:

— Дело даже не в том, что твоя кровь испорчена, ты не получил никакого наследия Демонов с самого рождения. Чтобы становиться сильнее, ты изучал человеческий язык и практиковал человеческие техники. И, всё же, смеешь называть людей жалкими? Ты сам-то уверен в своих словах?

— Я… — Демон подозрительно отступил на шаг назад.

— Ч-что… происходит?

Заметив, что Чжан Сюань, ещё мгновение назад погруженный в дремоту, начал указывать Демону на его недостатки, толпа уставилась на парня как на призрака.

Сам Старейшина Хун был удивлён подобными изменениями… Разве это существо не чистокровный Демон?

Учитывая, что даже он сам, поймав этого Демона, не заметил, что тот нечистокровен, откуда об этом узнал Чжан Сюань? И откуда этот парень узнал, что этот демон помесь с Зверем Пыльной Раковины?

Гораздо важнее… Несмотря на то, что Старейшина Хун пятизвёздный грандмастер, даже ему самому неизвестно о наследии Демонов. А парень сразу всё понял… Неужели этому его научил сам Ян Сюань?

Неудивительно, что восьмизвёздный грандмастер, вроде Ян Сюаня знает секреты Демонов. Несмотря на то, что Старейшина Хун достиг пятизвёздного ранга, он ещё не продвинулся в высшие Павильоны Грандмастеров, и поэтому ему было известно немногое.

— Ты был рождён в деревне в Горах Ванюань Империи Хунфэн, а после был усыновлён и выращен людьми. До двенадцати лет ты ничем не отличался от человека кроме своей большой головы и даже не подозревал о своём уникальном наследии. Поссорившись из-за мелочи с кем-то из деревни, ты его убил. И когда родители, которые тебя вырастили, начали тебя расспрашивать, ты их убил и своей яростью пробудил в себе кровь Демона! — Чжан Сюань взглянул на Демона. — Разве я не прав?

— … — Демон задрожал от ужаса.

Он действительно был выращен людьми. В бедной деревушке, в которой жители вели простую жизнь. Именно поэтому на странности в ней обращали гораздо меньше внимания, чем в городе.

Несмотря на то, что демон с юности был крупнее остальных детей, родители обходились с ним с добротой. Как бы бедны они не были, но не позволяли ребёнку голодать.

Однажды, снег шёл пять дней подряд и еда в доме закончилась. Пренебрегая снежной бурей, его родители вышли на охоту, но вернулись ранеными с одним только кроликом в руках и парой диких овощей. Кролик был небольшим и этого было недостаточно на всю семью.

Чтобы ребёнок не голодал, ему отдали целого кролика, а родители поели только диких овощей.

Одного только этого было достаточно, чтобы проникнуться симпатией к его родителям.

— Несмотря на то, что они были твоими приёмными родителями, они заботились о тебе как о родном сыне. И как ты им отплатил? После пробуждения своей крови ты вырезал всю деревню, своих друзей, родителей и родных… ты растерзал их всех! — окинув демона острым презрительным взглядом, Чжан Сюань продолжил. — Ты не просто уничтожил целую деревню… позволь мне тебя спросить, сожалеешь ли ты хоть каплю о своих действиях?

Демон начал дрожать.

Несмотря на то, что он унаследовал природу Демонического Племени, демон вырос вместе с людьми и был обучен этикету и стыду. Эти воспоминания вызывали у демона боль в сердце и вызывали стыд.

— Сожаления? Я сожалею об этом, но что с того? Э-это они были теми людьми, которые меня оскорбляли! Они сказали, что я выгляжу не как человек, а как зверь. Поэтому я всех их убил! Что плохого в том, что я отомстил им за мои слова? — Демон взревел, обнажив зубы.

— Ты не считаешь, что был не прав? Пусть так. Убив своих приёмных родителей и уничтожив деревню, чтобы насытить свой живот, ты направился к ближайшему Городу Ян. Благодаря своему росту и сложению, ты были принят в богатую семью телохранителем. Твой наниматель тебя кормил, обеспечил жильём и даже передал технику развития. И как ты ему отплатил? — Чжан Сюань продолжил ледяным тоном. — Поддавшись похоти, ты изнасиловал и убил одну из служанок, а испугавшись, что твой наниматель тебе отомстит, узнав об этом, вырезал целый клан из семидесяти восьми людей. К сожалению, глава клана верил тебе, пока ты не приставил меч к его горлу! И касательно этого… я нисколько не ошибся, так ведь?

В книге было множество недостатков, относившихся к технике, которой демон пользовался, чтобы воздействовать на души окружающих и все они были вызваны сомнениями в разуме демона.

Из-за того, что сожаления этого существа постепенно подавляли его темперамент, оно не могло пользоваться своей полной силой.

Учитывая насколько бесстрашно на самом деле Демоническое Племя, Старейшине Хуну и другим грандмастерам не удалось бы поймать настолько взрослого демона.

— Я…

Демон задрожал в очередной раз.

— Когда Павильон Грандмастеров отправил за тобой людей, ты убил больше двадцати грандмастеров и даже после того, как был пойман Старейшиной Хуном, ты отказался от сожалений. И пытался сбежать и восстановиться, убивая других, поглощая их силу… Ублюдок вроде тебя не человек, не зверь и не демон не имеет права называть людей жалкими. Позволь мне спросить тебя снова, как ты посмел назвать людей жалкими?

Прежде чем демон успел что-либо сказать в ответ, Чжан Сюань его перебил.

В голосе парня слышалась властность, которая оказывала влияние на саму душу Демона.

— Несмотря на то, что ты считаешься Демоном, но не был признан своим племенем, живя в мире людей, ты убивал родных и друзей, так что среди людей ты тоже считаешься лишь презренным. Какое право ты имеешь на существование в этом мире? — Чжан Сюань махнул рукой. — Убей себя!

Демон вздрогнул, и его глаза наполнились пустотой:

— И правда, какое право у меня есть на существование в этом мире?

Пах!

Подняв руку, демон ударил себя по лбу. Его гигантское тело безжизненно опустилось на пол.