Глава 591. Сверхъестественное предсказание?

Я попросил тебя помочь мне победить Цинь Лэя в дуэли, так почему ты просишь меня вылить на него мясной бульон?

Брат, я же Грандмастер, а не бандит какой-нибудь! Сделать нечто столь бесстыдное…

К тому же, если я это сделаю, мой противник впадёт в ярость. Что мне это даст во время дуэли?

Цзюнь Жохуань думал, что Чжан Сюань предложит какое-нибудь невероятное и достойное решение, но даже в самых смелых своих мечтах не мог представить, что тот предложит нечто столь… сомнительное!

Если он сделает нечто подобное, его репутация тут же рухнет!

Не только молодой господин Жохуань чувствовал лёгкое головокружение, Глава Павильона Кан также раскрыл глаза от удивления.

Облить супом противника?

Что это за выходка?

Они оба повернулись к Чжао Фэйу в надежде, что она объяснит подобное поведение.

Учитывая, как девушка логично объясняла поведение Цинь Лэя ещё мгновение назад, она могла бы и про выливание супа что-нибудь знать!

Но с первого же взгляда на девушку грандмастера вздрогнули.

Глаза Чжао Фэйу так сильно округлились от удивления, что, казалось, будто они сейчас выпадут. Она была озадачена словами Чжан Сюаня не меньше, чем все остальные.

Несмотря на то, что ей недоставало уровня развития, девушка проявляла невероятную мудрость, которая помогает ей понимать многое… но что может значить это “облить противника супом”?

Мне… слишком сильно недостаёт логики, чтобы постичь этот способ!

Форматом дуэли, скорей всего, будет определение недостатков, и молодой господин Жохуань хотел бы победить… а ты хочешь, чтобы он опрокинул на своего противника чашу мясного бульона. Что-то с этим способом победы не так!

Как я могу понять, что кроется за подобным способом?

— Не хочешь? Ну, тогда я ничем не смогу тебе помочь…

Расстроено покачал головой Чжан Сюань.

Он предложил решение, если кто-то не хочет этому решению следовать, то с этим ничего не сделать.

Глава Секты Бай Кайчжи посмел поднять руку на Чжан Сюаня и остальных, но был наказан за это на том самом месте, и Чжан Сюань не собирался наказывать юных членов секты за его действия. Причина, по которой он помогает молодому господину Жохуаню, кроется только в их отношениях. Если тот отказывается от этой помощи, Чжан Сюань не собирается ничего навязывать.

Цзюнь Жохуань понимал, что его единственная надежда победить, это последовать указаниям Чжан Сюаня. Сжав кулаки, он спросил.

— Если я сделаю, как вы просите… можете ли это гарантировать мне победу?

— Гарантировать? Никто не может ничего гарантировать заранее. Если ты мне веришь, делай, как я скажу. Иначе, нам даже обсуждать нечего!

Чжан Сюань снова принялся за еду.

Если Чжао Фэйу рассудила всё точно и Цинь Лэй действительно своим выступлением хочет спровоцировать Чжан Сюаня, но парень уверен, что ему удастся привести Жохуаня к победе.

Иначе… его усилия будут тщетны.

— Это…

Молодой господин Жохуань погрузился в раздумья, но вскоре принял решение. Сжав зубы, он заявил:

— Хорошо, я всё сделаю!

Первая десятка участников получит шанс на обучение в Академии Грандмастеров Хунюань. Если молодой господин Жохуань ухватится за эту возможность, в будущем его ждут великие свершения. Если же он эту возможность упустит… Возможно, ему так никогда в его жизни и не удастся стать пятизвёздным грандмастером.

Если придётся пойти против Цинь Лэя… то ярость этого человека ничто в сравнении с возможностью обучения.

Мир похож на гонку к вершине пирамиды, чем дальше ты продвинешься, тем больше состязаний тебя ждёт. Если молодой господин Жохуань не возьмёт ход состязания в свои руки, он станет лишь придорожным камнем для Цинь Лэя.

В этом мире не существует справедливости. Если продолжать думать о благополучии других, никогда не достичь вершины.

— Кхем, кхем. Жохуань, тебе стоит подумать получше…

Услышав, что его ученик собрался окатить мясным бульоном Цинь Лэя, Глава Павильона Кан вздрогнул:

— Боюсь, что если ты сделаешь нечто подобное, Цинь Лэй изобьёт тебя до смерти… А наши отношения с Сектой Белого Гелиоса будут разрушены!

Губы Цзюнь Жохуаня вздрогнули.

И правда, если он сделает нечто подобное, противник может запросто превратить его в фарш.

— Разве ты будешь стоять смирно, когда он будет тебя бить? У тебя же есть ноги, просто беги! К тому же, наблюдать за вами будет множество грандмастеров, он не посмеет пересечь черту… И ещё тебе стоит быть увереннее в своей стойкости, ты так просто не умрёшь! — махнул рукой Чжан Сюань. — Как бы там ни было, я тоже там буду, так что тебе не о чём беспокоиться. Я гарантирую, что если ты отбежишь, он не станет тебя избивать!

— … — молодой господин Жохуань.

Не станет избивать? Хахаха…

— Ладно!

Понимая, что послушать Чжан Сюаня – это единственный способ победить молодой господин Жохуань отбросил сомнения. Сжав зубы, он взял тарелку мясного бульона и подошёл к Цинь Лэю.

Почему-то он выглядел будто солдат идущий на смерть.

Наблюдая за тем, как парень подходит к Цинь Лэю, Глава Павильона Кан и остальные не могли не дрожать.

Разумеется, все они верили в Чжан Сюаня… Но не слишком ли это!

— Грандмастер Чжан … всё правда будет в порядке?

Не могла не спросить Чжао Фэйу.

— Да как всё может быть в порядке? — схватив кусок мяса и отправив его в рот, ответил Чжан Сюань слегка приглушённым от пережёвывания голосом.

— Как может быть в порядке?

Озадаченно уставились на него остальные.

Если всё будет плохо, зачем он отправил Жохуаня? Неужели, тебе так хочется, увидеть его на позорном столбе?

Выражения лиц собравшихся дали, Чжан Сюаню понять, что никто не понимает его намерений. Поэтому Чжан Сюань начал объяснять.

— Твоя логика была правильна. Существует примерно 80/% -ый шанс того, что Цинь Лэй выберет в качестве состязания определение недостатков… Однако, существует ещё один из пяти случаев, в котором это будет ошибочно!

— Да!

Кивнула в ответ Чжао Фэйу.

Как бы ни были логичны её суждения, она не могла быть уверена, что Цинь Лэй не выберет нечто другое. Существовала возможность, что у него были какие-то другие мысли.

— Если бы я вылил на вас тарелку мясного бульона, что бы вы сделали? — спросил Чжан Сюань.

— Я бы… избила до полусмерти! — ответила Чжао Фэйу.

— Именно так и отреагирует Цинь Лэй. Однако, что, если рассмотреть это действие со стороны молодого господина Жохуаня, как призыв к дуэли. Будучи четырёхзвёздным грандмастером Цинь Лэй наверняка об этом задумается… И как, он по-твоему поступит?

— А это…

Все задумались.

Облить человека мясным бульоном это чистейшая провокация. Спровоцировав человека подобным образом перед состязанием, это всё равно, что вызвать его на физическую дуэль…

Сложно поверить, что молодой господин Жохуань не подготовил бы какой-нибудь туз в рукаве к прямой дуэли, раз он так поступает.

Несмотря на то, что Цинь Лэй уверен в своих силах, если молодой господин Жохуань поступит так, что это посеет в него зерно сомнения. Учитывая, что Цинь Лэй метит на место чемпиона, он предпочтёт другой тип состязаний, чтобы не попасть в расставленную ловушку. В то же самое время, это позволит ему поднять свою репутацию, поскольку он не станет наказывать противника физически.

— К тому же, если Цинь Лэй попытается ударить Жохуаня, после того, как тот обольёт его бульоном, мы сможем проанализировать его движения. Если так, то это позволит нам подготовиться к следующему состязанию! — добавил Чжан Сюань.

Если противник не воспользуется боевой техникой, Чжан Сюань не сможет увидеть его недостатки. А в честной дуэли Жохуаню Цинь Лэя не победить.

А вот если Цинь Лэй воспользуется боевой техникой в ярости, в Библиотеке Небесного Пути появится книга, и это позволит Чжан Сюаню, использовать его недостатки.

А вот изобьют Жохуаня или нет, парню было совершенно неважно.

Молодой господин Жохуань должен принять это, как цену за свою победу.

— Ясно…

Услышав подобные объяснения, остальные наконец поняли, что движет Чжан Сюанем и их глаза наполнились восхищением.

Они сочли, что анализ Чжао Фэйу был поразительным, но Чжан Сюань мыслил куда глубже.

За несколько секунд Чжан Сюань не только вычислил возможные ошибки Чжао Фэйу, но и придумал план, позволяющий обратить их в свою пользу… Невероятно!

Огромная удача, что этот человек оказался на одной стороне с Альянсом Мириад Королевств, потому что никто не хотел бы иметь такого среди противников.

— Смотрите, началось!

В это мгновение Су Фань указал на молодого господина Жохуаня.

Тот как раз дошёл до Цинь Лэя, и все повернулись, чтобы взглянуть, что будет дальше.

Цинь Лэй был занят принятием пищи. Заметив, что его противник подошёл к нему с тарелкой мясного бульона, он слегка замешкался.

— Грандмастер Цинь, приятно с вами познакомиться!

Произнес молодой господин Жохуань.

— М-мне тоже!

Нахмурился в ответ Цинь Лэй.

— Прежде чем начнётся состязание, я хотел бы с вами кое-что обсудить… — вежливо сказал молодой господин Жохуань.

— Кое-что обсудить? И что это? Если хотите признать поражение, то могли бы даже не подходить!

Цинь Лэй холодно усмехнулся. Но прежде чем он успел закончить, в него полетела чаша с дымящейся жидкостью и окатила его робу.

— Вот чёрт!

В это же мгновение Цинь Лэй вышел из себя, ярость взяла верх над его рациональностью.

Ему казалось, что этот человек хочет признать поражение, чтобы сохранить лицо и не выходить на арену. Цинь Лэй и представить себе не мог, что вместо этого, в него полетит дымящаяся чашка с мясным бульоном…

— Я тебя убью…

Яростно взревев, он тут же выпустил своё чжэньци, и всё вокруг поглотила аура мощи. Цинь Лэй направил ладонь в Жохуаня.

Ху!

Но молодой господин Жохуань был к этому готов. Он тут же отскочил в сторону и побежал.

— Простите Грандмастер Цинь. Я не специально, просто тарелка из рук выскользнула…

— …

Все присутствующие помрачнели.

А разве ты с чашкой не специально ради этого шёл, как можно сказать, что это не нарочно?

К тому же, ты был в двух или трёх метрах от него. Чтобы, выскользнув из рук, суп пролетел такое расстояние… да это неслыханно!

Услышав такое объяснение, Цинь Лэй впал в ярость. Когда он уже собирался ринуться и начать избивать Жохуаня, его неожиданно остановил старейшина.

— Старейшина Чжоу…

Остановившим был старейшина из его секты, так что Цинь Лэй тут же ему поклонился.

— Не попадайся на уловку конкурента… — телепатически сказал Старейшина Чжоу.

— На уловку конкурента? — удивился Цинь Лэй.

— Именно так. Этот человек подошёл, чтобы тебя спровоцировать. Если ударишь его, наверняка тебя исключат из участия в турнире! — сказал Старейшина Чжоу.

Поскольку Турнир Грандмастеров проходит раз в десятилетие, его правила чрезвычайно строги. Если участники подерутся вне своего состязания, существует вероятность, что их исключат.

— Но… — Цинь Лэй замер. Он понял логику этого поступка, но так и не смог подавить свой гнев.

Будучи гордым четырёхзвёздным грандмастером, когда его окатили бульоном, он не мог не разозлиться!

— Со смертью главы нашей секты наша Секта Белого Гелиоса испытывает самые серьёзные трудности со времени своего основания. Ты обязан занять место в первой десятке, иначе… наше поражение другим силам станет лишь вопросом времени! — мрачно сказал Старейшина Чжоу.

Он был на противостоянии с Чжан Сюанем и вид смерти главы секты был свеж в памяти старейшины.

Вступив в противостояние с восьмизвёздным грандмастером, Секта Белого Гелиоса поставила под угрозу сам факт своего существования. Единственной их надеждой укрепить свои позиции было попадание Цинь Лэя в первую десятку!

Если он поступит в Академию Грандмастеров Хунюань, другие силы не посмеют на них напасть.

— Поскольку этот парень тебя спровоцировал, у него должны быть припасены какие-то трюки. Или он уже сдался и хотел, чтобы ты выбыл из турнира нечестным путём! -Старейшина Чжоу продолжил. — Не попадайся на его уловки!

— Что же мне делать?

Цинь Лэй усмирил клокочущую ярость и заставил себя успокоиться.

— Нет нужны разбираться с ним прямо сейчас. Сначала нам нужно закрепиться в первой десятке. После турнира ты всегда можешь вызвать его на Противостояние Грандмастеров или даже на Битву Жизни-и-Смерти! — Старейшина Чжоу усмехнулся. — Он будет в твоих руках, и ты сможешь сделать с ним всё, что пожелаешь. Даже на части его разорвать, никто не станет тебя останавливать!

— Вот как… — Цинь Лэй на мгновение задумался, прежде чем скрипнуть зубами. — Что же, после турнира я вызову его на Битву Жизни-и-Смерти. Если я его не убью, не быть мне Цинь Лэем!

— Хммм? Он правда не стал меня преследовать?

Через мгновение молодой господин Жохуань обернулся и заметил, что никто его не преследует. В это момент он вспомнил слова Чжан Сюаня.

— Неужели это было… Сверхъестественное предсказание?